31.03.19 21:19:31
Флоренция, которую я люблю. Часть III 
Время отдыха: февраль 2019

Первые две части здесь:

https://www.otzyv.ru/read.php?id=211805

https://www.otzyv.ru/read.php?id=211828


«Да, там жили, думали, творили, пламенели и сгорали тысячи душ; длинными рядами шествуют они со времен Данте. Все навсегда ушли отсюда. Но всегда живы, и как в дивную корону вставили сюда свои алмазы»
Б. Зайцев о Флоренции

Если Вы уже не первый раз во Флоренции, и вам более или менее знакомы все знаковые достопримечательности этого города, то хочется увидеть и узнать то, что обычно выходит за рамки «must see». Обычно подобные, менее посещаемые достопримечательности, могут рассказать легенды или неоднозначные истории, в общем, содержат некую интригу.

Одно из таких мест - трапезная монастыря Санта Аполлония, связанная с именем художника Андреа дель Кастаньо и его фреской «Тайная вечеря».
Город Флоренция настолько наполнен художественными произведениями, что невольно начинаешь делать сравнения и сопоставления. Так вполне оправдана попытка сравнить знаменитые «Тайные вечери» различных художников, благо, этих самых «тайных вечерь» во Флоренции предостаточно. Но «Тайную вечерю» Андреа дель Кастаньо я хотела видеть давно, потому как в моем представлении она совершенно «выбивается» из ряда произведений этой тематики.

Для многих не секрет, что во Флоренции существуют показы некоторых шедевров бесплатно, нужно всего лишь расписаться в книге посетителей. Да, да пока еще существуют. В этот приезд мы побывали в двух таких местах, третье, к сожалению, оказалось закрытым по непонятным причинам. Взяв заготовленные заранее шоколадные конфеты, на фантиках которых имеются изображения московского Кремля и Большого театра, мы ранним флорентийским утром отправились в монастырь Санта Аполлония, вернее в то, что от него осталось.
Эту замечательную задумку: угощать конфетами местных жителей я взяла на вооружение у Николая (Scandic), спасибо ему большое. Как же она помогает создать нужное настроение, установить благожелательный контакт! Раннее утро, так же, как и ранний вечер, на мой взгляд, самое замечательное время для посещения флорентийских достопримечательностей: меньше или совсем нет народу, а вечером еще присутствует и некий мистический элемент. Итак, ранним утром, а музей работает с 8:15 до 13:50 во все дни, кроме понедельника, мы идем на Via Ventisette Aprile (вход в трапезную-музей именно оттуда).

Бенедиктинский монастырь Санта Аполлония был основан в 1339 году, давно секуляризован, частично разрушен, после Второй мировой войны здесь разместил свои аудитории университет. Трапезную с фресками Андера дель Кастаньо сохранили.

Как ни странно, открыто вовремя. На входе нас встречают мужчина и женщина. Оба в хорошем приподнятом настроении. Просят расписаться, женщина сообщает, чего в трапезной делать нельзя. Мы дарим конфеты. Боже, как она обрадовалась. День начался хорошо: с солнечного утра и радости человека. Сразу же было забыто все то, чего делать нельзя.

Мы входим в трапезную, которую художник расписывал в 1445-1450 годах



Вот она знаменитая фреска, написанная за 45 лет до создания великого шедевра Леонардо да Винчи





Вы спросите, что же в ней такого особенного? Для меня все.

Посмотрите, перед вами сидят грозные крепкие люди, коих художник встречал на улицах Флоренции. В картине почти нет лиризма, но есть что-то угрожающее, что-то, что обещает страшную трагедию убийства. «Трудно найти вещь, где бы так резко и злобно говорили о Спасителе, его беседе и учениках; где Иуда так похож на разбойника, все искривленные, крючковатые, с клювами, в огненно-черных волосах. О, какой мрак в этой душе; какой внутренний шип издает вся картина, сколько в ней преступности» - Борис Зайцев

Невольно поверишь, что Кастаньо мог изобразить на фасаде Палаццо Подеста повешенных повстанцев Альбицци, Перуцци и Строцци, а ведь ему в ту пору было всего 19 лет. За это острые на язык флорентийцы прозвали художника «Андреино дельи Импиккати» (Andreino degli Impiccati). «Impiccati» означает повешенный. Сейчас поясню, почему повешенных и почему повстанцев.

Во Флоренции во времена Козимо Медичи Старшего существовал «прелестный» обычай изображать мятежников, преступников, предателей, скрывающихся от правосудия на фасадах главных зданий городского правительства. В качестве «виртуального» наказания их изображали повешенными за ногу. Причем изображения эти должны были быть выполнены высокохудожественно, чтобы каждый житель мог узнать преступника и донести на него. Своего рода фоторобот. Поэтому к работе привлекали выдающихся художников. Так Козимо, вернувшись во Флоренцию в 1434 году после неудачного восстания враждебных семей, заказал Кастаньо, правда уже в 1440 году, изобразить своих врагов Альбицци, Перуцци и Строцци на фасаде Палаццо Подеста (ныне музей Барджелло), что художник и исполнил. Между прочим, подобный заказ выполнил в своем время и Андреа дель Сарто. Памятуя о позорном прозвище Кастаньо, хитрый художник прикрылся именем одного из своих учеников. Позднее жители Флоренции, изгнав в очередной раз представителя семьи Медичи, на сей раз сына Лоренцо Великолепного Пьеро в 1494 году, уничтожили работу Кастаньо.

А теперь сядем в одно из расставленных в трапезной кресел, сделанных под старину, и после первого такого сильного впечатления повнимательнее рассмотрим фреску. Яркие краски позволяют хорошо разглядеть мельчайшие подробности. Сразу видно перспективу картины, ее некую «глубину», как будто ты присутствуешь в комнате (некоторые утверждают, что это триклиний), где убрана одна из стен. Этому еще способствует удачное размещение фрески, которая полностью занимает торцевую стену. Иуда узнаваем сразу: он сидит один напротив Иисуса Христа. Все остальные участники Вечери, как бы разобщены: каждый занимается чем-то своим, отстранен от других. Лишь один Иоанн смиренно, как будто моля о прощении, кладет голову и руку на руку Христа. Процитирую здесь П. Муратова: «Для Кастаньо сами апостолы Господа не были такими бесстрастными героями, как те существа, с которыми соединялись в его мыслях гордость и слава Флоренции. В его «Тайной Вечере» изображены человеческие характеры, и в этом как раз заключаются ее противоречия с законами монументального стиля. Но что за грозное и тревожное представление о человечестве выражено здесь! Глубокое недоверие друг к другу читается в глазах апостолов, и резкие черты их лиц говорят о не утихших страстях. Предательство Иуды не врывается здесь, как голос мирского зла, в святую и печальную гармонию последнего вечера. Оно родилось среди глубокой пестроты этой комнаты и этих одежд так же естественно, как тяжелый сон Иоанна и разрушительное сомнение Фомы. Таким изобразителем высшего напряжения человеческой страсти, той энергии, в блеске которой уже неразличимы добро и зло, Кастаньо остается в немногих вещах, сохранившихся кое-где вне стен трапезной Санта Аполлония».

Как хорошо, когда ты остаешься с этой фреской один на один, да еще удобно устроившись в кресле, как моя подруга



Можно просидеть долго, открывая все новые грани, сравнивая и удивляясь. Надо сказать, что у Вазари Андреа Кастаньо (Андреа ди Бартоло ди Барджилла) в его «Жизнеописаниях» выведен вовсе каким-то злодеем, убившим друга и учителя Доменико Венециано. Вазари повествует о том, что Андреа Кастаньо и Доменико Венециано вместе работали в церкви Сан Эджидио при больнице Санта Мария Нуова. Венециано научил писать друга масляными красками. Затаив зависть, злобу и желание единолично владеть техникой написания «маслом» Кастаньо подстерег Венециано и убил его. Узнали об этом лишь перед смертью Кастаньо, когда он покаялся. Вазари пишет, что Кастаньо умер в возрасте 71 года, и оба они Венециано и Кастаньо похоронены в церкви Санта Мария Нуова. На самом деле Кастаньо умер от чумы в 1457 году (родился в 1421) и похоронен возле Базилики Сантиссима Анунциата. Доменико Венециано умер в 1461 году, пережив Кастаньо на десять лет, и похоронен в церкви Сан-Пьер Гаттолино. Вот она та самая интрига.
Как считают некоторые историки существовали художники Доменико ди Маттео и его друг, тоже художник по имени Андреа. Этот Андреа убил Доменико, но это была совершенно другая история. Кроме того, все основные, к сожалению, немногочисленные произведения Венециано написаны темперой, а не масляными красками.
«Тайная вечеря» - не единственная работа Кастаньо в трапезной.



Сверху над этой фреской находятся еще три фрески «Распятие», «Снятие с креста», «Воскресенье». Но, как видно, в очень плохом состоянии.
Еще две работы Андреа Кастаньо

Распятие




Пьета



Здесь Христа оплакивают ангелы.


У Андреа Кастаньо есть потрясающая серия фресок «uomini e donne illustri» (прославленных мужей и женщин). Среди них Данте, Петрарка, Бокаччо, Сивилла Кумская, Эсфирь. Когда-то эти фрески украшали виллу гонфалоньера Флоренции Андреа Кардуччи. Сейчас они находятся в бывшей церкви Сан-Пьер-Шераджо. Теперь это филиал Уффици. Существует программа бесплатных экскурсий в эту церковь. Но нужно записываться заранее. А мне кажется, что где-то я видела фреску «Сивилла Кумская». Где и когда не помню, но поразивший меня образ женщины запомнила хорошо.
На стенах трапезной размещены работы и других мастеров



Распятие архитектора и скульптора Рафаэлло да Монтелупо – ученика Микеланжело. Он еще изваял статую Сан Дамиано (тот которая рядом с мадонной) в Капелле Медичи в Новой сакристии.




Еще одно распятие флорентийского художника Паоло ди Стефано Бадалони (Паоло Скьяво), 1448 год


Его же Пьета с ангелами, 1447 год






«Коронация Пресвятой Девы», работа «добротного» художника флорентийской школы Нери ди Биччи, выполнена в 1472 году.


И его же «Мадонна с младенцем и святыми»,1473 год




Все-таки надо же когда-нибудь и уходить. С сожалением покинули трапезную, пожелав служителям хорошего дня.


Недалеко от Санта Аполлонии находится симпатичная зеленая площадь Piazza dell'Indipendenza (Площадь Независимости)




С парными памятниками

Памятник Беттино Рикасоли – «железному барону», известному государственному деятелю. Будучи министром иностранных дел Тосканы, он способствовал объединению Тосканы с Пьемонтом и создал современный рецепт вина Кьянти.




Памятник Убальдино Перуцци Медичи - известному тосканскому политику, сподвижнику Беттино Рикасоли, первому мэру Флоренции и последнему прямому наследнику семьи Медичи.



Интересна история появления этих памятников на площади Независимости. Первоначально здесь планировался памятник Витторио Эмануэлю II, тогда еще Флоренция была столицей Объединенной Италии (единой Италии Нового времени), но, пока осуществляли идею установки памятника, столицу перенесли в Рим. Ну, и Флоренция решила, что расходы по установке памятника королю должна взять на себя новая столица, а она, Флоренция лучше будет чествовать своих земляков.

Вот все в этом необыкновенном городе не просто. Любой камень, любой закоулок расскажет свою собственную историю.

Еще хочу показать мои любимые фонари, которые установлены на этой площади. Какие необычные




Далее нас ждала Санта Кроче.


Просторная и почти пустая площадь Санта Кроче.



Наверное, нет ни одного путешественника, который бы не приходил сюда, посещая Флоренцию. Здесь находится знаменитая базилика Санта Кроче, превращенная в пантеон герцогом Козимо Медичи I.

Обычно все описывают памятник Данте, рассуждая на тему его житья-бытья в этом городе. А давайте еще обратим внимание на интересный дом, украшенный фресками.



Это Palazzo Antella

Название свое он, как водится, получил по имени одного из владельцев – сенатора Никколо дел Антелла. Строительство дворца датируется второй половиной XVI века. Но именно при Никколо дел Антелла он приобрел нынешний свой вид: его надстроили галереями и расписали фресками.



Фрески были сделаны молодыми художниками во главе с Джованни да Сан Джованни.

На одной из них воспроизведена знаменитая картина Караваджо «Спящий купидон»



Семейство Антелла владело этой картиной. С нее и скопировал купидона на фасад дворца Джованни да Сан Джованни. Сейчас картина находится в галерее Палатина.

Над входом помещен бюст герцога Козимо II

Любопытная деталь: расстояния между окнами на первом этаже не одинаковые. Такой прием оптически расширяет фасад.
В Эрмитаже есть бронзовая скульптура «Мальчик с рогом» Пьетро Такка. Такая же стоит в саду этого симпатичного дворца.
Площадь Санта-Кроче мне кажется слишком большой, здания ее окружающие жмутся по бокам. Даже памятник Данте стоит как-то в углу площади.



Большое пустое пространство площади в XVI веке стало ареной, где 17 февраля 1530 года свободные жители города Флоренции, который в последний раз ненадолго стал республикой, устроили футбольный матч. Тем самым они показывали свое презрение врагу – войскам принца Оранского, осаждавшим город. Надо сказать, что игра в мяч, назовем ее для простоты футболом, хотя это совсем даже и не футбол, была распространена среди флорентийцев. Войска стояли на холмах, откуда площадь просматривалась. На колокольне базилики Санта Кроче расположились музыканты, которые своей музыкой поддерживали игроков и будто бы смеялись над презренным врагом. С холмов раздался одиночный выстрел, но прилетевшее на площадь ядро никого не задело. В честь этого необычного матча на стене дворца Palazzo Antella появился вот такой памятный знак



Он расположен на уровне разделительной линии игрового поля. На противоположной стороне площади на доме есть похожий знак. Эти знаки называют «баттапалла».

Ежегодно в честь этого события в июне, в праздник Св. Иоанна на площади устраивают флорентийский футбол. Участие принимают четыре исторических района Флоренции. Традицию восстановили в 1930 году.


А Данте по-прежнему невозмутимо взирает на довольно жесткую игру нынешних флорентийцев

«Они ликуют, эти звери,
А между них, потупя взгляд,
Изгнанник бедный Алигьери,
Стопой неспешной сходит в ад».

Николай Гумилев


Скромное здание, которое находится напротив базилики Санта Кроче на самом деле тоже дворец – Палаццо Кокки-Серристори (Palazzo Cocchi-Serristori-Agostini)



Из-за ярмарочных палаток его толком не разглядеть, а между тем во времена его строительства (конец XV века) архитектура палаццо считалась даже новаторской. Строивший его зодчий отказался от традиционного тогда стиля архитектора Баччо ди Аньоло, а предпочел ему так называемый «римский» стиль, в котором строил Симоне дель Поллайоло. Первыми владельцами дворца было семейство Перуцци – знаменитые банкиры Флоренции. Позднее его приобретает семейство Кокки (отсюда и название дворца). В нем жил известный врач, ученый, писатель Антонио Кокки. Он был в числе тех, кто захоранивал останки Галилея в Санта Кроче. В этом дворце была организована первая масонская ложа Флоренции.


Главное здание на Площади – это, понятно, Базилика Санта Кроче с богатым мраморным фасадом



Этот свой красивый фасад базилика приобрела не так уж давно: чуть более 150 лет назад. А до этого почти 500 лет простояла с простым каменным фасадом, подобным церкви Сан Лоренцо. Архитектор Никколо Матас создал новый мраморный фасад Санта Кроче в 1853-1863 годах.
Всех обязательно интересует изображение звезды Давида на фронтоне главного фасада.



На память сразу приходит еврейское происхождение Матаса. Я не думаю, что Матас таким образом стремился отдать дань еврейской религии. Кто бы позволил ему такое самовольство. Существует версия, что эту звезду заказали основные спонсоры строительства фасада. Если принять во внимание, что церковь считает, что шестиконечная звезда – это символ соединения в Христе божественного и человеческого начала («Бог становится человеком, чтобы человек стал Богом»), то она вполне приемлема на фронтоне дома Христа. А Матас за свой труд удостоился быть похороненным перед порталом храма.
Три люнета храма украшены барельефами на тему обретения Истинного Креста: «Нахождение Креста», «Триумф Креста», «Видение Константина». Тематика вполне себе сочетающаяся с названием базилики - «Базилика Святого Креста».




Каждый раз, когда я прихожу в эту базилику, меня охватывают противоречивые чувства: с одной стороны очень хочется посмотреть бесподобные фрески, еще раз вглядеться в «джоттовские» лики, нет не лики: лица, такие пронзительные и человечные, в их немного раскосые все принимающие глаза, а с другой стороны не хочется опять и опять ощущать определенный дискомфорт, который непременно настигает меня от несочетаемости старинной части церкви со сравнительно новыми пафосными саркофагами и надгробиями. Понимаю, что в базилике хоронили всегда. Без заказа состоятельных флорентийцев на роспись той или иной капеллы, где этот флорентиец хотел бы быть похороненным, не было бы прекрасных фресок. Но уничтожать все эти прекрасные старинные росписи для «расчистки» места под новые надгробия? Ну, нельзя же уподобляться варварам, а уж если это делает еще и художник… Хотя, конечно, оправданий этому деянию Вазари находится предостаточно.
Начало создания пантеона в Санта Кроче положили именно Вазари и его «начальник», которому он посвятил главный труд всей своей жизни знаменитое «Жизнеописание», герцог Козимо Медичи I.

Если при жизни им не удавалось заполучить во Флоренцию Микеланджело, который помня ту республиканскую свободную Флоренцию и Лоренцо Великолепного, не хотел иметь ничего общего с новой герцогской пафосной Флоренцией и ее правителем, то удалось заполучить его тело для торжественного погребения. Это еще и лучше: не иметь в городе старого неуживчивого скульптора, а иметь его память, прославляющую Флоренцию.
Войдем в огромное опять же малолюдное в этот послеобеденный час здание Базилики.



Я лишь только обозначу капеллы с чудесными фресками, ибо все они подробно описаны в многочисленных искусствоведческих трудах и просто в популярной литературе, но хотя бы напомнить об этом чуде нужно обязательно


Перед нами капелла Маджоре



В Полиптихе алтаря Мадонна, работы Niccolо di Pietro Gerini



и Святые отцы, работы Giovanni del Biondo


И замечательные фрески Аньоло Гадди на тему «Обретение истинного креста»




Распятие



загадочного итальянского мастера Figline, работавшего в XIV веке в Тоскане и Умбрии


Капелла Барди




Здесь фрески Джотто, исполненные по сухой штукатурке на тему жития Св. Франциска, год исполнения 1325.




Конечно, они не единожды подвергались реставрации. В 1714 году их вообще забелили и открыли вновь лишь в 1825 году. Вот уже тут Вазари ни при чем. Вглядитесь в лица на фреске «Похороны Св. Франциска», как они выразительны и естественны



Перед нами алтарный образ Св. Франциска



Какие «обжигающие» глаза. А ведь это работа до джоттовской эпохи. Некоторые считают, что это Коппо ди Марковальдо. Датируется концом XIII века.


Капелла Перуцци



Джотто расписал эту капеллу за 10 лет до капеллы Барди в 1318 году. Тема росписи: житие Иоанна Богослова (Евангелиста) и житие Иоанна Крестителя. Техника – роспись по сухой штукатурке.





Особенно хороша, на мой взгляд, фреска «Пир Ирода»



Она интересна композиционно: видно, что Саломея еще танцует, и одновременно она же протягивает голову Иоанна Крестителя на блюде своей матери, и тут же солдат демонстрирует эту голову Царю Ироду. А сверху за всем этим наблюдает равнодушная луна. Я бы назвала это композиционной мудростью.


Фрески, так же, как и в капелле Барди, были закрыты штукатуркой в 1714 году. Как пишут в немногочисленных свидетельствах «чтобы освободить место для нового проекта». Освободили так, что из четырех капелл, расписанных Джотто, его фрески остались лишь в двух.
Обе эти капеллы Барди и Перуцци были расписаны художником уже в преклонном возрасте. Одни утверждают, что технику росписи по сухой штукатурке он использовал, так как не справлялся с большим количеством заказов. А другие больше склоняются к тому, что художник стремился получить иной цветовой эффект более яркий и насыщенный. Но сухая роспись становилась более уязвимой, так как не впитывала краски. Даже то, что осталось от этих фресок, которые стали, как бы итогом работ великого мастера, потрясает. А что говорить о том, какое впечатление они производили, например, на юного Микеланджело, когда были такими, как их создал маэстро. Процитирую одного из итальянских художников уже двадцатого века Антонио Луиджи Гаджони: «шедевр остается таковым, даже если он падает с самолета, если ему причинен какой-либо ущерб ... ... или нет??!! Покрыта (в смысле штукатуркой), обесцвечена, повреждена, перекрашена ... ... и остается Джотто ... "
Что касается триптиха,



то о нем я ничего не нашла. Мне кажется, что и поместили его сюда не так чтобы очень давно.


Оторвемся от великолепного Джотто и посмотрим другие капеллы


Капелла Кастелани





Расписана фресками Аньоло Гадди на темы жития Иоанна Крестителя, Св. Антония и Св. Николая Барийского в 1385 году
Посмотрите, какой замечательный воздушный корабль на фреске «Усмирение шторма Св. Николаем»



А какие выразительный дьяволы на фреске «Св. Антония поражают дьяволы»



Как изобретательно они над ним издеваются.


Распятие Никколо ди Пьетро Джерини



Обратите внимание на пеликана, который кормит своей плотью птенцов


Две скульптуры, выполненные мастерами школы делла Роббиа



Св Франциск и Св. Доминик


На входе в капеллу невозможно не обратить внимание на выразительный памятник



На памятнике написано "Михал Богория Скотницкий».

Информация о нем в доступных мне источниках очень скудна. Я попросила нашу уважаемую Лонни о помощи. Я знала, что на этого человека всегда можно положиться, что она дает толковые и необходимые советы и комментарии. Все, что здесь будет написано о Скотницком - это материал Лонни.
Начнем с надгробия. Надгробие вдова Михала заказала скульптору Стефано Риччи. Это была вторая крупная работа скульптора. Он создал композицию, такую пронзительную, проникнутую личным трагизмом, что пройти мимо просто невозможно. Позже, видимо, оценив работу скульптора, ему доверили создание кенотафа Данте. Существует, как пишут итальянцы, «cuoriosita», относительно этого памятника. Рассказывают, что скульптор: всем нам хорошо известный блистательный Антонио Канова, увидев этот замечательный памятник, который ему очень понравился, тайно поставил на нем свою подпись. «Куриозита» заключалась в том, что на творчество Риччи существенное влияние оказал именно Канова.
Кем же был Михал Богория Скотницкий? Это польский аристократ, художник-любитель, который учился живописи в Дрездене. В Италию он приехал в надежде вылечиться от туберкулеза. Лечение не помогло, и художник скончался. Это Скотницкий считал себя художником-любителем, однако Флорентийская академия изящных искусств приняла его в число своих членов. И именно она ходатайствовала о перезахоронении праха художника в Санта Кроче. Мраморная копия надгробия по заказу вдовы была изготовлена для часовни рода Скотницких в Кракове, чтобы «перенести душу из пантеона Флоренции в наш собственный пантеон, на берег нашей Вислы». Как поэтично. Сердце моего любимого композитора Фридерика Шопена похоронено на его Родине, а тело покоится на Пер-Лашез.

И совсем рядом захоронен всем нам хорошо известный Михал Клеофаст Огинский, который был не только замечательным композитором, но известным политическим деятелем. Последние десять лет провел в Италии в надежде поправить пошатнувшееся здоровье




Капелла Барончелли




Расписана фресками Таддео Гадди на тему житие Девы Марии между 1328-1338 годами



Любопытный полиптих



Полагают, что это поздний Джотто. Но есть и такие, которые считают, что это совместное творчество Джотто и Гадди.


Фреска Себастьяно Майнарди

Мадонна делла Цинтола




Справа, рядом с капеллой гробница семейства Барончелли работы скульптора Джованни ди Бальдуччо, создававшем ее в первой половине XIV века




Капелла Ринучини




Небольшая капелла расписана фресками, которые рассказывают нам о жизни сразу двух Марий: Девы Марии и Марии Магдалины. Выполнил их художник Джованни да Милано в 1365 году




И полиптих Джованни дель Бьондо



В капелле Велллути фрески, созданные Якопо дель Казентино, рассказывают об Архангеле Михаиле и его сражении с драконом



Посмотрите, как на фреске художник необычно изображает многоголовость дракона.


Еще один полиптих Джованни дель Бьондо




Капелла Джуньи



Это старинная часовня, одна из четырех, которую расписывал Джотто и чьи фрески не сохранились. В 1840 году ее отделал Лоренцо Бартолини для семейства Бонапарт. Здесь надгробия Шарлотты Бонапарт




и Джулии Бонапарт




Капелла Медичи была пристроена к базилике в 1445 году по заказу Козимо Старшего. Небольшая капелла украшена терракотой Андреа дель Роббиа,



В ризнице одну из стен занимает большая фреска, выполненная несколькими художниками



Распятие – Таддео Гадди
Восхождение на Голгофу Спинелло Аретино
Вознесение Никколо Джерини


Еще одна терракота Джованни делла Роббиа




А вот любопытная картина Аньоло Бронзино «Сошествие Христа в Лимб»



Что же это за Лимб за такой, куда сходит Христос? В католической церкви это нечто среднее между адом и раем. Туда попадают души некрещенных младенцев и достойных людей, которые жили до прихода Христа. Правда в 2007 году церковь от этого понятия отказалась.


А теперь пришло время показать два самых знаменитых распятия Санта Кроче.

Капелла Bardi di Vernio с Распятием Донателло



Вспоминаем соревнование с Брунелески


И второе распятие Чимабуэ (Ченни ди Пепо)




«Кисть Чимабуэ славилась одна,
А ныне Джотто чествуют без лести,
И живопись того затемнена.»

Данте


Во время наводнения 1966 года разбушевавшаяся вода смыла 70% этого шедевра. В интернете мне встречалась несколько раз история о том, как специалисты обнаружили много смытых фрагментов Распятия и тут же на месте стали его собирать. Когда они отлучились пообедать, то служители, убирая помещение, смыли найденные кусочки Распятия водой. Ну, не знаю, как такое возможно. Есть свидетельство реставратора Сальваторе Франкино, который увидел разрушенное распятие одним из первых. Он рассказывает, что как только ему удалось попасть в помещение, он вместе с другими присутствующими снял распятие со стены, что было очень непросто, так как оно имеет внушительные размеры. Затем Распятие положили на деревянный помост и переместили в Палаццо Питти. Там, прежде всего, ему дали высохнуть в специальной комнате, которую опечатали. Реставрировали Распятие специалисты со всего мира.


Теперь поговорим о захоронениях в базилике. Известно, что первоначально захоронения в церкви делали богатые и знатные фамилии Флоренции. Но настали другие времена, когда даже в такое «мероприятие», как похороны, стала активно вмешиваться политика. Я уже упоминала, что первым таким политическим «поступком» стало захоронение праха Микеланджело.




Герцог Козимо I стремился укрепить престиж Флоренции всеми возможными способами. Именно так он понимал свою роль в созданном им герцогстве.


Но, как оказалось, «первопроходцем в этом деле был совсем даже не он, а его знаменитый родственник Козимо Медичи Старший. Я, имею в виду, надгробие знаменитого гуманиста, политика, канцлера города Флоренция Леонардо Бруни (годы жизни 1374-1444)



Этот памятник был оплачен деньгами Козимо Медичи Старшего (сохранилась запись оплаты скульптору Бернардо Росселино). Ярого республиканца, который писал: «Основанием нашего правления является равенство граждан... Все наши законы направлены лишь к тому, чтобы граждане были равны, так, как только в равенстве коренится действительная свобода. Поэтому мы устраняем от управления государством самые могущественные фамилии, чтобы они не стали слишком опасными благодаря обладанию публичной властью. Поэтому мы установили, чтобы санкции против нобилей были самыми тяжелыми», хоронил самый могущественный из этих самых «нобилей» на свои деньги. Читала, что город Ареццо, где родился Бруни, заказывал у скульпторов Флоренции то ли статую, то ли надгробие своего земляка, но разве Флоренция отдаст частицу своего величия? Похоронили сами пышно с почестями. Что это было? Лицемерие или дань человеку, который действительно очень много сделал для города, который написал «Историю флорентийского народа в 12-ти книгах». Похоронить же себя Бруни просил скромно под неприметной каменной плитой.


Еще одно надгробие работы Бернардо Росселино, как бы парное к надгробию Леонардо Бруни



Здесь захоронен Марсуппини Карло Аретино философ, писатель и гуманист. Был приемником Леонардо Бруни на посту канцлера Флоренции.
Гениальный Галилео Галилей уже сам просил похоронить себя в Санта Кроче, но не из величия, хотя уже тогда престижная идея «быть похороненным в Санта Кроче», что называется «набирала обороты».


В базилике у Галилеев была фамильная усыпальница. Вот она



Здесь похоронены несколько поколений этой семьи. Отец Галилео Галилея Винченцо Галилей был музыкантом и композитором. Его обучение в свое время оплатил один из представителей семейства Барди - Джованни Мария.

Барди был храбрым офицером, а кроме того, музыкантом, композитором и поэтом. Именно в доме Джованни, где собиралась флорентийская камерата – музыкальный кружок, родился новый музыкальный жанр-опера. Кружок посещал поэт Оттавио Ринучини, который был создателем первого оперного либретто.
Барди и Ринучини тоже захоронены в пантеоне Санта Кроче, каждый в своей фамильной гробнице



Под могильной плитой лежат 46 членов семьи Галилео

Сам великий Галилео был захоронен в Санта Кроче дважды. Церковь не разрешала хоронить ученого в Санта Кроче. Но его друзья сделали это тайно и не под фамильной плитой, а вот в этой небольшой комнате



Где позднее поставили этот бюст



Галилео Галилей скончался в 1642 году и лишь в 1737 году он был перезахоронен в теперешнею могилу с величественным надгробием




Когда вскрыли первое захоронение ученого в маленькой комнате, то обнаружили еще один гроб с женским телом. Решили, что это останки его дочери Марии Челеста.


История захоронения опять не удержусь от слова «великого» композитора Джоакино Россини тоже не проста.



Россини умер в Париже, и был похоронен на кладбище Пер-Лашез. Но Флоренция затребовала останки композитора на родину. Переговоры длились более 20 лет. Тому были разные причины. Одна из них: вдова композитора Олимпия отказывалась отдавать тело мужа, выдвигая условие быть похороненной рядом с ним. Естественно, итальянцы ей, француженке, в этом отказали. Незадолго до своей кончины Олимпия Россини согласилась на перезахоронение тела при условии самой быть похороненной в бывшей могиле своего мужа на Пер-Лашез. Договоренность была достигнута. Переговоры вели представители города Пезаро - родины композитора. Почти через 100 лет на могиле Россини в Санта Кроче был воздвигнут памятник. На памятнике в специальных картушах перечислены 3 города: Пезаро, Флоренция, Париж, но не указан город Болонья, где композитор начинал свою творческую жизнь и куда неоднократно возвращался. Болонья не один раз заставляла композитора покинуть свои стены. Это было связано с революционными событиями. Россини отказался принять участие в революционной борьбе в 1848 году. Скорее всего видя, какие бесчинства творятся революционерами, он испугался. Жители города буквально устроили демонстрацию у дома композитора, называя его предателем. Россини уехал во Флоренцию. Власти Болоньи позже умоляли его вернуться. Композитор поддался уговорам и вернулся, но опять увидел демонстративно пренебрежительное отношение к нему теперь уже людей своего круга. Тогда Россини покинул Болонью уже навсегда. «Он больше не мог выносить, когда говорили о Болонье. Жителей ее он теперь всегда называл убийцами». Власти Флоренции справедливо отвергли притязания болонцев, чтобы их город был указан на могиле великого композитора.


Итальянский композитор Луиджи Керубини родился во Флоренции, а умер в Париже. В Санта Кроче стоит кенотаф, а сам Керубини был похоронен, как и Россини, на Пер-Лашез.



В прошлом году с предложением перезахоронить останки композитора выступил дирижер Риккардо Мути. Я думаю, что эта инициатива осуществится: все-таки Керубини уроженец Флоренции.


Всем известный кенотаф Данте Алигьери



Его тело и после смерти не могло найти упокоение. Равенна не хотела отдавать его флорентийцам, изгнавшим поэта из своего города. И у нее это получилось.

Он и после смерти не вернулся
В старую Флоренцию свою.
Этот, уходя, не оглянулся,
Этому я эту песнь пою.
Факел, ночь, последнее объятье,
За порогом дикий вопль судьбы.
Он из ада ей послал проклятье
И в раю не мог ее забыть, —
Но босой, в рубахе покаянной,
Со свечой зажженной не прошел
По своей Флоренции желанной,
Вероломной, низкой, долгожданной

Ахматова


В это наше посещение базилики мы решили найти захоронение Бартоломео Кристофори изобретателя фортепьяно. Родился в Падуе, умер в 1732 году во Флоренции, куда его пригласил Фердинандо Медичи и где, собственно, он и сделал свое изобретение. Сами найти могилу не смогли. Спросили у служителя. Он очень удивился и ответил, что Бартоломео захоронен в Венеции. Но потом все-таки глянул в гаджет и удивился еще больше, так как узнал, что Кристофори упокоился именно в Санта Кроче. Потом он подозвал молоденькую коллегу и попросил сбегать и узнать, где же все-таки захоронен его великий соотечественник. Как оказалось, захоронение - в нижней части базилики. Мы туда спустились. Вот эта могила.



Уже вернувшись в Москву, в одной из передач я услышала выступление директора музея Санта Кроче, который среди прочего рассказал, что это не могила знаменитого Кристофори, а его кенотаф.

После этого нас совершенно не удивило следующее. Рассматривая капеллы, я обратила внимание на пару в возрасте, которая заглядывала в ту часть базилики, которая была огорожена и что-то оживленно обсуждала. Оказывается, они говорили об Огинском при этом указывая на вот такое надгробие



По их представлениям посмертное изображение композитора не имело ничего общего с оригиналом. Я поинтересовалась, почему они решили, что это Огинский? Оказывается им так сказал служитель. Мы показали, где действительно захоронен композитор. Вместе посмеялись.

Рядом с кенотафом Бартоломео Кристофори могила знаменитой итальянской певицы Вирджинии де Блазис



У нас больше известен ее брат Карло де Блазис, который был знаменитым танцовщиком и теоретиком танца. Певица обладала великолепным сопрано. Ей посвящали оперы Беллини и Доницетти. Певица умерла на сцене, в момент исполнения арии, где ее героиня пела о том, что хочет быть похороненной там, где люди смогли бы прийти помолиться на ее могиле и принести цветы. Скульптор изваял рядом с певицей открытую партитуру именно этой арии.


Замечательное надгробие над могилой Витторио Альфьери скульптора Антонио Канова.



Альфьери называли «отцом итальянской трагедии». Правда, его жизнь и отношения с Луизой, графиней Олбани не были столь трагичны, как его произведения. Часть жизни они прожили вместе. И это она, Луиза Столберг, графиня Олбани, спутница его жизни заказала надгробие известному скульптору.
Первоначальная идея памятника, как свидетельствуют довольно пафосная, была ею отвергнута. И великий Канова, угадав желание заказчицы, предложил совершенно иной вариант: тихий, печальный, почти личный. Его мы сейчас и видим. Как сказал очень уважающий Канову Стендаль «Пока существует Канова, можно купить бессмертие»


Надгробие Никколо Макиавелли, выполнено скульптором Инноченцо Спинацци в 1787 году. Надпись на памятнике «никакая эпитафия не выразит всего величия этого имени»



Макиавелли - еще один великий итальянец с трагической судьбой, похороненный совсем не здесь. Это кенотаф. Место захоронения его неизвестно. Надгробие установили спустя 200 лет после смерти Макиавелли.

Очень трудно отыскать могилу Лоренцо Гиберти, а между тем Гиберти, имя которого неразрывно связано с Флоренцией покоится здесь




Могила Джино Капони



историк и политик. Он был умеренным реформатором Тосканы и сторонником слияния Тосканы с Сардинским королевством (Пьемонт), т. е. активно выступал за объединение Италии.

Могила Нери Мария Корсини – кардинала, Секретаря Священной Римской и Вселенской Инквизиции. Эта фамилия должна вам быть известна по Палаццо Корсини в Риме. Кардинал был заядлым коллекционером и именно он положил начало коллекции, которую теперь можно увидеть в Палаццо Корсини. Нери Мария родился во Флоренции. Вот уже и привязка его захоронения к пантеону Санта Кроче



Покажу еще одну древнюю гробницу Беттино ди Барди. Работа Аньоло ди Вентура с фреской Мазо ди Банко. Фреска XIV века




Закончить этот «погребальный цикл» мне хочется надгробием на могиле известного итальянского поэта, писателя, переводчика Уго Фосколо, который к городу Флоренция имеет опосредованное отношение. Может он и бывал, когда-нибудь в этом городе, но не жил. Родился он в Греции, умер в Великобритании и был похоронен в пригороде Лондона. Но Флоренция затребовала прах поэта, который много писал об Италии. Он писал о Флоренции: «Благословенна ты, собрав во храме Италии славнейших» и о Санта Кроче: «Здесь урны великих вдохновляют сильных духом на славные дела»




Наверное, в том, что из Санта Кроче сделали Пантеон Славы есть некий смысл. Может быть это действительно вдохновляет кого-то «на славные дела». Но как-то уж очень рьяно собирает останки знаменитостей город Флоренция. Если не удается заполучить прах, то устанавливаются кенотафы или памятные таблички, как например эти:



Энрико Ферми родился в Риме, но закончил Пизанский университет. Тосканец.

Гульельмо Маркони родился в Болонье, умер в Риме.


Хочется на воздух, уходим из Пантеона.


Да, чуть было не забыла трогательное «Благовещение» Донателло



И вот еще резная восьмигранная кафедра Бенедетто да Майано, XV век





Капелла Пацци Брунелески




Как всегда легка, гармонична и необыкновенно хороша.

Терракота Луки дела Роббиа





Изображения святых приписывают самому Брунелески




Замечательный витраж в помещении, которое называется «скарселла». Изобретение Брунелески, опробованное им в Сан-Лоренцо и повторенное здесь.




Обязательно нужно зайти в трапезную. Ведь Санта Кроче, как известно, еще и францисканский монастырь.

В трапезной замечательная и необычная фреска Таддео Гадди «Тайная вечеря» с Древом Жизни.




Остатки фресок Орканьи, которые уничтожал Вазари своими алтарями



Ну и статуя Св. Людовика Тулузского. Мощного Донателло



Напоследок очередной кенотаф, Джузеппе Ла Фарина, итальянский политик XVIII века. Этот кенотаф расположен уже в клуатре монастыря. Родился Ла Фарина в Мессине, умер и похоронен в Турине. Но некоторое время жил во Флоренции. Кенотаф сооружен на средства вдовы. Останки перевезены из Турина в Мессину.




Недалеко от базилики Санта Кроче находится монументальное здание Национальной центральной библиотеки.

Здание постройки прошлого века с пышной ротондой



Приглашаю желающих на четвертую часть моих повествований. Не знаю, как вам, а мне хочется длить и длить это свидание с Флоренцией. Ибо, как писал Павел Муратов:
«Кто полную свою душу несет сюда, – не один только интерес ума или глаза, но все свои чувства и силы, все, что было в жизни, ее правду, ее обманы, ее радости, ее боль и ее сны, – тот не уйдет отсюда без внутренних наитий… Счастье любви здесь благороднее, страдание прекраснее, разлука сладостнее…»

Отредактировано автором: 31.03.19 21:26:55Сообщить модератору



Цитата:

А мне кажется, что где-то я видела фреску «Сивилла Кумская». Где и когда не помню, но поразивший меня образ женщины запомнила хорошо.

Ирина, Вы имеете в виду фреску работы Андреа Кастаньо? Если нет, то самая знаменитая Сивилла Кумская кисти Микеланджело - в Сикстинской капелле. И прелестные, совершенно другие сивиллы Рафаэля в Санта-Мария-делла-Паче в Риме.

Еще одно спасибо за очередную порцию флорентийских сокровищ! Нужно думать о новой поездке во Флоренцию, идей для нее Вы накидали уже достаточно. Вот, предположим, в Санта Кроче уже была когда-то и возвращаться туда не собиралась, но теперь понимаю. что нужно идти смотреть фрески.
Цитата:

Приглашаю желающих на четвертую часть моих повествований.


Ирина, читаю, рассматриваю, размышляю...
Очень, очень познавательно !
vandas, спасибо.

Цитата:

Ирина, Вы имеете в виду фреску работы Андреа Кастаньо?



Да, именно его. Мне она вспоминается, потому что очень сильное произведение и страшное в своей мистике. У Микеланджело Сивилла Кумская более "миролюбивая".

Цитата:

понимаю. что нужно идти смотреть фрески.



Ой, как нужно! Я бы еще пошла и не раз.

С уважением
Ирина, спасибо.

Цитата:

читаю, рассматриваю, размышляю



Как мне нравится Ваше настроение!

С уважением
Цитата:

Как мне нравится Ваше настроение!


Замечательное настроение, когда появляется возможность вот так запросто, будто вживую, погулять по Флоренции.
Ирина, спасибо. Гуляйте в удовольствие.

С уважением
Ирина, как же вкусно Вы пишете о... , нет, не пишете-рисуете Флоренцию :)) Спасибо! Через 3 недели предстоит первое знакомство с этой красавицей. Благодаря Вашим рассказам влюбляюсь всё больше и больше:)) Уточните, пожалуйста, Вы искусствовед, откуда такие обширные познания?
SunyLana0402, спасибо. Как же я завидую Вам, что вы через 3 недели будете в этом городе. Мне хотелось бы пожить там целый месяц. Так она держит и не отпускает и сколько там всего- всего тайного и интересного.

Цитата:

Уточните, пожалуйста, Вы искусствовед, откуда такие обширные познания?



Нет, ну что вы. Я не искусствовед, но очень люблю искусство, люблю средние века и Флоренцию.

С уважением
Цитата:

Нет, ну что вы. Я не искусствовед, но очень люблю искусство, люблю средние века и Флоренцию.

Ирина, браво:)) буду вспоминать вас добрым словом, гуляя по Флоренции и обращаясь к вашим прекрасным рассказам!
С уважением, Светлана
SunyLana0402, спасибо. Рада буду, если мои рассказы пригодятся.

С уважением
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ:




1Флоренция, которую я люблю. Часть I
2Флоренция, которую я люблю. Часть IV
3Флоренция, которую я люблю. Часть II
4Флоренция, котоорую я люблю. Часть V
5Кадис, который я люблю...
6Греция. Немножко о Халхидиках... и не только. Часть III
7Ява: джунгли, вулканы и древние храмы. Часть III. Рассвет в Боробудуре, закат в Прамбанане.
Отдых в Италии
Отели Италии
Отели Гроттаммаре
Отели Дезенцано-дель-Гарда
Галлиполи
Гарда
Погода в Италии
Туры на Новый год
Рейтинг отелей:
890.Donatello 4+
891.Nuova Italia 4+
892.Francesca 4+
893.Strand 4+
894.Romana Residence 4+
895.Greif 4+
896.Hotel da Peppe 4+
лучшие отели Италии
Фото отелей:
652.B&B Casa Vicenza, Италия [4]
653.Bellevue et Mediterranee, Италия [4]
654.Il Guercino, Италия [4]
655.Esedra, Италия [4]
656.Amba, Италия [4]
657.Fenix, Италия [4]
658.Club Hotel, Италия [4]
Популярные отели:
1086.Aurelia отзывы
1087.Becher отзывы
1088.Mamma Ciccia отзывы
1089.Donatello отзывы
1090.Cannamele Resort отзывы
1091.Hotel Espana отзывы
1092.La Quartina отзывы
Отзывы по отелям:
162.Италия, La Plage [4]
163.Италия, Ausonia [4]
164.Италия, Nike [4]
165.Италия, Astor [4]
166.Италия, Europa [4]
167.Италия, Berna [4]
168.Италия, Domus Romana [4]