05.09.19 10:59:43
Чёрно-бело-разноцветный непарадный Суздаль. Прогулка с отступлениями 
Время отдыха: 24 августа 2019

Мне повезло с этим городом. Я начала туда ездить в сознательном возрасте, но уже так давно, что не помню даты первого приезда и каких-то особенных первых впечатлений. Было это на рубеже восьмидесятых и девяностых. Меня, молодую и беззаботную, Суздаль не поразил тогда ничем, но постепенно занял особенное место в душе.
А был он тогда довольно запущенным на наш сегодняшний взгляд. Сейчас мне странно слышать от приезжих претензии к его недостаточной ухоженности - при этом другие его же упрекают в "заточенности под туристов".
Я его помню совсем "деревенским", грех нам жаловаться сегодня. Вообще, по-моему, смысл существования города-музея - в консервации его подлинных черт старинной провинциальной России, а не в превращении в лубочную расписную картинку с упором на современную инфраструктуру. Мы ж русские! Не было у нас никогда сплошной замостки улиц и тротуаров, как в Западной Европе. Да ещё в провинции. В центре города куда ни шло, а по окраинам - летняя пыль (она же осенняя грязь), разбитые колеи да трава посреди дороги. Я ещё застала такой Суздаль. Да и сейчас многое осталось, не зря столько недовольных.
Побывала я в Суздале много раз, затрудняюсь сказать сколько. Приезжала на автобусе и автомобиле, со стороны Иваново, Владимира, Юрьев-Польского и Кидекши, нацеленно и проездом, в командировки и на выходной, одна, с друзьями или родственниками, во все времена года и в любую погоду; гуляла как вздумается или с экскурсиями. Ездила верхом по центру и окраинам, пару раз прокатилась в экипаже - и летом, и зимой на санях, в сильный мороз, так что мы, седоки, прикрывались до пояса специальной полостью, как медвежьей дохой. Возвращалась из него то тихо-мирно, то обгоревшая на солнце, то промёрзшая насквозь, то с мокрыми ногами, то слегка пьяная от медовухи. Одна поездка в Суздаль завершилась десятидневным пребыванием в больнице скорой помощи - я очень неудачно упала с лошади на скаку и угодила под её же копыто. Но всё закончилось хорошо. В Суздале всегда всё хорошо заканчивается.
Только заночевать в Суздале мне ещё не приходилось. Но не всё же счастье одному человеку).

А поводом написать о нём послужила пачка глянцевых чёрно-белых фотографий, которая в очередной раз вывалилась из ящика при очередном поиске нужных документов и снова заставила вспомнить, как в далёком 1994 году я со своим любимым ФЭДом выполняла обещание новой немецкой знакомой, фотографа-любителя - снимать подряд на чёрно-белую плёнку всё, что интересного есть в наших местах, и отправить потом эти плёнки ей в Германию. Поскольку "железный занавес" уже рухнул и сама я только что вернулась из первой в жизни заграничной поездки в ту самую Германию, где точно так же снимала всё-всё, заподозрить знакомую в шпионском умысле было трудно. И я честно фотографировала то, что мне казалось самобытным и непохожим на лощёную западную действительность, то есть буквально всё подряд. Дома, подъезды, содержимое холодильника (вернее, его почти отсутствие), городские панорамы, деревенские улицы, родные просторы... Мне охотно позировали друзья, их и чужие дети и первые встречные, узнав, что их портреты окажутся в Германии. Я специально съездила в Суздаль и ещё пару подобных местечек, чтобы отснять самое-самое, исконное, посконное и домотканое. Плёнки были отправлены, со временем я забыла о них, и вдруг сколько-то лет назад потухшее знакомство чуть разгорелось, и мне передали с оказией пачку чёрно-белых фотографий - часть того, что я наснимала тогда.


Гордиться этими снимками не приходится. Но какое-то движение в душе происходит, когда они попадаются на глаза.
И вот спустя двадцать пять лет мне пришло в голову отправиться в Суздаль, чтобы пройти по тем же местам и повторить снимки.
От идеи до её осуществления, как водится, пролегло какое-то время, за которое я переворошила весь свой фотоархив - реальный и виртуальный. Только цветные слайды оставила пока в покое - на них прекрасный Суздаль девяностых, но мне сейчас недосуг заниматься их оцифровкой.
Перелистала несколько книг из своей библиотеки.
В день поездки проснулась рано и, как всегда в утренние часы (мозг свободен от вечерней романтичности) посмотрела на предстоящее трезво. Это я-то буду ходить весь день по плану от пункта "А" до пункта "Б", как зашоренная лошадь, и нигде ни разу не сверну, ни на что не отвлекусь? Добро бы "по заданию редакции", а себе самой чего ради превращать выходной в беготню?
И поняла, что будет всё как всегда у меня - планы разобьются о первую встреченную кошку или заманчивый переулок. Нет, конечно, я обойду места, которые на снимках, или постараюсь их отыскать (не всё так сразу узнаваемо). Но без тупого фанатизма.
К тому же, когда меня высадили у суздальского автовокзала (у друзей под Суздалем дача, они подбросили), я сообразила, что забыла дома суздальские фотографии. Отобрала их любовно, продумала, как построить маршрут и... машинально засунула в пакет и заперла его на ключик в ящик с документами.
Пришлось снимать по памяти. Естественно, не получилось повторить снимки точь-в-точь.
Кроме того, появились дополнительные снимки и воспоминания. Без них оказалось невозможно обойтись.

Путь к центру города от автовокзала по Васильевской улице мимо Васильевского монастыря - любимая мною дорога. Она обсажена нелюбимыми мною тополями, сбоку проложен пешеходный тротуарчик. Если повезёт и не жаль бешеных денег, можно взять извозчика - они на вокзале не дежурят, но иногда привозят туристов из центра. Впрочем, рассчитывать на такое везение не стоит. Реальнее дождаться автобуса (ходит редко, обычно это рейс из Владимира, который за дополнительную плату везёт пассажиров в город, и можно подсесть в автобус) или такси, но обычное дело - идти до города пешком то ли километр, то ли полтора. Автовокзал был построен в семидесятые, когда вовсю заработал маршрут "Золотое кольцо", с тем расчётом, чтобы огромное количество туристических и пассажирских автобусов объезжало город-музей стороной.


Сколько хожено этой дорогой, а то и бегано, когда опаздывала на нужный или вообще последний рейс, а о такси когда-то мы и не помышляли. Запомнился путь по ней в густых сумерках в тридцатиградусный мороз, при этом позёмка замела пешеходную дорожку и идти приходилось проваливаясь в сугробы по колено. А лет пять назад была у меня в Суздале пересадка с довольно длительным ожиданием, пошла гулять вокруг заброшенного тогда здания вокзала (билеты продавали в деревянном вагончике-времянке) и обнаружила в поле самостийную плантацию спелой полоники - эх и наелась! При этом нарушила закон. Там, у вокзала, заканчивается Васильевский луг - один из одиннадцати заповедных лугов, входящих в черту Суздаля. Это особо охраняемые природные территории, всякая хозяйственная деятельность на них запрещена, т.е. устраивание биваков, разведение костров, выпас скота, сбор трав, распашка и т.п. Даже просто прогулки считаются нежелательными. Это всё не мешает и самим суздальцам, и гостям города потихоньку нарушать запреты, но не массово (за исключением особых праздничных дней, но тогда это происходит с попущения местных властей). Палаток и костров, например, мне видеть не приходилось, тучные стада рогатого скота тоже не разгуливают. А поодиночке и лошади, и коровы и козы встречаются. Очень оживляют пейзажи.


Собственно, и сохранились эти луга благодаря тому, что ещё и в начале двадцатого века городское стадо насчитывала 800 коровьих голов. Надо же было где-то их пасти. А был и ещё монастырский скот, который пасся на монастырских же лугах: Покровском, Спасском, Васильевском.

И вот я шагаю по дороге мимо луга.
За тридцать лет деревья по одну сторону дороги и кусты по другую вымахали чуть не на несколько метров.


Впереди за кустами - главки Васильевского монастыря. Он - первая "точка" на моём маршруте, но, верная себе, я взяла и свернула налево, на улицу не то Колхозную, не то Совхозную, чтобы впервые в жизни выйти к монастырю не с дороги, а со стороны поймы реки Каменки, в которой и расположен Васильевский луг. Каменка петляет по городу, вытекает из него и через поля устремляется к знаменитой Нерли, в которую впадает в нескольких километрах от Суздаля. В черте города она запружена и очень даже заметна, а за его пределами превращается почти в ручей. Зато луга вдоль неё - ого-го какие. Особенно в нынешнее дождливое лето.
До луга - квартал частной застройки. Обычные деревенские домики, в самом конце - два терема-отеля друг напротив друга.



На обрывистом берегу с чудесным видом на луг улица поворачивает направо и идёт вдоль обрыва с одной стороны и усадебных задов с другой. А где зады и обрыв, там почти неизбежно заводится мусор. Здесь он экологичный: какие-то растительные отходы и бедные яблоки, целые кучи яблок, которые в урожайные годы обречены на такую участь. Их можно было бы скормить лошадям. Но у яблок и у лошадей разные хозяева.


Лошади принадлежат "Ямскому двору", который в сети называют конно-спортивным клубом. Здесь можно прокатиться верхом, естественно, не даром. Лошади в Суздале никогда не переводились. Символично, что "Ямской двор" существует поблизости от Михалей, или Михайловой стороны - сейчас это суздальский микрорайон, а когда-то было село, ещё раньше - суздальская ямская слобода. Ямщицкие лошади паслись на Михайловском лугу, который граничит с Васильевским. От конюшни и левад видны михайловские храмы.



А вот и монастырь. Справа столбиками отмечена территория ресторана "Трактир". Его застеклённая терраса продуманно расположена с видом на луг и храмовый комплекс. Моя подруга всё хотела справить на ней свой день рождения, но так и не сподобилась - не удалось организовать народ на поездку в Суздаль.

В "Трактире" мы как-то обедали, но торопились и взяли комплексный обед. Что там было, уже не помню, ничего особенного, но никто не отравился. Если устроиться на террасе, вообще, наверное, всё равно, что есть - один вид чего стоит.


За "Трактиром" - хозмаг. Он вечный. Он почти не изменился за тридцать лет. Я стараюсь зайти в него каждый раз, когда есть время. Немного поностальгировать по годам детства и юности, когда мы не знали супер- и гипермаркетов. И приобрести что-нибудь полезное для хозяйства - как ни странно, в таких вот полусельских простеньких магазинчиках часто обнаруживается то, чего в городе уже днём с огнём не сыщешь. Или сыщещь, но не ту модификацию.


У входа в монастырь - туристская схема города. Никак не могу привыкнуть к тому, что она продублирована в разных местах, и каждый раз радуюсь как ребёнок, когда на неё натыкаюсь. Когда-то мы познавали Суздаль "вслепую". Книг про него было раз-два и обчёлся, единственный путеводитель Н.Н. Воронина, четыре раза переизданный, поди ещё достань, и о том, что будет столько справочников, карт и карманных схем, как сейчас, никто и не мечтал.


Васильевский монастырь почти обделён вниманием туристов. Сейчас он выправляется, блестит покрытиями восстановленных куполов и кровель. Двадцать пять лет назад из стен росли берёзы, кладка почти полностью лишилась покрытия и осыпалась, а в монастыре, как говорили, размещалась "макаронная фабрика", а точнее склад - как я недавно узнала, то ли военный, то ли ГО. При этом немалую его часть занимал жилой посёлок (он и сейчас частично сохранился). Вид монастырь имел плачевный.


Года за четыре до того, как был сделан этот снимок, к нам в гости приехал с Украины дальний родственник, художник, со своим учеником. За ним со студенческих лет сохранилось прозвище Граф, и он разрешал так его называть. Я вызвалась сопровождать их в Суздаль на пленэр. Я ещё плохо знала город, а Граф в молодые годы жил в Иваново и бывал в Суздале. С момента его последнего посещения прошло тогда лет двадцать пять, но он хорошо ориентировался в городе и вполне обошёлся бы без провожатых. Впрочем, Суздаль мало изменился.
Мы шли с автовокзала мимо Васильевского монастыря, и ученик, увидев его, помнится, возмутился - почему в городе "Золотого кольца" памятник культуры в таком ужасном состоянии? И я, наверное, впервые в жизни задумалась тогда об этом. Как-то всегда принимала это как данность. Мне даже нравились всякие такие романтические развалины.
О том, что с монастырём связано предание, будто именно на этом месте в 990 году князь Владимир Красно Солнышко крестил местное население в христианскую веру и повелел возвести здесь первую в Суздале дубовую церковь во имя святого Василия, своего небесного покровителя, я узнала гораздо позже. Как и о том, что данные археологических исследований это предание пока не подтверждают - согласно им и письменным источникам, монастырь возник не ранее тринадцатого века.
Однако сейчас монастырь при хозяине. С каждым приездом (если через вокзал прибываю-отправляюсь) вижу перемены. Правда, они не сделали монастырь особенно красивым - выглядит он вполне заурядно. Однажды я поднялась на колокольню - да, интересно посмотреть на окрестности с высоты, но и от видов особо дух не захватывает.


Собор, насколько мне известно, когда-то был трёхглавым, как и все соборы всех суздальских монастырей, по подобию главного городского собора Рождества Богородицы. Ныне трёхглавие сохранили только соборы женских Ризоположенского и Покровского монастырей.

Трапезная Сретенская церковь отличается тем, что имеет нехарактерную для суздальских храмов восьмискатную кровлю под барабаном главы, два этажа и наружную деревянную лестницу. Больше о ней, в сущности, и не пишут, и самой сказать нечего. Разве только что обновлённая кровля просто нестерпимо сверкает в ясную погоду в любое время года.


Внутри идут строительные работы. За Сретенской церковью - одно из двух сохранившихся жилых зданий бывшего посёлка, бывший настоятельский корпус восемнадцатого века.


На соборных дверях надпись "Открыто". Вышла оттуда женщина, посмотрела на меня, заперла дверь на ключ и ушла. Я не так уж хотела зайти и решила, что так тому и быть.


На надгробии у крыльца буквы сохранились весьма условно. Я решила, что это могила Дмитрия Павловича Моренкова, суздальского врача, который вынужденно приехал сюда из Москвы в 1812 году да так и остался в Суздале до самой смерти в 1830-м. Купил здесь дом с землёй, развёл огород, устроил лабораторию. Бесплатно лечил местных жителей, чем заслужил всеобщую любовь и уважение. Был одержим исследовательским зудом, всё время чего-то изобретал: дегтярное мыло, мятные капли; усовершенствовал способ приготовления кофе из цикория и рецепт оподельдока (кто-нибудь знает, что это?). Устроил в Суздале заводик по производству цикорного кофе. Был похоронен у южной стены собора Васильевского монастыря, где как раз это надгробие установлено.
Но когда вернулась домой, прочитала где-то, что ни надгробие, ни могила Моренкова не сохранились. И кому это надгробие установлено, мне неизвестно.

Невысокая внутренняя стена с воротцами отделяет монастырь от остальной территории, где живут горожане. Вот это - бывший Братский корпус девятнадцатого века.


Напротив - бывший настоятельский, веком старше. Интересно, каково это, жить в старинном да ещё монастырском здании? Разводить огороды на территории монастыря, разбивать парники и цветники, устраивать детские площадки - там всё это есть. В здание восемнадцатого века я зайти постеснялась, хотя кот вроде как приглашал.


Эти ворота и стена тоже древние, семнадцатого - восемнадцатого веков.

Попыталась представить, что живу здесь и каждый день через них хожу туда-сюда, как эти люди, не задумываясь о прошлом...
Снаружи на воротах мемориальная доска, посвящённая Моренкову.

Вернулась на Васильевскую. Вспомнила про две фотографии деревянных наличников.


Естественно, рисунки я наизусть не помнила. Но даже если бы помнила или у меня фотографии с собой были - не стала бы устраивать себе квест по суздальским улицам, чтобы непременно те самые отыскать, глупо как-то. Хотя хорошая идея, если у вас гиперактивные дети - пусть бы носились по городу. А я просто сфотографировала несколько первых попавшихся фасадов - что в Суздале, домов с наличниками мало, что ли.




Милое дизайнерское решение.


Уже Торговая площадь совсем близко, но перед пресекающим Васильевскую оврагом (бывшим рвом перед валом городского посада, одновременно бывшим руслом маленькой речки Гремячки, впадавшей в Каменку) я поворачиваю налево, на улицу со звучным названием Ярунова Гора. Она застроена только с одной стороны, справа заросший приятной травкой ров. На его краю полоса деревьев и за ним - остатки вала. Как же здорово кататься с него зимой, мы однажды скатились с друзьями, взявшись за руки и присев, без всяких ледянок - но не с этого, а с кремлёвского, он покруче. Страшновато было, но так весело!

В остальном это обычная суздальская улица. Сначала идёт бывший асфальт, примерно с середины улицы появляется настоящий асфальт. Под туристов тут ничего не заточено. Если вы устали от показухи и суеты, отправляйтесь на любую такую улочку - их в Суздале ещё много.


Бывает так - всё вокруг обычное-обычное, среднее, даже никакое. Дома, дорога, погода. Ветра нет, но нет и духоты. Солнце светит, но не греет. Листья в луже... Ни праздника, ни стоевровой бумажки под ногами, ни радуги в небе. Но почему-то состояние гармонии в душе, тихой радости. Абсолютное довольство моментом. Предчувствие золотой осени, наверное.


Попадаются особняки-новоделы, заточенные под разные стили, но они строились без оглядки на туристов, исходя из собственных предпочтений. В таком стиле часто строят гостевые дома, но на Яруновой горе их вроде не было.


А это что же, раскопки? Ну конечно, их ни с чем не спутаешь. Обычное дело для Суздаля - это же историческое поселение. Прежде чем что-то строить или перестраивать в черте города, необходимо сначала провести охранные раскопки.


Я сразу вспоминаю, что сейчас в Суздале работает по открытому листу один знакомый археолог, Д. Правда, он говорил, что их раскоп неподалёку от Александровского монастыря, это в другой стороне. А этот раскоп заточен под любителей подростковой музыки - во всю яруновскую разносится над ним какой-то несусветный рэп с перебором. Наши археологи так не работают. По краю раскопа вяло бродят некие молодые люди, но мне с ними объясняться, перекрикивая музон, не хочется.
Берусь за телефон и звоню Д. выяснить, не их ли всё же это раскоп. Суббота в сезон - рабочий день, а иногда и воскресенье, если сроки поджимают или погода требует. Д. сразу берёт трубку, и выясняется, что он не в курсе, кто копает на Яруновой горе, их раскоп на улице Гастева, что действительно у Александровского монастыря, и он сегодня там. Напрашиваюсь на визит - ну вот, ещё одной интересностью больше. Богат сюрпризами Суздаль.

Не спеша бреду дальше и по-обывательски выбираю себе домик. Терем-новодел меня не устраивает, на содержание такого потребуется бюджет небольшой банановой республики. Да и зачем такой огромный? Мне по душе небольшие акуратные домики с мезонинами. Или без.


Хотя в Суздале недвижимость не из дешёвых. Разве что к такому прицениться, и то, думаю, один земельный участок сколько вытянет.


Но это я уже в переулок свернула. Там такой только один был. Соседние дома безбедные.

Ярунова гора выводит к берегу Каменки и дальше тянется вдоль её берега. Но я не собиралась пройти её до конца. Моя цель - храм Козьмы и Дамиана на крутом бережку, там, где раньше Гремячка сливалась с Каменкой.
Вижу его и поражаюсь, насколько он отсюда "никакой". Просто некрасивый, и всё тут. Я-то привыкла видеть его с заросшей полянки на противоположном берегу реки. Там он выглядит иначе из-за пристройки-придела, незаметной отсюда (это нетипичный для Суздаля храм, в котором зимний и летний приделы и колокольня объединены в одно строение) и из-за пышной растительности вокруг, скрывающей застройку и, как кулисы, открывающей храм с наивыгоднейшей стороны.


Прошла немного дальше до берега Каменки, она здесь слегка изгибается и можно на храм посмотреть с другого бока - так получше. Но всё равно не то, и реставрационные леса картинку портят. Хотя сам факт, что его реставрируют, радует.


У меня к нему особое отношение. Это первый суздальский храм, который я запомнила "по имени". Именно к нему нацеленно вывел нас когда-то Граф, чтобы сделать с него этюд. И сделал. Он писал маслом, его ученик - акварелью, а я пошла погулять по Суздалю и купить нам троим чего-нибудь перекусить.
Купила, помню, виноград где-то у кремлёвского вала у уличного торговца. Помыла его кое-как на колонке и принесла своим. А у Графа уже картина почти готова. Потом он её аккуратно обернул газетами, обвязал шпагатом и за петельку бережно понёс. Ей ещё предстояло сохнуть и сохнуть.


Запомнился мне тот пленэр. И пять лет назад привела туда двух своих подруг, целенаправленно, чтобы на том самом месте порисовать. Я тогда увлекалась пастелью и как одержимая рисовала всё вокруг. С детства почти не рисовала, и вдруг проснулось это во мне. Но делала в основном зарисовки с животных и натюрморты, а тут - пейзаж. Подруги мои просто травки порисовали, а я замахнулась на храм. Эх... что вышло, то вышло).

Нет, прекрасная картинка-отражение слева - это фото. Своё незамысловатое творение я не собиралась выставлять на обозрение. А потом подумала - а почему нужно только лучшее показывать? Раз уж взялась рассказывать, договаривай и показывай всё как было. Надо бороться с гордынькой в себе.

Стояла там и думала, что этот храм для меня - как "Грачи прилетели". Много всего в его простоте. Даже с этой, невыгодной стороны.
Вдруг громко заграяли грачи и взмыли вверх целой стаей с дальних деревьев, а их оказалось немеряно!!! Скоро осень, кричат, скоро осень! Пора на юг!
Галки подхватили, закликали: а мы остаёмся! А мы остаёмся!
Но тоже в стаю сбились.
Так и летали весь день над городом те и другие, перекрикиваясь речитативом.



А ещё колокола! Надо же - только увидела эту вывеску на храмовой ограде, как где-то в городе грянул звон.


Перешла через овраг-ров по мостику и под крики птиц и колокольный перезвон двинулась в сторону кремля по улице с милым названием Красная горка.


Она совсем короткая и действительно горбатенькая, а её панорамы с обеих сторон красиво завершаются храмами. Сзади - Козьмодемьянский, впереди за валом - кремлёвские. Застройка и здесь односторонняя, слева - берег Каменки, зелёная зона. Вазоны с цветами, детская площадка. Ничего особенного, а я бы хотела так пожить - все прелести деревни и в то же время город.



Жёлтой краски тут не пожалели.



Вышла на улицу Ленина, пересекающую весь город с юга на север. Вот наконец вид на храм Козьмы и Дамиана с моста через Каменку. Совсем другое впечатление, и лесов почти не видно. А переходить на тот берег на ту самую полянку напротив храма я в этот раз поленилась.


В противоположную сторону с моста - вид на Музей деревянного зодчества.


Вообще-то он был у меня в планах, потому что оттуда тоже есть старый снимок из той пачки.


Но я и туда поленилась идти. Хотя и близко, но времени много займёт, а время в Суздале для меня тянется вроде медленно, а проходит быстро. А к музею у меня неоднозначное отношение.
Я люблю дерево и всё, что из него, поэтому при случае всегда рада прогуляться по "деревенской" улице, стилизация которой, правда, там не очень удачна. Скучно и лысо. Помню Витославлицы под Новгородом - вот там было ощущение настоящей деревни. А прекрасная "Костромская слобода" - хотя и там намудрили с мозолящими глаза суфлёрскими булочками-подсветками (как грибы-поганки после дождя повылезли), всё же разнообразия и гармонии с природой куда больше.
Музей служит основной площадкой Дня Огурца - одного из самых заметных событий в городе. Он устраивается ежегодно в третье воскресенье июля. Я была на нескольких. Последний из посещённых мной праздников, в 2017-м, запомнился почти полным отсутствием огурцов - из-за холодного лета пик созревания их отодвинулся, вот и вышла незадача. Не тот нынче огородник, не тот. Предки такого позора не допустили бы. Не знаю как с утра, а в середине дня свежих огурцов было почти что не сыскать, не говоря о малосольных. Жалкие запасы солёных тоже положения не спасали.
Но это единственный такой случай на моей памяти. Обычно огурцов много-премного, но цены на них цапаются. Я при случае покупаю суздальские огурцы не только похрустеть, но и для заготовки хоть пару килограммчиков, люблю! Но стараюсь выискать продавца где-нибудь на окраине, будут и подешевле, и посвежее - выносят прямо с огорода к лавочке-табуреточке при дороге, с которой ведётся торг.
Когда праздник только набирал обороты, в самом начале 2000-х, огурец и был главным товаром. Сувениров тогда не было такого количества, и со всех окрестных областей ещё не наезжали их производители и продавцы. И не было жуткого столпотворения.


Теперь же в разгар праздника в Музее деревянного зодчества не протолкнёшься. Да что там - поди попробуй въехать в Суздаль в этот день. Заторы, километровые пробки. Людей съезжается больше, чем огурцов. Проблема парковки стоит остро. Часто такой парковкой становится один из окраинных лугов. Решив головоломку с парковкой, люди с истоптанного заповедного луга устремляются в город, ну и конечно, в Музей деревянного зодчества. Музей радостно дерёт несусветную плату за вход на территорию, которая превращается в тесный загон, где передвигаться можно в часы разгула в основном плечом к плечу, мимо сувенирных конвейеров и памятников деревянного зодчества, палаток с огурцами, пирогами и напитками, под гул и свист народных забав с одной стороны и концертных песнопений со стороны летних сцен и прочих площадок.
Пять лет назад я показывала родственникам Суздаль, они были в нём впервые. Наш приезд непреднамеренно совпал с Днём огурца. Прогулку мы начали с противоположного конца Суздаля от Спасо-Евфимиева монастыря, постепенно продвигались в сторону центра, и я, конечно, рассказала о празднике и была уверена, что его не миновать. Честно говоря, не хотелось. В один из поворотов предстал перед нами с возвышенности его эпицентр. Оттуда доносились обрывки эстрадных и народных песен, клубились под деревянными стенами шашлычные дымки, как от выстрелов осадных пушек (кстати вспомнилось, что и Пушкарская слобода находилась поблизости), и людской поток гигантской анакондой пересекал хрупкий мостик через Каменку и словно шёл на приступ, втекал и вытекал из узкого входа и заполонял собой все окрестности. Весело скалились надувные летающие подушки. Им не терпелось сорваться с привязи, улететь повыше и засорить собой атмосферу.


Моя сестра увидела всё это, и у неё вытянулось лицо.
- Нам обязательно туда идти? - спросила она со странной интонацией.
- Совсем нет, - обрадовалась я. И мы развернулись. Хорошо иметь понимающих родственников.
А мы и возле Торговых рядов нашли оригинальные съедобные сувениры из огурцов (огурбургеры, наверное) и выпили медовухи в фирменном магазине.


Совсем я не против Дня огурца. Я всегда любила его, с удовольствием вспоминаю, какие потешные забавы для детей и взрослых, вроде перетягивания каната, там устраиваются; как весело запивать малосольный огурчик сразу морсом, квасом и медовухой, не задумываясь о последствиях; какие песни там душевные звучали с летних сцен и с каким удовольствием мы там дурачились... Но, наверное, я своё на этом празднике отгуляла. Пусть теперь другие веселятся.

Повспоминала я и обратилась к насущному. Вот из-за вала выглядывает верх Никольской церкви вместе с колокольней. Два снимка с разницей в пять лет, из серии "найдите отличия". Форма шатра колокольни оригинальна. Она не изменится ни при каких реставрациях.

Это суздальская "дудка" - изобретение местных каменщиков. Так строили только в Суздале и бывшем Суздальском уезде, славном своими каменщиками, штукатурами и малярами. Нигде больше в России колоколен с такими завершениями нет.

Никольский храм стоит на месте бывшего Никольского монастыря, у разрыва в кольце кремлёвских валов - здесь когда-то были проездные Никольские ворота.


Прежде чем подойти к нему, поднимаюсь на вал - сто лет я в этом месте на него не взбиралась. Подъём удобный, тропинка по пологому склону.
В конце восемнадцатого века во время губернской реформы, когда Суздаль провозгласили уездным центром, его пытались перепланировать, но справиться с клубком средневековых улиц оказалось почти невозможно. Коренным образом изменили только главную улицу, Большую - теперь это улица Ленина, прямая и длинная, как проспект. В Суздале мало таких - разве что Васильевская может с ней сравниться да некоторые улицы возле Покровского монастыря. Вал здесь тянется вдоль улицы Ленина.


А впереди волнующий вид на храм Усекновения Главы Иоанна Предтечи и колокольню храма Рождества Богородицы на Торгу. Грачи орут, колокола звенят - Суздаль, я люблю тебя.


В каком-то гостевом доме санитарный день, не иначе.


Наконец я спустилась к Никольскому храму.

Сфотографировала пузатую апсиду, потому что в забытой дома пачке был один снимок - два милиционера-добровольца позируют на фоне очень похожей, а из-за неё выглядывает другая, такая же огромная. Но продолжение прогулки показало, что это были не те апсиды.

Заодно засняла порталы. За границей-то всё подряд снимаю и умиляюсь, а тут обычно прохожу и не замечаю. А ведь тоже - старина, пусть провинциальная, неброская.
На столбиках - круглые утолщения, отделённые поперечными "перевязками". Похоже, это слегка деградировавшие "дыньки" - ещё один фирменный знак суздальских каменщиков. Из Суздаля вместе с местными мастерами эти "дыньки", я читала, перекочевали и в соборы Московского кремля.


На газоне напротив храма яблоня щедро рассыпала свои плоды, часть укатилась на дорогу. Мне всегда хочется их собрать, когда вижу на асфальте - не от жадности, от жалости.

Яблоня как будто просит: "поешь моих яблочек", как в сказке "Гуси-лебеди". Вот бы ещё печку в кустах: "Отведай моих пирожков, сделай милость!" Уж я бы не отказалась... а то цены в Суздале кусаются.

Зимний храм Рождества Христова, что стоит слева от летнего Никольского, похож на пряничный домик. У меня зарядка стремительно садилась, пришлось ограничить съёмку. На фото пятилетней давности церковь чуть менее нарядна, сейчас декор подновлён.


При входе в длинной трапезной части - большое количество фотографий, иллюстрирующих процесс возрождения церкви после начала перестройки. Она не совсем обычна, это и храм, и мастерская известного суздальского священника-иконописца Андрея Давыдова. Он пишет в манере энкаустики, живописи восковыми красками, возрождая утраченные древние традиции. На его иконах фигуры и лица не вытянутые, утончённо-воздушные, а наоборот, приземистые, плотные, прямо-таки осязаемые. Обстановка в помещении храма непривычная - там, где молящиеся должны стоять, какие-то козлы, столы с какими-то заготовками, баночками с красками. Ощущение непривычное, хотя впереди всё как надо: иконостас, вышитые пелены висят. У столика сидит тётушка, занимается рукоделием и даёт пояснения забредающим туристам. Забредает немало - и храм привлекательный, и у входа на улице разносится звукозапись церковной службы, словно приглашая заглянуть.
Обожаю я эти суздальские храмы. Ни один не похож на другой.
"А фотографировать можно?" - "Ну, сделайте одну фотографию. Вот вам буклет, здесь много фотографий". Я взяла, хотя такой у меня уже есть. И общее фото всё же сделала.


Повернула голову направо - увидела натюрморт, достойный кисти Грабаря. Упросила сделать ещё один снимок, а где один - там и два.

Эти веточки ждут сожжения. Они освящены в Вербное Воскресенье, просто так выбросить их нельзя.

В отдельной маленькой комнатке - церковная лавочка, где можно приобрести иконы Андрея Давыдова. И правда, они очень необычные.
Ещё можно записаться на мастер-класс по иконописи и фресковой росписи.
На сайте Правмир нашла небольшую галерею икон отца Андрея и прекрасное интервью с ним - https://www.pravmir.ru/nezhivaya-ikona-ili-o-chem-skorbit-ikonopisec-video-foto/

Вышла и пошла дальше по улице Лебедева. Она заточена под ценителей деревянной архитектуры.


Ворота бывшей усадьбы дворян Евских - чудо расчудесное. Глухая резьба, скупое каменное обрамление, игры тени и света - равнодушных прохожих не бывает. Круглые солярные знаки на воротах (если они солярные) - явно старшие сородичи аналогичных белых на жёлтых воротах на Красной горке.


Почти напротив дом с "забралом" конца восемнадцатого века - в нём когда-то жил доктор Моренков, лечил людей, изобретал свои снадобья. И сейчас ведь в нём люди живут!

Как и в соседнем доме с мезонином - простом, крепком. В нём родился поэт-маринист Алексей Лебедев, чьим именем названа улица. Моряк-подводник, геройски погиб в сорок первом.

Ещё попытка угадать место с фотографии двадцатипятилетней давности.

Похоже, да не то. А где то - Бог ведает. Может, и не в Суздале вообще.


Это я двигалась в сторону улицы Кремлёвской. Перед самой пожарной каланчой - сувенирный домик со двором и выходом в сады-огороды, а они упираются прямо в тот вал, по которому я гуляла. Во дворике памятники суздальским садоводу и огороднице. Огородница с корзиной огурцов, садовник - яблок. Очень актуально.


Зайдёшь за спину садоводу - увидишь "утопающий в яблоках" храм Иоанна Предтечи.


Так и хочется поставить стол с самоваром и посадить за него купчиху. Она там и сидела, на валу - Нонна Мордюкова в роли купчихи Белотеловой в "Женитбе Бальзаминова", когда Бальзаминов-Вицин спрыгнул с забора и всех перепугал. Кстати сказать, Суздаль заточен под киноманов. Количество фильмов, которые здесь целиком или фрагментарно снимались, не то приближается к ста, не то уже перевалило за сто.

Ещё несколько лет назад храм выглядел достаточно облезлым.


А это фото, кажется, прошлогоднее. Очень эффектно выглядывает луковка из-за гребня вала, вдобавок ещё деревянный городок рядом появился. Никогда не была в этом храме, всегда откуда-то из-за угла его разглядывала, в этот раз тоже.

Это уже вид из-за вала с улицы Кремлёвской, на которую выходит улица Лебедева и которая соединяет Торговую площадь с главными памятниками суздальского кремля - собором Рождества Богородицы и Архиерейскими палатами.


Но я в центр кремля не пошла.
Выполняю программу - фотографирую мощные апсиды храмов Параскевы Пятницы (на первом плане) и Входа Господня в Иерусалим, которые стоят в широком устье улицы Кремлёвской. По памяти пытаюсь определить нужный ракурс - как выяснилось потом, чуть-чуть не угадала. Но место то самое. Одна маленькая загадочка разгадана.



На радостях зашла в храм справа - Входоиерусалимский. Мне нужно в подарок иконку Серафима Саровского купить, везде ищу, нужной не нахожу - все какие-то неубедительные. А в Суздале столько храмов в одном месте, как не воспользоваться случаем. Искомой иконки нет, зато - вижу маленький набор открыток, как будто специально для меня предназначенный! "Два века - два облика. Суздаль в фотографиях: сто лет назад и сегодня". Конечно, я его купила, удивляясь, как это он мне раньше на глаза не попался. Видно, не время было.
Захотелось отблагодарить этот храмовый комплекс за своевременный подарок. Но камерофон замигал значком зарядки и запищал: выключите меня, или я не отвечаю за последствия. Послушалась. Общего снимка не сделала.Зато есть старые - первый был сделан, когда мы с подругами "на пленэр" приезжали (это не кто-то из нас пишет картину! Мы так не умеем), второй примерно за полгода до того.


Сухое дерево, зимой и летом одним цветом, мешает толком рассмотреть ансамбль. Зато у меня есть ещё одна зимняя картинка, на этот раз полугодовой давности.


Вспомнился тот февральский день, когда я её сделала... Давайте перенесёмся в зиму. Она такая красивая была в этом году! И заодно в Успенской церкви побываем.
Я тогда отстала от группы коллег, нас водили по историческому центру. Я всё время убегала по своим делам. День был будничный, морозный, туристов и прохожих почти не было. Зашла в Торговые ряды прицениться к льняным изделиям, стала догонять своих по Кремлёвской улице и не удержалась, остановилась сфотографировать колоритных лошадок на фоне Входоиерусалимской и Пятницкой церквей.


Опять заторопилась в сторону кремлёвского центра, но набежала на пару довольно крупных собак и на добродушную бабушку, которая неназойливо попросила дать что-нибудь им на прокорм. С непередаваемыми речевыми особенностями, показывая плохо сохранившиеся зубы, она объяснила, что эти псы жили раньше где-то то ли в доме, то ли на стоянке, и вот их выгнали, и она - одна из немногих, кто о них заботится. Это была маленькая встреча из тех, что мы обычно забываем, едва расставшись с мелочью, которую от нас ждут, и отойдя всего на несколько шагов. Но разговорчивая бабушка меня не отпустила так просто. Она посоветовала заглянуть в Успенский храм, который как раз был на пути, и одарила неожиданными сведениями: оказывается, в нём с некоторых пор находятся мощи святителя Арсения Элассонского, надгробие которого я ранее видела в Богородице-Рождественском соборе недалеко от входа. И молодого священника в Успенском храме тоже зовут отцом Арсением, он здесь недавно, но приход успел его полюбить.
- Зайди обязательно, водички святой налей, - уговаривала она, - там в уголке водичка-то.
- Да мне не во что, - лениво отговаривалась я.
- Там тебе дадут во что, - успокоила бабушка, - иди, иди, хороший храм-то!


Мне нужно было догнать своих, но и мимо храма я уже пройти не могла. Ко всему вспомнила, что в суздальских церковных лавочках порой встречаются настоящие книжные сокровища за смешные деньги. Мне как раз нужно было кое-что. Да и согреться не мешало. В храм я вошла быстрым шагом, но там оказалось так хорошо, что я забыла о спешке. Он был недавно обновлён и расписан тщательно, с большим иконостасом; под сводами тихо звучала церковная музыка, наполняя собой всё помещение и создавая особое настроение. Кроме меня и молодой женщины в лавке у входа, никого не было. Я спросила, можно ли фотографировать, и женщина спокойно так ответила: "Батюшка благословляет". Я сделала несколько снимков, в том числе и раки святого Арсения, и полюбовалась росписями. Мне по душе старые, но в этом храме необычные новые - вроде на грани кича, но при этом глаз не отвести. Напоминают фрески Васнецова. Я сформулировала бы стиль как развитие васнецовского в сторону большего реализма, но на своей дилетантской формулировке не настаиваю ни в коем случае.


Святитель Иларион Суздальский - не самая известная, но и не проходная фигура в истории семнадцатого века. Его отец, нижегородский священник Анания, принял постриг с именем Антония и был одним из претендентов на звание патриарха. Добровольно отказался в пользу Никона. Его сыну была обеспечена церковная карьера. Он был устроителем Флорищевой пустыни в глухих гороховецких лесах, которая и сейчас существует и даже довольно известна. Её посещал царь Феодор Алексеевич, оказывал покровительство и обители, и её настоятелю. А потом он был посвящён сначала в архиепископа, а позже в митрополита Суздальского и развернул в митрополии громадную строительную деятельность. И строил, и перестраивал. В том числе распорядился растесать узкие окна и снести хоры Богородице-Рождественского собора, чтобы интерьер его стал просторнее и светлее. Бедный собор, который и так всю историю своего существования то рушился, то восстанавливался, то перестраивался, не мог не ответить на это очередным аварийным состоянием. Он в нём так и пребывает почти перманентно, но не мне решать, вина ли то Илариона или просто судьба у собора такая. Зато, если верить житию, после смерти найдено было у него денег всего три полушки - всё тратил на церковное строительство, рьяно содействовал исправлению нравов духовенства и прихожан.

Рака святителя Арсения.

Он был поставлен в архиепископа Суздальского и Тарусского вскоре после событий Смуты, потому здесь и упокоился в итоге. Родом грек, из города Элассон в Фессалии. На сайте Владимирской епархии прочитала: "Его знает вся Греция и почитается он там, как преподобный Серафим Саровский у нас". Это сейчас он известен под именем Арсения Элассонского, а раньше на Руси пришельцев из Византии называли: Максим Грек, Феофан Грек, Арсений Грек. В Россию он попал в конце шестнадцатого века и быстро занял высокое место в священстве Московского Кремля. Во время Смуты всё время там и жил, кого только не перевенчал на царство и что только не пережил. Но выжил, в отличие от патриарха Гермогена. Встречал с иконой Владимирской Богоматери в руках освободителей - Пожарского с Мининым.

В Успенской церкви ещё хранятся небольшая икона 17-го века "Богоматерь Знамение", скрытая окладом и увешанная, как в Греции, пластинками-подношениями, и Фроловская икона, изначально предназначенная для ворот Фроловской (она же Спасская) башни Московского Кремля.


Успенский храм на Княжьем дворе - так написано на раскладке перед входом. Княжий двор нынче - сувенирный городок. Не самое удачное соседство для храма, если думать о высоком. А если о низком - захожан немало, один из основных людских потоков Суздаля мимо течёт.
Можно в первую очередь думать о наваре, можно - об "уловлении душ". Мне нравится, что в притворе Успенской церкви на стене крупным, красивым и понятным почерком начертаны Христовы заповеди, Символ веры и "Отче наш". На вешалке у входа аккуратно-аккуратно развешаны чистенькие, новенькие юбки и платки. Я видела в этот раз, как служительница спокойно их расправляет и складывает за кем-то по единому образцу, прежде чем повесить. Машинально на выходе сделала то же самое. В храм, где не покрикивают, люди будут приходить, даже если он будет и не у самой дороги.

Но я здорово отвлеклась. Переношусь снова в лето.
Перекусив в кафе в Торговых рядах, я включила камерофон и вдоль крутого берега Каменки вышла к ещё одному заданному месту.
Вид на речку и бывшую Кожевенную слободу вдоль неё от задней линии Торговых рядов. Ракурс тоже не совсем точно нашла, но - авторский почерк - горизонт "завален" под тем же градусом! Непроизвольно вышло, я не помнила эту особенность, когда фотографировала.

На моих глазах от мостков отчалил яркий катамаран. А на старом снимке местные купаются на том же месте и загорают на травке у стенки допотопной теплицы.
В каждом огороде длинный парник или теплица, да и не одна. В СССР ходили слухи о суздальских "огуречных миллионерах", которые неслыханно наживались на торговле огурцами. Они сажали их в своих теплицах раньше всех и снимали последние урожаи позже всех в стране, если верить этим слухам. В годы застоя они отстраивали особняки - возможно, неказистые по нынешним временам, зато жили припеваючи по тем временам. Предпринимательская жилка предков. В Суздале вся деятельность купцов в основном крутилась вокруг продукции садов и огородов. "Хрен, лук да огурец - вот и суздальский купец". Про местные сорта огурцов слышать мне не приходилось, а что до лука и хрена, то существовали особые суздальские сорта. Лук был горький-прегорький, в отличие от сладкого ростовского. Хрен - самый ядрёный на свете. И тот и другой вывозили в огромных количествах, не говоря про огурцы и прочие овощи. Если кому интересно - попробуйте найти книгу очерков "Память прошлого" суздальского краеведа Владимира Михайловича Снегирёва. Он родился задолго до революции и подробно описал некоторые стороны прежней повседневной жизни города. В частности, про устройство суздальских огородов - очень интересно.

От места на крутом обрыве над Каменкой, где я стояла, оставалось пройти буквально сотню-другую шагов до следующей точки - двух храмов, Воскрешения Лазаря Праведного и Антипия, епископа Пергамского, которые расположились прямо в узком промежутке между улицами Старой и Ленина. Поворачиваю голову и что же вижу?



И маленький приземистый храмик Антипия, и его помпезная разноцветная колокольня, и тулово Лазаревской церкви упрятаны в плотные зелёные футляры-коконы. Кажется, Суздаль ещё не видывал таких современных реставрационных материалов. Колокольню закутали по самые уши, кто не видел прежде - не догадается, какая она распрекрасная. Ни один путеводитель не может умолчать об этом полихромном чуде.
Любимица моя, что они с тобой сделали! Однако - это чтобы ты краше прежнего стала. А то опять берёзы на шатре прорастут.


Правда, она похожа на деревенскую модницу, которая одна из всех вышла на гулянье почти до неприличия расфуфыренная, напялив все имеющиеся в сундуке одёжки? Однотонные бледные товарки осуждающе поджали губы и ещё стройнее вознесли к небу свои безупречные четверики с восьмериками под опрятными шатрами-платочками. Зато все взгляды - ей! Восторги - ей! Рыжие - они такие, с норовом, пикантные. Эх, кабы могла она, пустилась бы в пляс, станцевала бы кадриль со Святыми воротами-двойняшками соседнего Ризоположенского монастыря! Она да он одни такие яркие в округе. Стоят, перемигиваются, притоптывают от нетерпения, ждут новую Татьяну Маврину, чтобы она хоть на картинке дала им станцевать.
Может, Преподобенская колокольня того же Ризоположенского монастыря присоединилась бы? Раскраска тоже ничего себе, хотя до Антипинской далеко. Зато высота! Семьдесят два метра. Самое высокое здание в Суздале, если вообще не в районе. Но... она же дворянка в стиле классицизма, хоть и провинциального, ей ли с деревенщинами танцевать? Статус не позволит. Нет уж, она постоит, погордится.


Что-то я размечталась. Ах да, старые фотографии. Весь этот разговор заведён ради вот этих двух, с куполами Лазаревского храма.


Левый чёрно-белый снимок - не из пачки. Даты на нём нет, но думаю, он сделан году в девяностом. Я даже не была уверена, что это тот же храм, всё крутила снимок и так и эдак. Но форма колокольни и круглые окошки-"слухи" на ней! Я твёрдо знаю, что нигде таких "дудок" больше не видела и не снимала, по окрестным сёлам в те годы с фотоаппаратом не ездила. А в Суздале другого такого храма нет, они вообще все разные.
На барабанах боковых главок видны металлические рамы, ряды кокошников трудно рассмотреть, здание явно окружают строительные леса, т. е. снимок тоже был сделан в процессе реконструкции.

Лазаревская церковь и сейчас красуется верхами, несмотря ни на что, в отличие от скромной Антипиевской - она и в обычное-то время теряется на фоне яркой соседки и собственной колокольни, а теперь её вообще до бровей замотали. Её и не замечают, а Лазаревской, я слышала, одна дама громко восхищалась, такая она со всех сторон заметная.


Уходя, оглянулась. Кажется, если не пятиглавие Лазаревской, то и смотреть не на что.

Эта улица, Старая, когда-то была главной в Суздале. Выходя из кремлёвских Ильинских ворот, шла через посад и упиралась прямо в Святые ворота Ризоположенского монастыря.



Судьба у них непростая - из всего, о чём читала, в первую очередь запомнилось, что в советские годы одни из временных хозяев монастыря устроили в этом чуде архитектуры семнадцатого века крольчатник.
Сейчас они выглядят потрёпанными, но ещё пять лет назад были поярче.


Улица Крупской идёт низом мимо ворот от улицы Ленина. Раньше здесь был ров перед линией укреплений городского посада. Сразу за рвом и стоял монастырь. А ров соединял Каменку и Гремячку, только при рытье ошиблись в расчётах, и вода в ров не пошла, он остался сухим. Название улицы Нетёка сохранилось по другую сторону улицы Ленина. А улица Крупской переходит в Стромынку - там через город проходила та самая дорога, что начиналась в Москве и через село Стромынь, города Киржач и Юрьев-Польской достигала Суздаля и дальше шла в Шую и куда-то там ещё.
Тут такое творилось когда-то! Если верить житию святой преподобной Ефросинии Суздальской, которая подвизалась в Ризоположенском монастыре в ранний период его существования, в тринадцатом веке, здесь были остановлены воины Батыя, когда они громили и жгли Суздаль. По молитвам Евфросинии монастырь накрыло как бы облако и он сделался невидимым. Все, кто в нём укрылись, уцелели.

Я пока не перехожу через улицу, а иду по ней в сторону Покровского монастыря и по дороге фотографирую изразцы, в глухой стене какой-то частной усадьбы. Один неприличный, по-моему.


Снова замигал тревожный значок на смартфоне, пришлось его выключить смартфон и для верности вытащить аккумулятор. Мечтала, что на раскопках - а я прямо на них теперь нацелилась - найдётся универсальное зарядное устройчтво и то, во что его воткнуть. Идти всего-то несколько минут. Раскопки на улице Гастева, что от Крупской тянется прямо до ворот Александровского монастыря. Где-то слева, в зелёной зоне (и эта улица с односторонней застройкой) должен быть раскоп.
Дошла, нашла. Смеюсь над собственной наивностью. Раскопчик до того мал и аккуратен, ну прямо кукольный! Но по масштабу и инфраструктура - ни вагончика, ни биотуалета, откуда ж взяться гнезду для подзрядки! Всё-таки включила камеру, заработала.


Д. внизу снимал план раскопа, но вылез со мной поговорить. Первое, что я от него услышала, это что они тут уже оглохли от колокольного звона, потому что сегодня в Суздале фестиваль этих самых звонов. Ну конечно! Лето, выходной - значит, в Суздале какой-нибудь праздник или фестиваль.
А на месте раскопа будет построен жилой дом. А за ним, вероятно, и другие. Значит, недолго улице Гастева оставаться односторонней. А она тихая такая, какое благо жить здесь.
Спросила о находках - Д. сказал, ничего особенного, находок немного, в основном, как обычно, обломки керамики. Основные работы уже позади, осталось им тут провести дня три, не больше, и все найденное уже вывезено, так что посмотреть было не на что. Впрочем, как выглядят обломки керамики, я себе хорошо представляю. Чем мельче, тем неинтересней.
Д. немного рассказал об окрестностях. Сразу за раскопом - стадион. При его реновации тоже проводились раскопки, и, если я правильно запомнила, там (или ещё где-то в Суздале?) в числе находок были височные кольца формы, характерной для финно-угорского племени весь. То есть здесь обитали его представители, и этот факт вмиг нарушил картину моих представлений об истории Суздальского Ополья. Я-то думала, в этих местах до прихода славян жили одни меряне, а весь - где-то северо-западнее. Но, если я правильно поняла Д., весь могла сюда прийти вместе с новгородскими словенами, а они появились здесь значительно раньше южнорусских славян из Киевской Руси. А те, идя с юго-запада, всколыхнули мерю, которая под напором славянской колонизации постепенно стала продвигаться дальше на северо-восток. Ну не вся, разумеется; как известно, большая часть осталась на месте и постепенно ассимилировалась. Д. сказал, в столичных городах всегда население перемешано и представители различных народов живут скученно, не удивительно, что так много редких находок именно на территории городов.
Тут я вспомнила, что Суздаль ведь и впрямь вплоть до Андрея Боголюбского был столицей Залесской Руси - этот вот маленький городок с нынешним населением в десять с половиной тысяч человек. Подумать только, он был столицей, когда Москва ещё под стол пешком ходила!

Под впечатлением от рассказа увековечила футбольное поле.


Справа ансамбль Александровского монастыря, слева приходской храм Петра и Павла, правее его - еле заметные главы приходских храмов бывшей слободы Коровники, а в низинке перед ними скрывается лебедь белая - Покровский женский монастырь, красивейшая панорама в Суздале, но с этой точки его не видно, только белый шатёр колокольни чуть высунулся из-за деревьев.
Там где-то сразу за стадионом, Д. мне показал рукой, деревянные декорации нового сериала "Угрюм-река". Но я не пошла смотреть на них, я уже видела бывшие декорации "Царя" Павла Лунгина, теперь это музей живой истории "Щурово городище" при отеле "Азимут" в Коровниках. И вообще сериалами не болею, тем более ремейками.

Я попрощалась с Д. и отправилась в обратный путь через Ризоположенский монастырь. В прореху в ограде проникла в него "с заднего хода". На его задах, как и в Васильевском, похоже, до сих пор люди живут; ещё расположены какие-то детские учреждения дополнительного образования и что-то ещё. Территория выглядит довольно запущенной, здесь много утрат.
Неожиданно оказалось, что монастырь - одна из площадок того самого фестиваля колокольных звонов. В прошлом году мы попали на такой же в Спасо-Евфимиевом монастыре, и я думала, он только там всегда проходит. Но нет, и здесь - сначала со сцены звучали через усилители стихи духовного содержания, потом на Преподобенской колокольне начали соревноваться в исполнительском мастерстве звонари из разных мест России. Увидеть сам процесс можно было на большом мониторе у основания колокольни.

Колокольный звон - один из самых приятных звуков для уха человека. Не зря говорят, что он благотворно влияет на организм. Я всегда это чувствую. Думаю, прежде всего дело в том, что он благотворно влияет на состояние души, ну а душа - на тело.
Если, конечно, звучит не набат.

Походила по маленькой ярмарочке.


Я теперь редко что-то покупаю, переросла. Так, согрешишь иногда с каким-нибудь особо необычным магнитиком. Пришла к выводу, что сувенир в первую очередь должен пользу приносить, а не пылесборником служить.
И всё же почему я одну из этих матрёшек не купила?

Это же настоящий хор был! У матрёшки-солистки с гармошкой в руках выражение лица чудо как хорошо. Чувствуется консерваторская школа. Рядовые певицы тоже каждая со своим характером. Малышка с петушком на палочке вместо того, чтобы петь, облизывает его, а её старшая соседка в лиловом скосила глаза - завидует, наверное. Нет, правильно сделала, что никого не купила - нужно было оптом брать весь хор, но это мне не по карману было бы.
Тут же сбоку можно было самому матрёшку расписать. Одна девочка старательно так корпела, умница, под папиным руководством. Пусть ей эта матрёшка приснится. А то насмотрятся на всяких монстров и просыпаются с криками в кошмарном поту, бедные.
Игрушка должна быть доброй и иногда - смешной.

Зашла в собор. За дверью в лавку висит икона - я только увидела её и кинулась к матушке просить разрешения сфотографировать. Учительная икона, назвала я её про себя. Страшный суд с подписями - кто есть кто и где какой грех. Я сейчас переживаю период интереса к храмовым росписям, а самый пожалуй распространённый сюжет и самая многофигурная композиция - именно Страшный суд. Можно всю схему в интернете найти, но я всегда предпочитаю реальность.

Так, переходя из храма в храм - тут молитвы на стене, тут учительная икона, там ещё что-то - и пройдёшь незаметно полный курс катехизации.
Только камера дала сбой. Почему-то из пяти сделанных мной снимков, в том числе одного с иконой целиком, потом обнаружились только два.
Последний раз затвор соблаговолил сработать уже снаружи, ради дынек на портале Ризоположенского собора. После этого смартфон уснул и не проснулся, пока не встретился с зарядным устройством.

Дыньки здесь куда изящнее, чем на портале Никольского храма. А в соборе Рождества Богородицы в кремле - вообще красота. Что значит статус.

Свой план я сочла выполненным и тихонько отправилась в обратный путь через Торговую площадь. А там тоже ярмарка, конечно. Небольшая - половина территории занята временной сценой с рядами лавок, ещё одна площадка фестиваля "Лето Господне". На другой половине вытянулись скромные ряды торговцев местным товаром, преимущественно съестным. Это получше сувениров будет. Настоящие кадушки с солёными и малосольными огурцами, мёд, варенье, прочие соленья. Конечно, яблоки, груши, корнеплоды. И огурцы кое-где кучками разложены. Я поинтересовалась у одного продавца, какой сорт и какая цена. Восемьдесят рублей килограмм - вполне нормально, а сорт - "Гармония". С другого края ещё раз решила прицениться, но продавщица была занята с покупательницей, которая положила глаз на варенье из еловых шишек. Это сравнительно недавний суздальский бренд. Сначала были просто огурцы, потом придумали варенье из огурцов, теперь - из шишек.
Продавщица откупорила баночку и предложила даме попробовать товар красивого тёмно-янтарного цвета.
- Оно у меня знаменитое, его три раза телевидение снимало, - похвалялась она.
- А что вы туда ещё добавляли? - осведомилась дама, отведав.
Продавщица перечислила: цедру апельсина, лимона, имбирь, кордамон... Впрочем, я ручаюсь только за первый ингредиент, остальные не запомнила.
Пришла на ум сказка про кашу из топора.
Наконец она переключилась на меня. Огурцы стоили столько же (а с утра по сто) и были двух сортов - та же "Гармония" и ещё "Герман". У Германа пупырышки покрупнее, у Гармонии помельче. Я спросила, а что, не существует суздальских сортов?
- Были, но местные горчили. Как появились голландские сорта, так все на них перешли, - был ответ.
Я пыталась сообразить, хочу ли тащить до вокзала огурцы.
- Берите, берите, это ведь последние! Думала, уж и не будет, да ночи опять стали тёплые, - уговаривала продавщица.
Огурцы были разложены кучками по килограмму. Рядом лежал безмен. Мой опытный взгляд определил, что кучки выглядят маловатыми, что я и озвучила.
- А мы доложим, если что не так! - весело откликнулась продавщица и пересыпала две кучки в пакет, чтобы взвесить. От третьей я решительно отказалась. В делениях безмена я не очень разобралась, но она докинула ещё три огурчика. Вот это я понимаю, никакой оскорблённой позы:: "Вы что, меня в чём-то подозреваете?? Я торгую честно!" К такой продавщице я бы вернулась. Торговать надо с огоньком. А нам, покупателям, надо уметь торговаться.

И пошла я с огурцами на вокзал, довольная донельзя. На Васильевской присела на лавочку на остановке, сгрызла те самые три огурца.
Пошла дальше, уже чувствовалась усталость.
Вдруг навстречу - девочка-подросток прямо по тротуару ведёт в поводу ухоженного саврасого мерина, на нём в седле - мальчишка лет девяти, рядом бежит совсем мелкий пацан. И пегая собака. Вот на собаку посмотрела и вспомнила, что видела и её, и этого коня. Весной, в конце апреля этого года.
После прекрасного дня, проведённого в Суздале, я тогда так же не спеша шла на вокзал. Прогремела гроза, выглянуло солнце, снова пошёл дождь. На Васильевском лугу на фоне Михалей паслись два коня, серый и этот саврасый, их хозяева с собаками всё кружили вокруг да рядом, занятые какими-то несущественными делами; какие-то мальчишки возвращались откуда-то прямо в дождь через поле. Вспомнилось, что в конце восьмидесятых здесь был устроен дощатый загон и лошади паслись и в нём, и прямо на лугу, и мы беспрепятственно подходили к ним и гладили. Они были не очень ухоженными, косматыми, неказистой местной породы. Пра-пра-пра-потомки михалёвских ямщицких лошадок.
Пейзаж был прямо нестеровским, этакое тусклое пасмурное межсезонье. Было в нём что-то неуловимо притягательное. Я сделала несколько десятков похожих снимков из-под зонта и всё не могла остановиться.
Собаки вдруг начали носиться, встревожили савраску, тот заскакал по лугу - забеспокоились люди. Всё задвигалось под струями дождя.
]


Перевела взгляд направо... Батюшки, что стало со знакомой дорогой? Словно её полили расплавленным серебром.


Что в тот раз, что в этот впечатлениями от Суздаля я была наполнена под завязку. А материальный итог поездки - вот.


Огурцам пришлось пережить страшное. Но пока ещё они существуют.


Открытки - замечательные. И тексты на оборотах хорошие. А на некоторых - реклама разных суздальских заведений, фермерского ресторана "Огурец", например.


Что сказать в заключение?
Намеченное я частично выполнила, частично перевыполнила. Суздалем, как всегда, не насытилась.
Ездить мне ещё в Суздаль - не переездить. И вам того желаю. Приезжайте и убедитесь - в этом городе обязательно найдётся хоть одно место, заточенное специально под вас.

Отредактировано автором: 06.09.19 14:08:37Сообщить модератору



Интересная идея...По всему видно - любите вы этот город.
Очень душевный пейзаж с коровой на берегу - русский-русский такой. И ромашки мои любимые хороши. Натюрморт с вербой, действительно, очень тонкий. акварельный.
Великолепный рассказ!!! Спасибо, что поделились. Такое умиротворение после просмотра... Недавно только обсуждали, что в Суздаль пока не хочется (были в феврале), а тут сомнения закрались)
Цитата:

По всему видно - любите вы этот город.


Ох люблю, Вы правы)
Мария Прага, спасибо за отклик!
Цитата:

обсуждали, что в Суздаль пока не хочется (были в феврале), а тут сомнения закрались)


А мне всегда туда хочется))
hillary, какой рассказ, как он читается и какая верная, точная интонация! Рассказ – он о городе, о месте и при этом он очень личный. И это не мешает, а дополняет и придает шарм повествованию.

Удивительный снимок - «Веточки Грабаря»

А эта фраза :

Цитата:

Но почему-то состояние гармонии в душе, тихой радости…



И такой хорошо знакомый тебе лично город, в котором прожил в разные годы не один день, и всё где-нибудь по окраинам - особенно нравилось на другом берегу Каменки напротив Спасо-Евфимиева монастыря, рядом с Покровским… Там так гулялось вечерами.

А Ваш отзыв – он не о наборе достопримечательностей ( список №1, список №2), он о том, ради чего хочется возвращаться в этот город, хочется его снова видеть и ощущать.

Одно уточнение:

Цитата:

В нём родился поэт-маринист Алексей Лебедев, чьим именем названа улица. Моряк-подводник, геройски погиб в сорок третьем.



- в 41-м. В ноябре.
Какой замечательный рассказ, душевный, спокойный. Тоже люблю Суздаль, правда давно там не была.
Люблю сравнивать было - стало. Правда такой базы как у вас нет, смотрю на сайтах старинные фотографии.

Цитата:

Оподельдок (Linimentum saponatocamphoratum) — старинное средство для наружного применения против ревматизма, вывихов и тому подобного. Представляет легкую, белую желатиновую прозрачную и легко тающую массу.
Приготовляется из раствора 40 долей медицинского мыла и 10 долей камфоры в 420 долях спирта; раствор фильтруется, после чего прибавляют 2 доли тимьянового масла, 3 доли розмаринового масла и 25 долей аммониакальной жидкости.

Жидкий оподельдок (Spiritus saponato-camphoratus) — из 60 долей камфорного спирта, 175 мыльного спирта, 12 долей аммониакальной жидкости, 1 доли тимьянового масла и 2 доли розмаринового масла
Упоминается в литературе, например в «Обыкновенной истории» Ивана Александровича Гончарова, а также в "Похождениях бравого солдата Швейка" Ярослава Гашека. Название оподельдок, значение которого неизвестно, встречается уже у Парацельса («Oppodeltoch»).

Николай, здравствуйте, как я Вам рада!
Очень лестна Ваша оценка. Благодарю)
Цитата:

о том, ради чего хочется возвращаться в этот город, хочется его снова видеть и ощущать.

Да, и это такое неуловимое нечто, что трудно сформулировать.
Цитата:

город, в котором прожил в разные годы не один день, и всё где-нибудь по окраинам - особенно нравилось на другом берегу Каменки напротив Спасо-Евфимиева монастыря, рядом с Покровским…


Вы там даже жили... как чудесно.
Ах этот классический вид с берега Каменки от стен Спасо-Евфимиева монастыря! Безусловно красивейший в Суздале. Хотя - лучше не быть столь категоричной. У красоты столько критериев.

За поправку спасибо, исправила. Ведь были сомнения, забыла проверить...
Xelen_a, и Вам спасибо!
Уж этот оподельдок. Всегда хочется сказать и написать - опольдекок))
Состав вызывает чувство глубокого уважения к лекарям прошлых веков!




Прошу прощения за качество фотографий - снимал на пленку, а сейчас просто перефотографировал фото цифровым фотоаппаратом.

Цитата:

За поправку спасибо, исправила. Ведь были сомнения, забыла проверить...



Я хорошо помню его имя по музею СТРОП, поэтому сразу обратил внимание.

Всех благ, Вам!
hillary, привет! Как всегда поэтичный отзыв c атмосферными фото. Как Вы понимаете язык природы! (я тоже похожим "страдаю", пытаюсь прочесть, что бы сказали травинки и деревья, ведь они живые и радуются жизни порой больше нас, людей, не критикуют, не сравнивают условия, просто наблюдать за ними - это необыкновенный релакс и подзарядка).
Понравился Ваш рисунок - мне показалось, что это июньский светлый день. Выкладывайте еще.
Что касается плачевного состояния памятников в начале 90-х, тоже этот странный факт был мною замечен, правда, по фото в альбоме "Золотое кольцо" - 1985 года издания (еще советское время), в супер-обложке, на мелованной бумаге, с цветными художественными фотографиями - красивые виды, но состояние некоторых церквей - мама дорогая! Даже во Владимире Успенский собор - сейчас белоснежный красавец, в этом красочном путеводителе - облезлый и серый. Сейчас все-таки большая часть наследия реставрируется и радует глаз, да и по Вашему рассказу это заметно.
Николай, когда речь о воспоминаниях, качество - не главное)
А вот "из последнего", вид с моста через Каменку в апреле. Всё ещё только заленело и обещает новую жизнь.

Всех благ и Вам! Жду новых Ваших отзывов - и уверена, не я одна.

Привет, SeaHorse! Вот мы и в России встретились).
Цитата:

травинки и деревья, ведь они живые и радуются жизни порой больше нас, людей, не критикуют, не сравнивают условия, просто наблюдать за ними - это необыкновенный релакс и подзарядка).

Согласна полностью. Люблю природу, нам бы у неё учиться; она нас лечит, а мы её калечим.
Цитата:

мне показалось, что это июньский светлый день.

Почти угадали - это был июльский светлый день). Спасибо за оценку картинки, но выкладывать больше нечего. С архитектурой больше не экспериментировала:)
Цитата:

тоже этот странный факт был мною замечен

Я как раз странным его не считаю - памятниками в основном были культовые здания, хорошо советская власть вообще их все не уничтожила.
А хорошо с Вами прогуляться - хоть по Криту, хоть по Суздалю... И фотографии такие атмосферные... и мысли такие созвучные...

Кстати, насчёт огурчиков: а что у Вас за рецепт? солите или маринуете? :)
Цитата:

Огурцам пришлось пережить страшное. Но пока ещё они существуют.


Смеялась до слёз над приключениями огурцов) Я в прошлом году вывезла из Суздаля банку с вкусными маринованными огурцами, свежие помидоры из Кидекши, такие трогательно-неправильной конфигурации и очень вкусные. А ещё яблоки, купленные у бабушки рядом с Покровским монастырем, такие ароматные, кисло-сладкие, одно удовольствие)
Суздаль мне совершенно искренне понравился, как и Ваш рассказ. Не очень понимаю противоречивых претензий то к неухоженности, то к чрезмерной туристичности. В меру ухожен, в меру посещаем туристами, хотя я была в будни, потока не застала. Сервис на любой вкус и кошелёк. Насчёт ресторана "Огурец" - не самое удачное заведение, как раз очень туристическое, занесло меня туда случайно, антураж симпатичный, из еды что-то вкусно, что-то вообще ни о чём.
В Спасо-Евфимиевом есть киновыставка, с фрагментами из фильмов, снятых в Суздале. Я там зависла просто, потом ещё пересмотрела.
Цитата:

хорошо помню его имя по музею СТРОП, поэтому сразу обратил внимание!


Буквально вчера о его судьбе читала, вспомнила улицу в Суздале с деревянными домами и небольшим музеем иконописи и магазином при нём. И отзыв Ваш вспомнила, о Рыбном... Строка, оборванная пулей...
Спасибо, очень созвучен ваш рассказ моему восприятию Суздаля. Тоже частенько тут бываем, приезжаем погулять в разные сезоны, лазим то тут, то там. Всегда что-то новенькое находим, да и со старым встречи приятны. Иногда смотрю фото из поездок суздальских, сравниваю - ну сколько можно этот и вот этот вид фотографировать, а пройти просто мимо не получается))

И всегда получаем порцию покоя и отдохновения. И туристы не мешают, в сущности, много их лишь на самых центральных улицах. Все мечтаем приехать на выходные с ночевкой, чтобы побродить по совсем уж опустевшим улицам.

В общем, с огромным удовольствием прочитала рассказ, прекрасно написан!

Нат_Хор, не отказалась бы и я от такой попутчицы, как Вы)
Цитата:

мысли такие созвучные...

Единомыслие - редкость, тем более ценно даже виртуальное такое общение.

Огурцы мариную с яблочным уксусом методом двукратной заливки, без пастеризации (или стерилизации - так и не научилась их различать). Из приправ отдаю предпочтение листу смородины, зонтикам укропа, чесноку и желательно - дубовым листьям, для твёрдости и хруста.
NaVi, спасибо за внимание!
Цитата:

Я в прошлом году вывезла из Суздаля банку с вкусными маринованными огурцами, свежие помидоры из Кидекши, такие трогательно-неправильной конфигурации и очень вкусные. А ещё яблоки, купленные у бабушки рядом с Покровским монастырем, такие ароматные, кисло-сладкие, одно удовольствие)


Облизнулась). Лучшие продукты - всегда с рук. А я в прошлом году тоже в Кидекше помидоры покупала)). Там всегда столики стоят с товаром вдоль дороги.
Цитата:

В Спасо-Евфимиевом есть киновыставка

Да, я по ней тоже однажды пробежалась)
Элли2, очень приятно Ваше мнение!
Цитата:

ну сколько можно этот и вот этот вид фотографировать, а пройти просто мимо не получается))

Именно так всегда и происходит))
Цитата:

И всегда получаем порцию покоя и отдохновения.

Да, это про Суздаль.
Фото Ваши замечательные! Все мои любимые красавицы, включая комплекс храмов на Торговой площади.
hillary, спасибо за рецепт, из ингредиентов никогда не использовала дубовые листья, надо попробовать)
Цитата:

никогда не использовала дубовые листья, надо попробовать)

Попробуйте, ядрёные получатся огурцы). Сама всего лет пять как узнала.
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ:




1Прогулка с зимней Которослью (Ярославль, 13.12.2015)
2Охота на львов и прогулки с мушкетерами в краю магнолий и цветущей сакуры. Ч.1
3Прогулка с Кекеша в Парадфюрдё
4Blame Canada! - или Новый Год в Онтарио и Квебеке
5Корабли мои в гавани.Не взлетим- так поплаваем...Или Музыка норвежских фьордов(часть3)
6Салехард. Ледовые скульптуры. Конкурс-выставка
7В Петербург на День России. Белые ночи, Петергоф и прогулки по Неве
Отдых в России
Отели России
Отели Валдая
Отели Вардане
Петрозаводск
Плес
Погода в России
Отдых дети
Рейтинг отелей:
1247.Арагон 3+
1248.Федор Шаляпин дом семейного отдыха 3+
1249.Тыгын Дархан гостиничный комплекс 3+
1250.Подлипки санаторий 3+
1251.Ликино пансионат 3+
1252.LES Art Resort 3+
1253.Rivervilla hotel 3+
лучшие отели России
Фото отелей:
1226.Петровский, Россия [2]
1227.Петро Палас Отель, Россия [2]
1228.Отдых пансионат, Россия [2]
1229.Интурист, Россия. Остальное [2]
1230.Де Ла Мапа, Россия [2]
1231.Васильевский двор мини-отель, Россия [2]
1232.Дом на Гремячке, Россия [2]
Популярные отели:
827.Стик-Тревел туристический комплекс отзывы
828.Россвязь отзывы
829.Astoria отзывы
830.Поляна 1389 Отель и Спа отзывы
831.Дон-Плаза отзывы
832.Вилла-Парк отзывы
833.Mercure Rosa Khutor Hotel отзывы
Отзывы по отелям:
1905.Россия, Рубин база отдыха [1]
1906.Россия, Руна [1]
1907.Россия, Аврора гостиница [1]
1908.Россия, Штоль база отдыха [1]
1909.Россия, Аллегро на Лиговском [1]
1910.Россия, Атола [1]
1911.Россия, Best Western Plus Centre Hotel [1]