06.06.19 20:01:00
Неделя в Париже 
Время отдыха: июнь 2019

Париж не хотел нас. Он отчаянно находил причины, из-за которых мы должны были отказаться от поездки. Он даже заболел жилетно-жёлтой лихорадкой, апофеозом которой стал жар, спаливший главную парижскую приманку: собор Парижской богоматери. Если б меня спросили, с чем или кем ассоциируется этот город, я бы ответил: с девушкой, к которой подкатывает с неясными намерениями незнакомец, заставляя её всячески сопротивляться. Париж и прекрасен, и капризен одновременно.
Но обо всём по порядку. Для нас Париж был обречён как минимум с того момента, когда мы стали жить в трёх часах езды от него. Нужен был только окончательный толчок, которым стало предложение наших израильских друзей Эли и Андрея «куда-нибудь съездить». После недолгого перебора возможных направлений, выбрали компромиссное решение… ну, понятно, какое.
В воскресенье лайнер Ryan Air из Тель-Авива привёз нам гостей, а уже рано утром в понедельник мы после двух пересадок удобно разместились в креслах поезда ICE, за два с небольшим часа доставившего нас из Карлсруэ на вокзал «Gare de l’Est» со скоростью около 300 км/ч, что периодически высвечивалось на экранах над проходом. Изначально предполагалось, что я буду исполнять обязанности доморощенного гида для нашей маленькой компании. Поэтому выйдя из вагона, я уверенно направился к зданию вокзала мимо странных личностей в гражданском, с повязками на рукавах, выглядевших, как простые советские дружинники, ну разве что одетые не в ширпотреб от Чебоксарской швейной фабрики, а в ширпотреб от Китайской народной республики. В конце перрона стояли турникеты, пройдя которые, я оглянулся: не потерялись ли мои подопечные. А они просто исчезли! Меня обходили толпы недавних пассажиров, но моих не было! И турникет не позволяет пройти обратно… Когда минуты через две-три толпа рассеялась, я наконец увидел метрах в двадцати своих, которые лихорадочно рылись в сумках. Похоже им пришлось предъявить документы этим самым «дружинникам». Уже потом, когда мы воссоединились, выяснилось, что так оно и было. Уж не знаю, что такого подозрительного было в наших друзьях, но личности пришлось устанавливать. Любопытно, что творилось в головах «товарищей в штатском», когда они убедились, что поезд из Германии покинули люди с израильскими паспортами… Какой-то новый вид нелегальных трудовых мигрантов? Наркокурьеры, доставляющие гашиш, произведённый в лаборатории под Хайфой? Впрочем, придраться было не к чему, задержанных относительно быстро отпустили. Возможно даже извинились, но кто ж разберёт их «пардон-муа, силь-ву-пле, Пари-Дакар»?
С этого вокзала нам предстояло добираться до трёхзвёздочного апарт-отеля Odalys City XVII Paris (цифра 17 в названии означает район французской столицы). Небольшая проблема, учитывая развитость парижской сети метро, да и вообще общественного транспорта. Нужно было только выбрать тип проездных билетов. Возможны варианты: карта Navigo на неделю (поездки без ограничений за 27,80 евро), «Paris Visite» (минимум 38,35 евро, но зато ещё и с пригородами), дневной проездной Mobilis за 7,50, либо покупать разовые билетики пачками по 14,90 евро (тариф Cornet). Ещё дома, проанализировав наши ожидаемые поездки, пришли к выводу, что разного рода проездные, а также разовые билетики, купленные поштучно за 1,90, не окупятся, и остановились на «Корнете».
Билеты можно купить в окошечках «Service» на каждой станции, либо в автоматах. Для тех, кто не в ладах с Français, можно выбрать английский, немецкий, испанский или итальянский языки.
Не прошло и часа, как мы уже прокололись. То есть, если честно, прокололся я, но пострадали все. Нужно было выйти на станции «Porte de Clichy», от которой мы дошли бы до отеля за 15 минут. Но я купился на схожее название «Place de Clichy», что оказалось совсем не тем же, зато удалённым от отеля аж на 40 минут. Не знаю, какие мысли крутились в головах супруги и друзей, но устно я от них почти не пострадал.
Уф, цель достигнута, можно наконец сбросить тяжёлые сумки и чемоданы. Правда, вселиться нам пока нельзя, приехали слишком рано; но этот вариант был нами предусмотрен. Вещи оставили на ресепшн, а сами налегке отправились в супермаркет.
Цены на продукты во французских супермаркетах обычно существенно выше, чем в нашей благословенной Германии, и Париж не стал исключением. За гранью понимания находится тот факт, что в Германии дешевле даже продукты, произведенные во Франции! Видимо, это такие последствия их хитрой налоговой политики. Местные налогоплательщики содержат на своём горбу прорву бездельников; по мнению немцев, Франция – социалистический анклав в свободно-рыночном окружении. Вспоминаю свою университетскую учительницу французского, стажировавшуюся там ещё в те времена, когда простому советскому человеку в качестве заграницы светила максимум Болгария. Так вот, она говорила: «Франция – прекрасная страна, но их правительство – это просто ужас, одни марксисты».
Есть, конечно, в их супермаркетах и что-то положительное. Разумеется, зашкаливает выбор их самых лучших в мире вин; одних только видов шампанского (я имею в виду сейчас именно Champagne, а не просто игристые вина) в любом магазине 20 – 30 наименований. Богаче разнообразие сыров, включая мои любимые рокфоры по цене от 11 евро за килограмм. А вот с хлебом беда. В супермаркетах и булочных («буланжери») один-два сорта, обязательно из белой муки, при том, что другие мучные изделия поражают своим ассортиментом – как разнообразием, так и оформлением и вкусом (о-ля-ля, а разве могло быть иначе у самой известной кухни мира?).
Конечно, набрали вкусностей и для тела, и для души (для последней – бутылочку бордо, разумеется, «апелясьон контролé», не покупать же, приехав в Париж на неделю, что-нибудь более низкого уровня?). Любителей пива огорчу: цены за бутылку начинаются от 2,5 евро, т.е. как на вино. Но за пивом ездят не во Францию, а к её восточному соседу… Уж у нас-то пивко стоит от 40 центов, да и вкус куда лучше. Это как бы немного рекламы, но от чистого сердца и на благотворительной основе.
Между тем, пришла пора вселения. Наверно, надо подробнее рассказать, что такое апарт-отель? От обычного отеля он отличается наличием в номерах маленькой кухоньки, что сближает их с квартирами, или, на туристическом сленге, апартаментами. Удобная вещица для бюджетных туристов. Особенно актуально это для тех стран, где уличная еда дорогая, а Париж к таким местам как раз относится. В остальном отель как отель. Вполне чисто, шампунь-мыло в наличии, телевизор современный, интернет хороший, чернокожие горничные вежливые и улыбчивые. Сами номера, кстати, очень просторные, даже неожиданно для трёхзвёздочника. И маленький приятный бонус: после обеда на ресепшн выставляют корзинку с бесплатными круассанчиками или шоколадными булочками…
До вечера ещё оставалось время, поэтому мы решили покорять Париж уже сегодня. И чтобы не размениваться по мелочам, направились сразу к символу столицы Пятой республики – Эйфелевой башне. По пути попадаются симпатичные церкви,

уличные овощные рынки, парки…
Один из многочисленных памятников Жанне д’Арк возле церкви святого Августина… Вот уже к Сене подошли… Там какая-то площадь… Наверно, Сенная… И тут в разрезе многоэтажек, как вздёрнутая в канкане обнажённая ножка, скромно показалась Она!
Девушка со странным именем Париж начинает сдаваться на милость победителям.
А рядом как-то неестественно смотрятся золотые купола Русской православной миссии.
Подняться на башню в это время года и суток не составило бы труда, но я много наслышан, что оно того не стóит: селёдка в бочке, даже поднятая на высоту 200 метров, останется селёдкой в бочке. И то обстоятельство, что соседями по бочке окажутся селёдки из Китая и Японии, не относится к особому французскому шику, за которым едут в Париж.
Экзотики, впрочем, хватает и внизу. Десятки чернокожих французов продают разного рода пластмассовые «эйфелюшки»: те, что побольше, сантиметров 20 в высоту, мигающие светодиодами, по 15 евро; брелоки и магнитики по 2 евро. Некоторые продавцы носят с собой связки башенок, другие разложили товар на тряпочках. А есть ещё одни бизнесмены, но те преимущественно индусы или сикхи на вид. Они ходят с охапкой роз и стараются впихнуть по цветочку в руки девушек, которые в компании своих молодых людей. За взятый цветок предстоит расплачиваться несчастному влюблённому, и удовольствие это, очевидно, не дешёвое, так что благородные дамы, щадя бюджет своего будущего, настоящего или потенциального спутника жизни, сразу отказываются от этой романтики.
Великое лучше видится издалека.

Если же детально всматриваться в ажур башни, то можно заметить старую, облупившуюся покраску… Нет, не надо всматриваться!
Кстати, лужайка у Эйфелевой башни, именуемая Марсовым полем, сама по себе довольно милое местечко: травка, кусты роз (нет, не тех, что разносят сикхи), лавочки… Мы посидели, пожмурились на умеренно тёплое по-весеннему солнышко и отправились назад. На обратном пути ещё пофотографировались у большой Триумфальной арки (есть ещё и маленькая,

у Лувра).
А во вторник у нас уже была первая полноценная самостоятельная экскурсия. Спустились в метро на станцию Saint-Ouen и вышли на Blanche. Про парижское метро хочется сказать отдельное слово. Многие посетившие Париж жалуются на грязь и вонь в подземке, а также на криминальную опасность, исходящую там от афрофранцузов. А вот мне так не показалось. Чистота там вполне приличная для мегаполиса. Разумеется, я не стал бы рекомендовать облизывать пол и стены, но гор вонючего мусора там точно нет. Что же касается африканцев, то в абсолютном большинстве они вполне адекватные люди, уступают места пожилым, вежливые и опрятные.
Есть, конечно, и исключения. И на улицах, и в метро попадаются грязные бомжи; вовсе не те старомодные и в некоторой степени даже интеллигентные парижские клошары из романов XIX – XX веков, а именно африканцы. Судя по количеству находящихся рядом сумок и разложенным спальным мешкам, их пребывание на лавочках в метро или просто на тротуаре, в метре от проезжей части, и является постоянным местом жительства. Уходя по своим делам, нехитрый скарб они просто оставляют тут же. Никто на это хозяйство не покушается.
Вот чего не хватает парижскому метрополитену, так это разнообразия в архитектуре. Большинство станций похожи друг на друга, как говорится, до степени смешения. В этом он, конечно, уступает московскому. Единственное увиденное нами исключение - станция Варенн, на которой стоят две копии роденовских скульптур.

И что же у нас идёт первым пунктом программы? Кабаре «Мулен Руж». Не бог весть какое изысканное строение, но ценность его не во внешнем облике. Это история раскрепощения нравов. Именно здесь в дремучем 1889 году парижане, одними из первых в мире уже вкусившие прелесть своих «эгалите, фратерните, либерте», впервые с античности смогли лицезреть в танце обнажённые женские ножки, в то время как в остальной Европе показать даже носок туфельки было верхом неприличия. А ещё через четыре года, страшно подумать, актриса на сцене кабаре позволила себе полностью раздеться… Наверно, именно тогда начали звучать голоса всяческих пророков, обличающих «падение нравов» и предрекавших скорую смерть «гнилому Западу». Уже меняется пятое поколение этих пророков, распутный Запад всё никак не догниёт, зато стрип-бары заманивают к себе скучающую публику даже в бывших сельских домах культуры где-нибудь в Нечерноземье.
Но нигде кроме парижских «Мулен Руж», «Лидо» или «Крэйзи хорсес» искусство обнажения не поднято на такую недосягаемую эстетическую высоту. Что, естественно, отражается на ценах в этих заведениях. Только вход в кабаре стоит 100 евро. Просмотр шоу с полбутылкой шампанского обойдётся уже в 109, а стоимость полноценного ужина дойдёт до 210 евро.
Но всё равно «Мулен руж» не работает рано утром, и мы бодрой походкой поднимаемся на Монмартр. Там по пути, кстати, попадается ещё одна мельница, но уже не красная. И это ресторан Le moulin de la Galette (кажется, «Мельница печенюшек»?). А ещё немного выше находится площадь Тертр, на которой располагаются те самые художники, создавшие туристическую славу Монмартру.

Среди них есть и дешёвые шабашники, намалюющие примитивный шарж за пятнашку, но есть и интересные авторы, со своим стилем и уже более высокими расценками. В зданиях по краю и в самом центре площади есть несколько аутентичных кафе. Вы отдадите пять евро за круассан и столько же за крошечную чашечку эспрессо, но зато потом сможете гордо заявлять, что пили кофе на Монмартре.
На самой же верхушке Монмартра стоит гигантская базилика Святого сердца, или Сакре-Кёр. Она не отличается преклонным возрастом, всего лишь конец 19-го – начало 20-го века, но на улицах Парижа осталось не так уж много настоящей древности после серии революций и реконструкций. Нехватка историчности Сакре-Кёр с лихвой компенсируется роскошью её оформления. У входа вас встречают две конные статуи: неистребимой Жанны д’Арк и короля Людовика Святого. Своды базилики вздымаются на какую-то немыслимую высоту; потолки богато расписаны,

количество картин и скульптур зашкаливает, а главный колокол, весящий 19 тонн, является самым крупным в Париже. С площадки у базилики открывается прекрасный вид на город.
Туда, в город, мы и идём дальше.
Минуя пляс Пигаль, имеющую репутацию квартала красных фонарей, но тем не менее (или наоборот, благодаря этому) служившую пристанищем для Тулуз-Лотрека, Ван-Гога, Пикассо и Жоржа Сименона, доходим до Гранд-Оперá, или театра Гарнье, названного в честь своего создателя. Всё-таки насколько богатой была Франция 19-го века, несмотря на все великие потрясения, если равный по уровню труппы театр Ла Скала в Милане смотрится на фоне Гранд-Оперá чуть лучше, чем сарайчик, а московский Большой – как районный ДК. Огромные размеры, изобилие скульптур, лепнины, и везде позолота, позолота…
К этому моменту мы уже нагуляли аппетит и решили заморить червячка в заведении. Честь быть посещённым нами выпала чайному дому «Casse-noisette». Как известно, французская кухня не для того, чтобы наесться, а для того, чтобы удивить. Так что недоморенный червячок ожидаемо остался жив и благополучно просуществовал до ужина в отеле. Его не сломили взятый мною бизнес-ланч (салат из лосося, маленький кусок яблочного пирога и 250 мл пива Leffe, кстати бельгийского) и круассан с капучино для супруги в сумме за 20 евро. Удивить не удивили, но было вкусно.
Послеобеденный сон не входил в наши планы, но немного расслабиться после утреннего марш-броска по горам мы позволили себе в саду Тюильри, что возле Лувра. Сад по сути является небольшим так называемым регулярным парком, подразумевающим строгие геометрические формы аллей, аккуратно стриженые деревья и скульптуры в античном стиле. Удовольствие это создали для себя местные короли, но к счастью сейчас отдохнуть на удобных стульях возле большого фонтана может позволить себе каждый смертный. Через полчаса релакса почувствовал какой-то зуд на лбу. Где-то умудрился поцарапать, что ли?.. Оппаньки! А это не царапина! Это я обгореть на местном солнышке успел! К вечеру покраснел и зашелушился ещё и нос.
Но пока нам не до этих мелких проблем. Впереди нас ждёт площадь Конкорд или Согласия. Главная её достопримечательность – стоящая в центре настоящая древнеегипетская колонна, привезённая в те времена, когда страны Востока ещё не шибко ценили свою давнюю историю и делились раритетами со всеми желающими направо и налево. По разные стороны от колонны находятся два симпатичных барóчных фонтана, а по краю площади установили 8 сидящих женских скульптур, олицетворяющих 8 городов Франции. Жителям Беларуси будет приятно узнать, что среди этих городов есть и Брест. Ну ладно, это не тот Брест.
Кстати, площадь, носившая тогда привычное для россиянина название площадь Революции, обладает в своей истории маленькой пикантной особенностью: именно здесь казнили по приказу Робеспьера короля Людовика и его Марию-Антуанетту, потом Робеспьера по приказу Дантона, а потом и Дантона по приказу уже каких-то совсем безвестных революционных проходимцев.
Теперь нам захотелось взглянуть на резиденцию французских президентов – Елисейский дворец. А вдруг и самого Макрона увидим? Нет, Макрона не увидели, да и сам дворец за оградой едва заметен. Зато жандармов с автоматами там пруд пруди. Оцеплен весь периметр и даже некоторые близлежащие здания. И у меня там пропал сигнал GPS. Просто случайность?..
Расположен Елисейский дворец рядом с Елисейскими полями, которые так душевно воспел своим бархатным голосом Джо Дассен. Но на мой взгляд его песня куда красивее самих полей. По сути Поля - это просто проспект для официальных проведений парадов.
Пересекаем Елисейские поля и оказываемся между двумя очередными роскошными дворцами: Малым и Большим. Несмотря на названия, различаются они по размеру не сильно. Построенные на стыке прошлого и позапрошлого столетий они уже не служили пристанищем для королей или императоров, а должны были вмещать экспозиции при проведении Всемирной парижской торговой выставки, типа современных Экспо. Как это уже раньше случилось с Эйфелевой башней, после выставки дворцы не стали разбирать, и правильно сделали: теперь это отличные украшения набережной Сены. В обоих дворцах сейчас музеи: искусств (античность, Средневековье, Делакруа, Сезанн и т.д.) и открытий и изобретений соответственно.
После возвращения в отель и ужина, как стемнело, вышли на крышу. Оттуда можно увидеть Эйфелеву башню в подсветке. Впрочем, обычная подсветка не особенно привлекательная: просто жёлтого цвета, ну разве что мощный прожектор бороздит ночное небо.
Среда.
На этот день мы запланировали визит в Версаль. Билеты были куплены заранее, через интернет, чтобы не отстаивать очередь. Тем не менее, отстоять всё равно пришлось. Мы приехали примерно за полчаса до открытия и увидели две относительно небольшие очереди. Никаких указаний, какая из них наша, не было (ох уж эта французская безалаберность!), поэтому встали просто в одну и принялись ждать открытие.

Между тем обе очереди стали увеличиваться в разы. Незадолго до открытия из дворца появился служащий, и многие туристы бросились к нему за разъяснениями. И я в том числе. Ну да, естественно, очередь мы выбрали не ту, хотя я так и не понял, чем они отличаются. Пришлось отправляться в хвост другой, уже основательно разбухшей. К счастью, когда в 9 часов открыли вход, долго стоять не пришлось; минут через десять мы уже проходили досмотр, и ещё через пять минут прогуливались по необъятным пространствам дворца. Огромные и крошечные картины великих мастеров на стенах, скульптуры в галереях, дорогое убранство комнат, изысканная фарфоровая посуда и золотые столовые приборы… Любили короли себя баловать!

И это ещё при том, что во время Революции восставшие много разрушили или присвоили.
Версаль примечателен не только своим дворцом, но и, пожалуй, самым большим в мире регулярным французским парком. Прямые дорожки, квадратные аллеи, деревья

и кусты, подстриженные в виде строгих геометрических фигур, обилие скульптур,

клумбы с цветами, бассейны с рыбками и фонтаны… В некотором удалении от главного дворца в Средние века находилась деревушка Трианон, на месте которой короли воздвигли два дворца: Малый и Большой Трианон. Предназначались они для уединения монарших особ, ведь основной дворец быстро стал проходным двором для огромной свиты и бесчисленных графов, маркизов и баронесс. Одна из французских королев, воспылавшая страстью к пейзанской жизни, основала на краю Трианона так называемую «Деревню королевы». Там стоят как бы крестьянские домики, каждый из которых сам по себе маленький дворец, только снаружи имитирующий простоту и скромность. Вокруг этих домиков разбиты клумбы и сады, стоят беседки, протекает искусственный ручей.

В загонах пасутся барашки, козы, коровы, свиньи и ослики, разгуливают жирные гуси и утки и пёстрые куры.

Осмотр Трианона мы начали с Малого дворца,

потом прошли сквозь деревню королевы и добрались до Большого. У Большого Трианона мы немного поплутали и другими тропинками снова вышли к Малому, откуда уже направились к выходу из Версальского дворцово-паркового ансамбля.
Ещё одна деталь о Версальском дворце, характеризующая историю франко-германских отношений. После разгрома Франции во Франко-прусской войне именно в Версале был подписан мирный договор, а для пущего унижения проигравших там же была провозглашена Германская империя («второй рейх»), пришедшая на смену Прусскому королевству.
В тот день у нас ещё осталось достаточно времени, и по возвращению в отель мы посетили самый крупный из близлежащих супермаркетов: E.Leclerc. В то время как другие, вроде Monoprix, Franprix, и даже обычно огромные Сarrefour c Auchan’ом представляли собой крошечные пятачки с десятком стеллажей, E.Leclerc оказался очень большим и с богатым выбором. Конечно, как всегда, всё было дорого, но сыр, козий йогурт, фуагра, фрукты и выпечку мы тем не менее взяли.
Четверг.
И на четверг у нас уже были куплены билеты, на это раз в Лувр. Чтобы попасть в него, даже не надо подниматься из одноимённого метро на поверхность. Переходами мы вышли прямо к пункту пропуска. Открытия ждали мы совсем недолго. Первым делом, рассчитывая избежать столпотворения, мы рванули к самой ценной реликвии этого музея – картине великого Леонардо «Джоконде» (aka «Мона Лиза»). Но система дворца такая запутанная, что даже стараясь ориентироваться по указателям к картине, мы нашли её окружённую уже полсотней поклонников, каждый из которых обязательно делал селфи на фоне. Пробиться сквозь толпу было невозможно, а ждать не хотелось. Поэтому полюбовались издалека, благо большинство ценителей прекрасного оказались невысокими китайцами.
После этого начался длительный чёс по бесконечным галереям самого крупного музея в мире. Античные скульптуры

и классические картины… Обильно покрытые драгоценными камнями часы, золочёная посуда… Делакруа и голландцы, Жерико и Рубенс, Рафаэль и Тициан… Из знакомого нам по школьным учебникам – Венера Милосская, Ника Самофракийская, стелла Хаммурапи, древнеперсидские быки с человеческими головами, стоящие при взгляде спереди и идущие, если смотреть сбоку, коллекция египетских сфинксов

и бюст Вольтера… Мало кто упоминает, но отдельные великолепные произведения искусства – это гигантские расписанные на религиозные и античные темы плафоны Лувра.
Заходя в очередной зал, в первую очередь обращаешь внимание именно на них, а не на висящие картины, из-за колоссального различия в размерах.
Разумеется, коллекция Лувра, да и само здание впечатлили.
Этим вечером согласно интернету ожидался второй день светомузыкального шоу, посвященного 130-летию Эйфелевой башни. Было бы неразумно пропустить такое нечастое представление. Так как большое видится издалека, решили смотреть на башню с одного из двух мостов через Сену (с какого окажется удобнее). Когда солнце начало склоняться к закату, мы вышли из метро Javel – André Citroёn и направились к Лебединому острову, на котором расположен первый из мостов. Но сначала мы посетили одну из достопримечательностей Парижа, единственную на Лебедином острове, – статую Свободы. Эта статуя – уменьшенная копия своей знаменитой американской сестры, масштаб 1:4.

Вполне можно сделать рядом с ней селфи и потом опубликовать в Инстаграме под заголовком «Я в Нью-Йорке». Желательно, правда, чтоб Эйфелева башня при этом не попала в кадр.
Мост Бир-Хакейм находится на противоположном конце острова, нужно идти минут пять. В это время нам попадалась по пути эндемичная островная фауна: две серые крысы. Нежелание контактировать было у нас обоюдным, и все пошли дальше своими дорогами.
Место на мосту, как нам казалось, было выбрано удачно. Башня была как на ладони. Но через полчаса, когда заиграла музыка и башня засверкала огнями, выяснилось, что подсвечивается преимущественно только одна её сторона, северная, а мы были на юго-западе. Сделав тем не менее несколько снимков, мы решили перебазироваться на мост Йена, который хотя бы строго на западе. Это отняло у нас ещё несколько минут, но мы всё же успели до окончания 20-минутного шоу, и я даже записал на видео разноцветные переливы 130-летней юбилярши.
Пятница
День для прогулок по городу.
Начали с площади Бастилии. Долго искали черту из брусчатки, показывающую контуры разрушенной крепости… Какую-то линию нашли, но нет уверенности, что это именно та. Зато вторую достопримечательность площади не пропустишь никак: Июльскую колонну. Её воздвигли по распоряжению короля Луи-Филиппа в 1840 году в честь Июльской революции, которая собственно и привела его к власти. Колонна длинная, венчает её крылатый «Гений свободы», больше смахивающий на языческого бога торговли Меркурия. Любопытно, что Наполеон Бонапарт на этом месте предлагал установить фонтан почему-то в виде гигантского слона. Гипсовая модель этого фонтана даже была изготовлена и установлена, что зафиксировал Виктор Гюго в своих «Отверженных» (помните отрывок «Гаврош» из школы?).
Дошли затем до площади Вогезов. Фактически это крошечный парк квадратной формы среди старомодных строений. Вогезы – это удаленный департамент во Франции, выделивший в своё время большие деньги на дело революции, за что был награждён площадью в Париже. А вот раньше на этом месте стоял Турнельский дворец, возле которого во время рыцарского турнира копьём в глаз был смертельно ранен король Генрих II Наваррский. Ну, смерть и смерть. Казалось бы, что такого? Мало ли королей погибало от ран? Но всё дело в том, что незадолго до этого про смерть «молодого льва» вследствие поражения глаза «в золотой клетке» (читай: в позолоченном шлеме) написал мало к тому времени известный Мишель Нострадамус. Тем самым он прославил себя на века, а его туманные и трактуемые кому как вздумается вирши (к тому же часто просто фальсифицируемые) до сих пор разжигают страсти среди его поклонников.
В домах вокруг площади в разное время жили кардинал Ришелье, Виктор Гюго, Теофиль Готье, Альфонс Доде и другие селебрити прежних времён.
Центр Помпиду. До него пришлось потопать немного дольше. Здание само по себе интересное, хотя и похожее на химический завод.

Для увеличения полезной площади все его конструкции (воздухо-, электро- и водопровод, лифты) вынесены наружу, но при этом раскрашены в яркие цвета (французы!). Больше всего пространства там занимает музей современного искусства. Тот факт, что не только древние или классические мастера умели создавать шедевры, подтверждает третье место Центра по посещаемости в Париже после Лувра и Эйфелевой башни. Вход, кстати, всегда бесплатный.
От Центра Помпиду до острова Ситэ уже рукой подать. Этот остров прежде всего знаменит своим Собором Парижской Богоматери… Увы, Нотр-Дам сейчас не просто закрыт для посещения из-за пожара, но буквально пол-острова из-за него огорожены. И хотя внешне следов пожара уже не видно, но зрелище серого здания без ярких витражных «роз» и без шпиля по крайней мере снаружи не впечатляет. Церкви с подобной архитектурой стоят в центре каждого второго французского города. Важны история Нотр-Дама и его внутреннее убранство, но оно было нам недоступно.
На острове есть и другие достопримечательности: мемориал памяти убитых и депортированных во время Второй мировой войны французских евреев, замок Консьежери, часовня Сен-Шапель и Новый мост. Все они сами по себе достаточно интересные, но на фоне прочих парижских достопримечательностей всё-таки меркнут.
Возвращаемся снова на северный берег Сены и направляемся к очень красивой церкви Сен-Жермэн. Вероятно, красива она и внутри, но зайти туда никому не захотелось, так как в это время там шла панихида, а снаружи припарковалась кавалькада из чёрных лимузинов, и тихо о чём-то беседовали месье с чёрными галстуками и мадам в тёмных платьях и солнцезащитных очках.
Звон с малой колокольни этой церкви послужил сигналом к началу Варфоломеевской ночи, во время которой было вырезано гугенотское население Парижа, а это тысячи людей, включая стариков, женщин и детей.
Возвращаемся к Сене, а точнее к мосту Искусств. Наверно, одна из самых старых металлических конструкций подобного назначения.

Построен мост ещё при Наполеоне. «Искусства», в честь которых он назван, находятся не на самом мосту, а в находящемся у него под боком Лувре. Впрочем, сейчас мост служит помимо средства связи между берегами ещё и «Арбатом», то есть пристанищем уличных художников. Да и виды с него на город и Сену очень живописные.
Прошлись немного по бульвару Капуцинок. Бульвар, конечно, симпатичный, но таких в Париже десятки. И этот не имел бы в глазах россиян никаких преимуществ перед прочими, если бы не прославился косвенным образом благодаря классической позднесоветской комедии «Человек с бульвара Капуцинов» с Мироновым в главной роли. И хотя сам бульвар мало того, что в фильме не фигурирует, и даже, видимо для благозвучия, немного переименован, но для любителей советского кино стал сакральным местом, обязательным для посещения в Париже. А вообще бульвар известен тем, что в одном из зданий на нём братья Люмьер впервые публично показали «двигающиеся картинки», названные ими «синематограф».
С бульвара Капуцинок свернули к Вандомской площади. Главная достопримечательность – 44-метровая Вандомская колонна с Наполеоном на вершине. Кто видел колонну Траяна в Риме, испытают чувство дежавю. Ну да, они (колонны, а не императоры) близнецы-братья. Точно так же, как на римской, на Вандомской лентой вьётся барельеф, изображающий победы монарха. Вероятно, битвы при Березине и Ватерлоо там не отображены. А вот Бородинское сражение – спорный вопрос, поскольку обе стороны считают её своей победой.
Заключительная цель сегодняшней прогулки – церковь Мадлен (Магдалины). Как и многое, построенное в золотой век французской архитектуры, это гигантское здание построено в классическом стиле, что для культового христианского сооружения как раз не естественно. Даже креста на верху с близкого расстояния не видно. А вот в качестве храма Юпитеру или Афине оно сослужило бы идеально. Но это снаружи. Внутри же всё полностью соответствует церковным католическим канонам: и потрясающе выполненный алтарь, и оргáн, и великолепная роспись плафона, и щедрое скульптурное оформление. Почему-то распахнуты огромные ворота… Обычно же только крошечные дверки по бокам… Заходим, фотографируем, присаживаемся отдохнуть (всё-таки километров пятнадцать уже прошли). Вживую играет орган. Но это ж какой-то рок нас сегодня преследует! В открытые ворота вошли двое: сгорбленный старик в расшитой рясе с посохом, затем рослый кюре в тиаре, жестами призывающий отдыхающих встать с лавочек… А за ними четыре мужика внесли лакированный закрытый гроб… Так как наш визит в Париж предусматривался как праздник жизни, мы не стали мешать безутешным близким и родственникам покойного и бочком-бочком потихоньку покинули траурную церемонию.
А после этого быстренько на метро и в отель; бесхитростный ужин, скрашенный бокалом бордо, краткое общение с родными по вотсап и здоровый сон перед последним полным днём в Париже.
Суббота.
Доезжаем до станции метро «Кардинал Лемуан» и направляемся к Пантеону. Построенный как христианский храм, Пантеон стал вскоре мавзолеем для вполне гражданских личностей вроде Виктора Гюго, Вольтера, Жана Моне, Мари и Пьера Кюри и Эмиля Золя. Здесь господин Фуко подвесил под куполом свой длинный маятник, свидетельствовавший о вращении Земли. Именно тут первый король франков, тогда ещё германского племени, Хлодвиг построил базилику над могилой своей жены Клотильды.
Портик с колоннадой парижского Пантеона копирует то же у Пантеона римского, оригинального.
Далее направляем свои стопы в сторону Сорбонны. В принципе, это целый квартал, или часть Латинского квартала, но интересует нас в первую очередь, разумеется, часовня известнейшего университета, здание в барóчном стиле. Сейчас она утратила своё исходное назначение и служит для официальных приёмов и выставок.
В Латинском квартале интересным представляется также музей Средневековья с находящимися тут же развалинами терм Клюни и прежде всего Люксембургский сад (опять привет Джо Дассену!).

В саду множество скульптур, прекрасная коллекция деревьев, огромные клумбы и круглый фонтан, в котором детишки гоняют радиоуправляемые парусники. Уютное местечко. Можно душевно отдохнуть на одной из бесчисленных лавочек… Желающие могут посетить также орхидейную оранжерею.
Теперь нам предстоит достаточно долгий переход до музея д’Орсэ. Ранее это был железнодорожный вокзал, но когда движение поездов в центре города сочли неуместным, здание превратили в музей, обладающий самой большой коллекцией импрессионистов.
Недалеко находится огромный Бурбонский дворец, блекнущий на фоне прочих достопримечательностей утончённого Парижа из-за своей чрезмерной помпезности. А вот в каком-нибудь более провинциальном городе он смотрелся бы очень интересно.
Ещё один длинный переход, и мы находимся у музея Родена. Редко музеи, посвященные творчеству одного человека, являются сами по себе привлекательными, но это как раз тот случай. Лёгкая, изобилующая стеклом вилла, окруженная цветущим садом, заполненным произведениями своего бывшего хозяина.
Рядом с ней находится великолепный Дом инвалидов. Несмотря на своё скучное название, это здание больше напоминает величественный храм. Ну мог король-солнце Людовик XIV позволить себе отгрохать огромную богадельню, где предполагалось лечение преданных монарху солдат-инвалидов, почему бы нет? Тем не менее, со временем назначение Дома изменилось, и теперь там располагается, как и можно было бы ожидать, музей. Музей армии с богатейшей коллекцией. Помимо него там находится некрополь персон, принесших Франции военную славу, и их родственников. Сюда был перенесён в 1840 году прах Наполеона I Бонапарта, а спустя ровно сто лет по приказу Гитлера в оккупированный нацистами Париж к саркофагу отца добавили захоронение его сына, умершего молодым и никогда не царствовавшего Наполеона II.
На этом наша экскурсионная программа была исчерпана. Но в эту субботу в мире проходила Ночь музеев. Грех было бы пропустить возможность посетить какой-нибудь музей в Париже совершенно бесплатно. Лично я предпочёл бы как раз Дом инвалидов, т.к. в своё время меня впечатлил его венский аналог - «Арсенал», но нужно было искать компромисс с супругой, и мы отправились в Минералогическую галерею при музее естествознания. До начала мероприятия оставалось ещё часа два. За это время мы совершили очень приятную прогулку по Ботаническому саду с богато представленной флорой умеренного пояса Земли, поющими в пруду лягушками

и цветочной аллеей, в которой главную скрипку играли тысячи маков самых разных цветов. Удалось понаблюдать также за стадом кенгуру-валлаби в здешнем небольшом зоопарке; а вот сама галерея, к сожалению, не участвовала в акции и была закрыта. Ничего, зашли в Большую галерею эволюции, расположенную тут же.

Коллекция там огромная, но всё-таки животных приятнее наблюдать живыми и лучше в дикой природе, чем в виде чучел.
А вот Эля и Андрей пошли в музей д’Орсэ и остались счастливы.
Итак, за шесть дней мы прошли, пожалуй, все памятные места по парижским улицам, но музеи оказались нами едва охвачены. Я не особенно стремлюсь возвращаться в прежде посещённые города (мир такой огромный, а жизнь так коротка, чтобы позволять себе дежавю), но тут случай особый. Близость Парижа и ценность его музеев обязывают когда-нибудь вернуться сюда.

Поживём-увидим.


Фотоальбом //f.otzyv.ru/photoalbum.php?id=140713:61800
 Сообщить модератору



Какой приятный рассказ! Неожиданное удовольствие от прочтения о том, что знаешь и видел много раз. Прекрасный слог, лёгкий юмор, ненавязчиво поданные глубокие знания с личным взглядом. Редкий случай, когда не хочется требовать фотографий в качестве иллюстрации. Напротив, вспоминается то время, когда ещё была возможность представить себе то, что прекрасно описано словами. Способность, которую люди в наши дни стремительно теряют (увы!) из-за бесконечных фото. А Вы её не потеряли, что приятно. Спасибо за чудесный рассказ!
Chicho, a вам спасибо за столь теплые слова! Очень приятно!
Спасибо большое. С удовольствием погуляла с Вами по Парижу. Написано очень душевно и как-то по-парижски легко и мило!
Цитата:

Расположен Елисейский дворец рядом с Елисейскими полями, которые так душевно воспел своим бархатным голосом Джо Дассен. Но на мой взгляд его песня куда красивее самих полей.


Абсолютно согласна. Для меня это было, наверное, самым большим разочарованием в Париже))) Я их почему-то представляла себе похожими на какой-нибудь Тверской бульвар в Москве.
Это здо́рово, что вам понравилось, Татьяна! Значит, не зря старался...
Цитата:

индусы или сикхи на вид. Они ходят с охапкой роз и стараются впихнуть по цветочку в руки девушек,


Да, есть такое.
Но самое интересное, когда на таких продавцов, и негров, и индусов, начинается полицейская облава. Куча негров бежит со скоростью бизонов, лязгая металлическими башенками, как каторжане кандалами. А индусы-флористы бегут к ближайшей урне и суют туда поглубже охапку цветов бутонами вниз. Когда облава заканчивается, цветы достаются из помоечки и торжественно продолжают вручаться радостным девушкам.
Цитата:

Но самое интересное, когда на таких продавцов, и негров, и индусов, начинается полицейская облава. Куча негров бежит со скоростью бизонов, лязгая металлическими башенками, как каторжане кандалами. А индусы-флористы бегут к ближайшей урне и суют туда поглубже охапку цветов бутонами вниз. Когда облава заканчивается, цветы достаются из помоечки и торжественно продолжают вручаются радостным девушкам.


Ого, не знал!.. Спасибо за дополнение, Tozzi!
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ:




1Неделя в Париже с ребенком 9 лет
2Как провести неделю в Париже за 400 евро
3Неделя в Париже
4Париж, неделя в апреле ( наши маршруты по городу, диснейленд и замки луары)
5"В Париж по делу срочно!" (ПАРИЖ, БЛУА, ШАРТР, РУАН, ШАТОДЁН, РАМБУЙЕ)
6Андалусия в октябре. Время исполнения желаний. 5. Кордоба и "окно" в Париже
7Шесть тёплых, январских дней в Париже.
Отдых во Франции
Отели во Франции
Отели Парижа
Отели Пейзе-Валландри
Аквитания
Бретань
Погода во Франции
Детский отдых
Рейтинг отелей:
225.Williams Opera 5-
226.NH Nice 5-
227.Adagio Access Strasbourg Petite France 5-
228.Citadines Nice Promenade 5-
229.Alexandra 5-
230.Mercure Nice Promenade des Anglais 5-
231.Hauteville Opera 5-
лучшие отели Франции
Фото отелей:
260.Cujas Pantheon, Франция [3]
261.Porte de Camargue, Франция [3]
262.Clim Hotel, Франция [3]
263.Amarante Cannes, Франция [3]
264.Le Hameau du Kashmir, Франция [3]
265.Alery Hotel, Франция [3]
266.Hotel de Bretagne, Франция [3]
Популярные отели:
169.Le Meridien отзывы
170.Crowne Plaza Republique отзывы
171.De Kent отзывы
172.Hipark by Adagio Nice отзывы
173.West End отзывы
174.Cap Europe Appart'Hotel отзывы
175.Mercure Grimaldi отзывы
Отзывы по отелям:
36.Франция, Le Havane [5]
37.Франция, Disney's Newport Bay Club [5]
38.Франция, Paris Rome [5]
39.Франция, Excelsior Latin [5]
40.Франция, Central Saint Germain [4]
41.Франция, Villa Victoria [4]
42.Франция, Best Western Ronceray Opera [4]