07.03.19 15:09:19
Саратов. Поволжские немцы. Шаг второй.Часть 1 
Время отдыха: август 2018

САРАТОВ. НЕМЕЦКОЕ ПОВОЛЖЬЕ. ШАГ ВТОРОЙ. ЧАСТЬ 1




См. предыдущие отзывы по теме

https://www.otzyv.ru/read.php?id=210663
https://www.otzyv.ru/read.php?id=210664
https://www.otzyv.ru/read.php?id=210665
https://www.otzyv.ru/read.php?id=210681


Будучи коренной жительницей Нижнего Поволжья, а также побывав в историко-архитектурном заповеднике "Старая Сарепта", в первой немецкой колонии, дожившей до статуса музея-заповедника, поняла, что мои родные места также сохранили богатейший материал о немецких колониях. Такую содержательную тему ни в коем случае нельзя бросать на полпути. Поэтому и стала развивать ее на местном материале, продумывая второй шаг. Кто-то из читателей первой серии отзывов задал мне элементарный и вполне закономерный вопрос: "А почему Вы написали отзыв о немцах Поволжья?" Услышав его, испытала полнейшую растерянность. Казалось, что любая историческая и этнографическая тема может привлечь внимание туристов и имеет право на существование. Однако позже решила заняться самоопределением в этом вопросе, почему мои руки потянулись к теме немцев Поволжья. Изначальный импульс исходил из репрессий, упавших на плечи целого народа, на его депортацию. Это была вопиющая несправедливость. Позже стала набирать и суммировать все разрозненные факты, касавшиеся судьбы народа, приглашенного в Россию для освоения ее безграничных территорий при Екатерине Великой. В моем роду не было ни капли немецкой крови, а вот среди коллег и сослуживцев некоторые носили явно немецкие фамилии. На первом курсе в университете в моей группе учился немец, приехавший из Казахстана. Очевидно, он попал в те края, куда отправляли депортированных из Саратовской области. По подсказке родителей мог поехать за высшим образованием именно в наш город. Мне даже в голову не приходило спрашивать его об этом, о прошлой жизни его семьи. До подобных интересов я в ту пору еще не созрела, да и сами вопросы казались бестактными. Только спустя годы поняла, что три обстоятельства стали подсказками в движении к теме немцев Поволжья. Моя дядя, военнослужащий, русский по происхождению, был депутатом в Верховный Совет от  Автономной  Советской Социалистической Республики немцев Поволжья. Его депутатский значок под номером 102 сохранился в семье. Все это, скорее всего, и подталкивало мой интерес к обсуждаемой теме.



Дедушка, бабушка и мама приехали в Саратов из Сталинграда в 1927 г. Семья получила трехкомнатную квартиру на центральной улице города, которая почти целый век, с 1825 г. и до 1917 г., называлась Немецкая, а потом была переименована в улицу Республики, в духе исторического времени. Это название улица носила вплоть до 1934 г. , до убийства С. М. Кирова, имя которого и было присвоено впоследствии нашей улице. В годы перестройки, когда городам и улицам возвращали их первоначальные, исторические названия, было принято решение вернуть проспекту им. С.М.Кирова историческое название:ул. Немецкая. В некоторые городские документы, например, в бумаги телефонной сети, вносили это название, однако решение о возвращении исторического названия в данном случае городские власти не одобрили. Вся ситуация повисла в воздухе. Домашний телефон у меня числится по адресу улица Немецкая до сих пор. А регистрация в паспорте - по другому адресу. Случайно попались в руки фотографии из домашнего архива, на первом снимке изображен наш двухэтажный  дом на  улице Немецкая/Республики/ проспект имени С.М.Кирова. Его снесли в 1957 г., а потом на этом месте построили новый пятиэтажный дом, в котором мы и получили квартиру, в которой я живу и по сей день. Имени соседей, стоящих у окна,чья-то бабушка и ее родственница, я припомнить не могу. Вторая фотография запечатлела угол  самого начала Немецкой слободы. Двухэтажный дом давно снесен, а на его месте находится цветомузыкальный фонтан, устроенный напротив здания консерватории. 



 Третьим обстоятельством, подтолкнувшим мой интерес к немецкой теме в истории Саратова, стал обыкновенный гимназический дневник. Его хозяйкой была девочка по имени Эмма Меркель. В 1913 году она училась в 4 классе гимназии, то есть этому дневнику более ста лет. Как мне сказала одна из пожилых родственниц, в  нашем двухэтажном доме, в самой маленькой комнате, жила немецкая семья, по фамилии Вагау, состоящая из большого числа жильцов. После революции 1917 г., как мы знаем, саратовских немцев, имевших "буржуйское" происхождение, лишали их собственного жилья и подселяли туда, где вроде бы находили некоторые излишки метров. Так они и попали в наш дом, а после, с началом ВОВ, были депортированы.  Об этом я ничего  не знала в детстве.
А дневник рассматривала с интересом. В него был вложен двойной листок, на котором было написано сочинение (домашнее задание) о весне. Возможно, его предложили ученицам написать в форме письма одной из учительниц. В моей памяти "застряла" первая фраза из сочинения: "С тех пор, как Вы уехали, к нам пришла весна". Можно подумать, что без отъезда учительницы, весна бы не наступила. Сочинение было написано перьевой ручкой, линии ученица выводила волосяные, тонкие и чистые. Почерк можно назвать каллиграфическим. Объем сочинения был большой, в нем писали про крестьянский труд на полях, про изменения в природе. Из дневника было видно, что в те времена такие школьные документы использовали для санитарного просвещения. Во всяком случае в конце дневника было несколько страниц о том, как протекают самые распространенные инфекционные заболевания, что свидетельствует о выздоровлении и что должны сделать болевшие ученики по окончании болезни. При коре должны были отпасть болячки от сыпи, что свидетельствует о выздоровлении. Потом ученик должен был принять теплую ванну и только потом мог начать посещение школы. Там же в дневнике имелись специальные разрешения на посещение театров и других общественных мест гимназистами, но только вместе с родителями. Эти разрешения выдавал за своей подписью инспектор гимназии. По фильмам и литературе мы знаем, что в увеселительных заведениях гимназисты, не имевшие подобных разрешений, прятались по темным углам от инспекторов. Вот о чем поведал мне старинный гимназический дневник.

ОТ НЕМЕЦКОЙ СЛОБОДЫ ДО УЛИЦЫ НЕМЕЦКОЙ


Пригласив иностранных переселенцев в Россию и разработав целый пакет документов, на которые местные власти в этой необычной ситуации имели возможность опираться, все-таки где-то что-то пошло  не так ,как мечталось.  Как всегда, на бумаге было гладко, да забыли про овраги. Отнюдь не в переносном, а в прямом смысле. Особого опыта по "великому переселению народов" никто не имел. Чаще все власти руководствовались тем, что имели под рукой. Поэтому в Саратове все пошло сначала не совсем удачно. Город в те времена насчитывал 5000 жителей. Когда шло расселение в Поволжье колонистов-земледельцев, российское правительство намеревалось создать в городах немецкие слободы из колонистов-ремесленников. Однако реально такая слобода была создана только в Саратове. Первые ремесленники поселились на "горах", так называли склоны Глебучева оврага, который тянулся к Волге. Он отделял возвышенную, холмистую часть города от гладкой, более или менее равнинной.  Первое, что придет в голову любому здравомыслящему человеку, почему овраг носит такое название, значит, оно каким-то образом связано с человеком, по имени Глеб. И будет абсолютно прав. В конце 17 века воевода Михаил Глебов получил здесь земляной надел и выстроил дом. Однако любая история, если мы начнем в нее углубляться поразит нас обилием любопытных поворотов. Этот район считался очень опасным, там были воровские притоны, было много грязи и нечистот. Даже наш великий земляк, Н.Г.Чернышевский, не ведал, "что делать?" с этой клоакой и злачным местом. Интересовался им и приезжал посмотреть на него В.Гиляровский. Заселение склонов оврага произошло в 1766 г. Здесь имелся постоялый двор, в котором размещались колонисты-первопроходцы. В высокой части города селились и старообрядцы. Новые пришельцы были встречены местным населением довольно враждебно, особенно раскольниками. Кроме того, среда была криминальная и опасная для иностранных колонистов. На очень старом плане местности обозначен Воровской буерак, название впечатляет.

https://mestoprozhivaniya.ru/uploads/images/2015/05/vid-starogo-goroda.jpg
https://oldsaratov.ru/sites/default/files/styles/post_image/public/photos/2017-0...»

Посмотрите на старые снимки оврага, они интересны сами по себе, но ведь их можно также сравнить и с современным состоянием этой территории. Овраг тянулся через весь город, он имел протяженность 1700 - 1800 метров, от Сенного рынка и до Волги. Склоны очень сложно использовать для застройки, поэтому старый жилой фонд отчасти сохраняется. Но вот выход к Волге удалось преобразовать. Здесь построен большой физкультурно-оздоровительный комплекс с открытым в летнее время бассейном, есть здесь и каток/ футбольное поле. Зона отдыха довольно приятная. Кто-то предложит засыпать овраг, а вот такое предложение  критикуют экологи, потому что овраг служит естественной вентиляцией для города. А теперь все-таки вернемся в  18 век.




Отыскала в домашней библиотеке  книгу очерков по истории Саратова, ей не меньше восьмидесяти лет. Она подписана фамилией мамы, ее рукой в тексте сделаны и некоторые пометки. Первый автор данной книги очерков прожила очень долгую жизнь, преподавала в Саратовском университете и в мою бытность студенткой. В книге приведены старинные  планы Саратова. На большом двумя красными кружочками я пометила местоположение немецкого расселения в городе. В самом низу плана помечено расселение немцев в Глебучем овраге, второй кружок означает начало немецкой слободы в центре будущего города. От определенной головной боли местные власти отчасти избавились, когда перевели колонистов подальше от криминального Воровского буерака.



Вероятно, желая предотвратить конфликты, в 1769 г. немцев-ремесленников переселили за тогдашнюю городскую черту, на южной окраине города. В современном Саратове это самый центр города. Раньше здесь была образована отдельная ремесленная слобода, получившая официальное название Саратовская Немецкая слобода. Подбор ремесленников был очень своеобразным: среди колонистов оказались седельники, живописцы, скульпторы, резчики, золотых дел мастера, шляпники, ткачи, оружейники, портные, сапожники и люди других профессий. В момент основания слободы там проживало 30 семей (77 мужчин и 66 женщин). Вместе со всеми горожанами колонисты переживали все исторические события, задевавшие эти места. Летом 1774 г. Саратов был захвачен и разграблен повстанцами Емельки Пугачева. Немецкая слобода, как и другие городские кварталы, была сожжена и разрушена. В живых осталось лишь 20 человек. Спустя четыре года, когда ремесленникам, насильно привлеченным к сельскохозяйственному труду, разрешили селиться в городах, Немецкая слобода в Саратове стала пополняться десятками семей, гражданами немецкого происхождения: чиновниками, торговцами, цеховым людом. Прошел еще десяток лет, и в 1787 г. в Саратове была открыта немцем Гельмером первая городская аптека.
Постепенно слобода разрасталась и сливалась с городом. Более того, она превращалась в историческое ядро города. Название слободы со временем трансформировалось в название улицы .Все это, как в зеркале, отразилось на старинных планах городской застройки. Так в 1803 г. на месте современного проспекта им. С.М.Кирова (бывшая ул. Немецкая) видны пустующие земли и сетка кварталов будущей застройки. Эта же сетка сохранилась и на плане 1812 г. И только в середине первого квартала помечена небольшая деревянная католическая церковь. Это явное свидетельство присутствия немецких колонистов, исповедующих другую религию. Составленный план земельного участка дал своеобразный старт всей будущей застройке. Первый квартал, естественно, был выделен немецким колонистам. Во втором и третьем квартале жили в основном пленные французы. Рядом с ними были усадьбы русских жителей. А вот в документах 1825 г. улица уже имеет официальное название: Немецкая. Это название она сохранит вплоть до 1917 г., хотя следует упомянуть, что с началом Первой Мировой войны отношение к названию улицы было скептическим и недоверчивым. Позже нашли выход из этой ситуации, революционные преобразования в России позволили именовать бывшую Немецкую Улицей Республики.
Уже во времена Екатерины, на момент приглашения в Россию иностранных переселенцев, были приняты документы о создании учреждений, занимающихся колонистами на местах. Присутствие чиновников в них состояло из трех человек, судьи и других лиц. Им предписывалось составление отчетов о состоянии колоний. Старосты следили за порядком. Сама саратовская контора подчинялась Канцелярии опекунства иностранных в Санкт-Петербурге. В Саратове контора опекунства находилась в самом начале территории Немецкой слободы, прямо за консерваторией. Фото ее сотрудников представлено в нашем краеведческом музее. Здание конторы опекунства в добром здравии сохранялось, не могу сказать точно, в шестидесятые-семидесятые годы, пока на его месте не пристроили к консерватории новый учебный корпус.



Гораздо позднее в Саратове было открыто  Консульство Германии, что было очень удобно и для жителей Саратова. Однако довольно быстро от него отказались. Тем не менее здание украшает улицу Рабочую. В конце концов и проспект Кирова к юбилейной дате обзавелся памятным знаком, установленным  рядом с консерваторией, то есть на месте географического начала Немецкой слободы. Он был приурочен к 250-летию  издания Екатериной манифеста о приглашении иностранцев в Россию. На его открытие приезжали и гости из Германии.




Все, что касается немецких колонистов в Старой Сарепте,  историко-архитектурном заповеднике в Волгограде, сосредоточено в одном месте. Побывав там на экскурсии, ожидаешь, что повсеместно переселение происходило, хотя и с проблемами, но люди заранее были знакомы с тем, что их ожидало в далеких краях. В Сарепте надеялись на прибытие опытных земледельцев, они даже прихватывали с собой плуги. Так и получилось. Переселенцы поначалу пошли по пути земледельцев,  и только позже стали заниматься и ремесленным делом.
В Саратове дело обстоит иначе. Город принял определенное количество колонистов, которые стали заниматься ремесленным делом.По самому городу разбросаны здания, построенные бывшими переселенцами из Германии. Они также оставили след в купеческой, промышленной и культурной жизни города. Поэтому постараюсь освещать эту проблему постепенно, шаг за шагом, с разных сторон.


ЭКСПОЗИЦИЯ КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ

Захотелось немного поиронизировать и соединить картину саратовской художницы, любящей примитивизм и озорство, на которой с математической точностью (10 колонн) изображено здание нашего музея краеведения, с фотографией старинного особняка, где расположен музей. Колонны на фронтоне можете пересчитать.



Когда мы говорим "поволжские немцы", то какой этнос подразумеваем? Это потомки первой волны немецких колонистов, переселенцев из Германии, которые прибывали не очень многочисленными партиями в Россию в 1760-ые годы по приглашению императрицы Екатерины Великой.  Само определение "поволжские немцы" считается самоназванием. Саратовский краеведческий музей по праву может гордиться и дорожить экспонатами, связанными с историей и бытом поволжских немцев. У любой музейной тематической коллекции есть свой добрый ангел-хранитель, благодаря попечению которого по крупицам складывалось собрание бытовых предметов и документов. Самыми заинтересованными лицами в деле розыска и собирательства предметов культуры поволжских немцев оказались непосредственно представители этого этноса, осевшие в Саратове. Это супружеская пара Дингес, Эмма Готфридовна и Георгий Генрихович. Он - профессор СГУ, классического университета в Саратове, ученый-лингвист, преподавал на немецком отделении, во многом помогал жене в музейной работе. Она - заведовала немецким отделом музея. Дочь колонистов, она знала их быт по собственному опыту. Сама Эмма Готфридовна уроженка села Блюменфельд Ровенского уезда. Она училась в 20-ые годы в институте иностранных языков. Большие трудности и сложности поджидали музейные экспедиции на местах, когда она выезжали в села, в бывшие колонии. Далеко не все новые владельцы хотели расставаться с вещами, когда-то принадлежавшими депортированным немцам. Помимо бытовых предметов, мебели и одежды, музейщикам рассказывали истории поселенцев, как складывалась их жизнь. Устными рассказами сотрудники музея очень дорожили и скрупулезно их фиксировали. Когда началась тихая массовая реабилитация депортированного народа, к ним попадали справки о реабилитации, а кто-то даже передал уникальный документ - паспорт, который был выдан, а впоследствии подлежал изъятию в период нахождения в ссылке. Немцы Поволжья прошли тот же самый исторический путь, что и коренное население нашей страны, включая коллективизацию, голод и репрессии.


ВЫСТАВКА "ИЗ ИСТОРИИ НЕМЦЕВ ПОВОЛЖЬЯ"

Войдя в этот музейный зал, каждый посетитель сразу же обращает внимание на ту часть экспозиции, где представлены крупные предметы сакрального культа. Конечно, не зря они оказались сосредоточены в одном месте. Судьба у них общая.



Когда-то они были неотъемлемой частью интерьера католического собора Святого Клементия, здание которого украшало улицу Немецкую. Собор находился почти рядом с Музыкальным училищем, впоследствии перестроенным в Саратовскую Консерваторию. Ее здание стало своеобразной визитной карточкой нашего города. А вот от собора почти ничего не осталось, кроме стен, неузнаваемо измененных. Сначала уничтожили колокольни, совершив "усекновение головы", а дальше все здание стали превращать в кинотеатр, чтобы затем устроить в нем много-много точек общепита на современный манер. Расправа с культовым сооружением у католиков началась тогда же, когда в центре города взорвали Собор Александра Невского. Под эти взрывы и разрушения наступал на общество воинствующий атеизм. Между тем в правительственных документах, разработанных под приглашение иностранцев для освоения российских земель, значился очень важный для них пункт. "Я не думаю, что было бы полезно принуждать иностранцев принимать нашу веру"-, считала Екатерина II. Хотя сама императрица решила для себя этот вопрос в пользу православия, но это был лично ее государственный и монарший выбор. Свобода вероисповедания - одна из льгот, дарованных колонистам. В каждой колонии на поволжской земле было по 2-3 кирхи. Две трети поволжских немцев были лютеране, остальные - католики.
На старых снимках Вы можете увидеть как красиво и величественно смотрелись на улицах Саратова уничтоженные позже церкви. На эту красоту посягнули варварски. С этим трудно смириться. И вот чем все это обернулось. Прямоугольная часть строения, на котором видна надпись "Кинотеатр Пионер", - это сохраненная часть  лютеранской церкви. Я подбиралась  к сохранившейся части церкви и со стороны задворков. Почему-то кажется, что высокая труба из красного кирпича - это остатки печного отопления храма. В дальнейшем убедилась, что труба как раз выглядывала из-за здания собора. Вглядитесь в старые фотоснимки.  Сам кинотеатр на сегодняшний день "замаскирован" более чем десятком арендованных помещений самого разного профиля. Многие из них призывают посетителей предаться вакханалии  во славу нашего желудка. И вряд ли кто-нибудь услышит слабый голос городского архитектора, если тот произнесет хоть какую-то критику в адрес этого "архитектурного" сооружения.


https://ru.mdz-moskau.eu/wp-content/uploads/2014/08/Saratow-768x474.jpg  кирха на Никольской
https://img-fotki.yandex.ru/get/3003/46980979.1e7/0_10b76f_ce889cc1_orig  на Немецкой


Если мы сравним старые и новые фотографии  этого места в центре города, то увидим, как происходила трансформация собора в кинотеатр

https://oldsaratov.ru/sites/default/files/styles/post_image/public/photos/2011-1...»
http://photos.wikimapia.org/p/00/03/05/87/26_full.jpg
https://oldsaratov.ru/sites/default/files/styles/post_image/public/photos/2012-0...»




Новый кафедральный собор Святых Апостолов Петра и Павла был возведен уже в 21 веке. Он принадлежит Римско-католической  Епархии Святого Климента. Имя Климент пишется в двух вариантах: через букву "И" и "Е". Его возвели на улице Волжской, в перспективе видна река.




Правда, в начале 21 века, когда потихоньку стали повсеместно возвращать культовые сооружения горожанам, напротив кинотеатра "Пионер" открыли часовню Св.Иоанна Богослова в подвальном помещении. В порядке возмещения разрушенного собора?  Это так надо понимать?
На старинных фотографиях, сделанных в технике сепии, интерьер собора Святого Клементия выглядит очень роскошно. Все снимки не только приобретали коричневые оттенки, но сепия, благодаря использованному составу, продлевала им жизнь. Поэтому большинство старых снимков, доживших до наших дней, выполнены именно в коричневых тонах, присущих сепии. Таинственный полумрак охватывает и алтарь, и орган. Как можно было посягать на подобную красоту?! Это граничит с варварством. И вот к чему скатились в результате - очень хорошо видно по старым фотографиям. Шла трансформация здания собора в кинотеатр. Разговорилась со служительницей в возрасте в музейном зале. Она призналась, когда узнала, что собор превратили в место развлечения, то ни разу не заглянула в  кинотеатр "Пионер".
Фигуры святых из собора выполнены из дерева и поражают очень тонкой, изящной работой. Драпировки,  укутывающие их фигуры, выполнены так, будто это и не дерево, а реальные струящиеся ткани. Облачение епископа и церковная утварь, которую он использует во время службы, священные книги, фигурки волхвов, старинные раскрашенные миниатюры - все это представлено в музее. Соборная фисгармония может заменить орган. Удобная кафедра предназначена для совершения молитвы епископа. Она сделана так, чтобы епископ мог опуститься на колени.  Исповедальня очень сильно пострадала,  лишилась одной дверцы. Более пятидесяти лет хранились в фондах музея предметы из собора Св.Клементия. Хотя сам собор был  ликвидирован в 1938 году, предметы религиозного культа дождались своего часа. Деревянные скульптуры получили свою вторую жизнь.



 Не удержусь и выдам один секрет сотрудников музея, которые приводили в божеский вид часть сохраненных экспонатов. Они собственноручно стирали облачение епископа, прежде чем выставить его на всеобщее обозрение, отмывали скульптуры святых. Когда начинаешь рассматривать скульптуры, то замечаешь, с какой анатомической точностью мастера передали конечности святых. Они выглядят абсолютно "человеческими". Помогло и омовение ног. Привлекают внимание посетителей и книги священного писания с цветными иллюстрациями, акварели, представляющие эпизоды с фигуркой младенца в яслях.







Фигурки волхвов, которые обязательно выставляются в храмах накануне Рождества, выглядят очень трогательно, как и младенец Иисус, лежащий в колыбели.




Деревянные рождественские поделки были вырезаны немецким мастером. Это и фигурки  лесных животных, и сани Санта-Клауса, запряженные тройкой лошадей, и декоративные настенные панно.



На выставке представлены уникальные экспонаты этнографической коллекции музея. Их начали собирать еще в 20-ые годы прошлого века. Первые переселенцы  основали более ста колоний на Волге. Колонисты были выходцами из южногерманских земель Пфальца, Эльзаса и Лотарингии. Вот некоторые названия поселений: Нижняя и Верхняя Добринка, Ней-Галка, Гримм, Обмемонжу, Блюменфельд, Екатериненштадт. Несмотря на многочисленные трудности, нападения кочевников и русских бунтовщиков, отсутствие строевого леса для жилья и засушливый климат, переселенцы обосновались прочно, навсегда полюбив свою новую родину "Волгухаймат" Они сочинили и песни, посвященные Волге, и стихи. В Энгельсе и в наши дни существует ансамбль под аналогичным названием.
Согласно указу императрицы все колонисты становились хлебопашцами, земледельцами и скотоводами. Они были предупреждены о том, что с собой следует привезти плуги. Екатерина мечтала, что они внесут в крестьянскую жизнь присущие им передовые приемы обработки земель. Однако жизнь колонистов на правом, саратовском берегу, и в левобережье складывалась по-разному. Какая-то часть переселенцев изначально осела в городской черте.
На выставочных стендах экспонаты тематически сгруппированы. Это бытовая утварь и орудия труда. На первом месте выставлена веялка, современному человеку ее трудновато узнать. Издалека она производит впечатление инвалидной коляски. У нее "символическое" название "колонистка". Таким сельскохозяйственным орудием пользовались в Красноармейском районе Саратовской области. На стенде с бытовой утварью можно заметить вафельницы, деревянные шумовки, ножницы, ручные мельницы для перемалывания различных продуктов, коромысла европейские, непохожие на наши, рубель для белья, деревянные колодки для обуви и деревянные корыта для рубки капусты, воронки для процеживания, всевозможные скалки.




Занимались колонисты и традиционными для них ремеслами: вырезали разнообразные по форме чубуки для курительных трубок, занимались плетением из соломки. В экспозиции можно увидеть непривычные для нашего глаза предметы мебели, сплетенные из соломки. Удобный стульчик для маленького ребенка и корзинку-колыбель для малыша. Все это сделано с большой любовью к ребенку, каждая деталь вещи продумана до мелочей. Плели из соломки и летние шляпы, и сумки и даже емкости для хранения запасов сыпучих продуктов. Среди современных посетителей немецких сайтов можно зачастую столкнуться с вопросом о том, есть ли специальные машинки для плетения из соломки. В краеведческом музее, в стеклянной витрине, выставлено ПРИСПОСОБЛЕНИЕ, очень простое по своему устройству, для плетения узкой ленты из соломки. Оно напоминает решетку для мясорубки, только в ней всего-навсего три круглых отверстия. Длинные полоски можно соединять в более широкие ленты. Помимо головных уборов, плели и настенные панно, и газетницы. В быту у немецких колонистов было довольно предметов для украшения жилища. Всем этим занимались женщины. На рабочий столик щедрой рукой выложили множество художественных деталей для украшения различных безделушек, которыми можно украсить дом.



Большую роль сыграли колонисты  в распространении культур табака, горчицы и картофеля. У колонистов были развиты различные промыслы, приносившие им доход. Гончарные и плетеные изделия  были разнообразными по форме и технике исполнения. Они передают национальные черты и традиции народа. Домашний семейный досуг часто посвящали музицированию. Перед нами необычный инструмент с трудным для запоминания названием: хакбретт. Очень отдаленно его можно сравнить с гуслями. На хакбретт натягивались струны.



Выставка дает представление о внутреннем убранстве крестьянского дома. Переселенцы жили замкнуто. Все в их жизни:бытовой уклад, традиции и язык, техника возделывания земли, орудия труда не изменялись в течение десятков лет. Даже сегодня от переселенцев можно услышать разговор на одном из диалектов конца 18 века. Когда начинаешь детально знакомиться с бытовым убранством жилого дома переселенцев, то понимаешь, что они следовали устоявшимся традициям. Быт налажен вплоть до мелочей, в то же время обстановка с одной стороны скромная, а с другой - состоит из предметов необходимых человеку ежедневно. Буфет и зеркало сделаны умелым резчиком, имеющим художественный вкус. Обратите внимание на раму для зеркала. Зеркальное полотно привозилось или выписывалось издалека, стоило оно не дешево. Поэтому рама для него должна быть достойной. Четыре розетки по углам, деревянный резной верх и у зеркала , и у буфета выполнены прекрасно. Хороши и спинки у стульев. Такие детали никогда не состарятся, не выйдут из моды. Они и сегодня могут быть использованы в интерьере, если Вам повезет увидеть их где-нибудь на блошином рынке или в лавке у антиквара. Выходцы из Германии любят заниматься изготовлением декоративных панно  в технике аппликации из ткани. Лоскутное шитье использовали для одеял и покрывал, ими накрывали детскую кроватку.. Отец обязательно собственноручно готовил для будущих детей кроватку, а для маленькой девочки делали кукольную кроватку, в которой спала ее любимая самодельная тряпичная кукла.




 


Классическое жилище немцев-колонистов состояло из трех комнат: кухни, большой комнаты и спальни. Гордостью хозяйки считалась чисто выбеленная печь и кровать с горой взбитых подушек и перин. Такая кровать называлась "кровать с небом", так как украшалась ситцевым пологом и занавеской.В музее реконструировали спальный уголок, снабдив его горой белоснежных взбитых подушек. Одна из наволочек украшена  вышитыми назидательными надписями. Над кроватью, существовала традиция, вечером, после свадьбы вешали под стеклом свадебный венок. Он выполнял функцию своеобразного оберега для всей новоиспеченной семьи. Рядом могла висеть и свадебная фотография. На стене мы видим какую-то загадочную линейку, украшенную перламутровым узором. Оказывается, с помощью этой линейки хозяйка добивалась идеально ровной поверхности покрывала на кровати. Почти как в армии: деревянными утюжками по команде дежурного новобранцы "наглаживали" поверхность одеяла, чтобы на нем не было ни складочки, ни морщинки. Иначе можно было попасть на гауптвахту. И только хозяйка в семье колонистов занималась этим от души, добиваясь идеального порядка и чистоты в семейном доме. А немецкий педантизм помог изобрести подобную линейку. Обязательным предметом мебели был сундук, его заводили для дочерей, которым готовили приданое. Сундук, как и другие предметы обстановки, украшали назидательными надписями. Более того, он запирался на внутренний замок. Иногда это мог быть замок с секретом. Он начинал "сигналить", если какой-то злодей задумал посягнуть на чужое добро. И тогда весь дом поднимался на защиту нажитого. Кроме того, воришку можно было спугнуть. Музейная коллекция одежды поволжских немцев - единственная в нашей стране. Как мужская, так и женская одежда многофункциональна по назначению, скромная и неяркая по своей расцветке. В ней гармонично сочетаются жакеты и жилеты европейского покроя вместе с чисто русскими платками и шалями. Детская одежда у немецких колонистов - яркие платьица, вышитые фартучки, кружевные чепчики, крошечные самодельные башмачки - все это резко отличало детскую одежду колонистов от других поволжских городов.
После 1917 года поволжские немцы были включены во все социальные процессы, охватившие страну. На территории, где были расселены немцы Поволжья, на той территории, где находилась Трудовая коммуна, в 1924 году была создана автономная республика, в которой проживало около 600000 тысяч немцев. Национальным языком здесь был признан немецкий язык. Самой трагической страницей истории этого народа стала полная депортация населения из всех поволжских колоний. В начале Великой Отечественной войны, 28 августа 1941 г., Немецкая республика была ликвидирована указом Президиума Верховного Совета  и 338 тысяч немцев Поволжья были депортированы в районы Сибири, Дальнего Востока и Казахстана. Выставка о поволжских немцах отразила и такой трагический этап жизни поселенцев, как депортация в период ВОВ. Можно сказать, что в одночасье они стали никем, им дали 24 часа на сборы, запретив очень многое к вывозу. Наступала осень, и зима была не за горами. Ни теплой одежды, ни домашней утвари они не могли взять с собой, как и запаса продуктов питания. По фотографиям тех лет можно увидеть лица, полные растерянности, когда они под охраной стоят на железнодорожных путях перед теплушками. На выставке в музее до слез трогают два экспоната. Они связаны с семьей Шледевиц. Она запечатлена на фотоснимке 1916 года. Родители и четверо детей, двое мальчиков и две девочки. Возможно, что потом были и другие дети. Семейный снимок излучает безмятежный покой.




Постаревшая мать в 1941 г. взяла с собой бархатную подушечку, вышитую серебряными нитками. Возможно, она сама ее расшивала. Семья оказалась на поселении в Сибири. Одна из дочерей сохранила подушечку как память о матери и передала ее в музей. Не менее трогательным экспонатом оказалась и обычная скалка, которая имеется в любой семье. Когда поволжские немцы покидали свои дома, то в них все оставалось так , как при жизни. В том числе остались и недоенные коровы, которые мычали на все село, стоя в своих сараях. Оставленное имущество досталось тем, кто в начале войны был эвакуирован из западных областей страны. Хорошо, что это перешло тем, кто, в свою очередь, оказался беженцами и также лишился всего. Кто-то из переживших депортацию, после реабилитации, посещал места своего проживания до ВОВ.  Одна из женщин -  нашла в доме СВОЮ скалку и веретено. Любая хозяйка признает свою утварь, если пользовалась ею на протяжении многих лет. Конечно, таким предметам место в музейной витрине. История - это любая память о прожитом и истекшем времени. Она может материализоваться в каком угодно виде. Это и имеет право стать музейным экспонатом.


ГОРОДСКОЙ ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ О ПОВОЛЖСКИХ НЕМЦАХ И НЕМНОГО О КАЛМЫКАХ

Следующей музейной точкой в Саратове, где можно было познакомиться с экспонатами, посвященными поволжским немцам, для меня стал городской этнографический музей, куда очень любят приглашать дошкольников и учащихся начальных классов. Ведь в музеях подобного профиля множество экспонатов, про которые дети будут спрашивать:" А что это такое?" Вот и я при осмотре коллекции не удержалась от аналогичного вопроса. Об ответе на него расскажу чуть позже.



Поскольку музей специализированный, то там можно получить точные статистические данные. В конце 19 века (1897) происходила первая всероссийская перепись. По ее данным, немцы  занимали второе место по численности среди народов Саратовского Поволжья. Как и в других местах в Поволжье, немцы появились вслед за манифестами царицы, чтобы осваивать эти земли. Буквально за два года образовалось 106 колоний, в которых поселилось 25600 человек. А к середине следующего столетия колоний было уже 170, к 20 веку - 190. Екатерина Великая не проиграла, пригласив своих бывших  земляков в новые края. Основным занятием колонистов было земледелие, табаководство, выращивание подсолнечника, горчицы, картофеля. Развивалось гончарное дело. Посуда билась и требовалась новая. Ткачество и производство сарпинки, разновидности хлопчатобумажной ткани, также приветствовалось. Развивалось плетение из соломки и лозы, так как нужна была мебель, домашняя утварь и головные уборы. Костюм немки-колонистки состоял из кофты, юбки, передника, чепца или головного платка. Мужчины носили рубахи, штаны, жилеты, шляпы и кожаные башмаки. В музейном зале представили рубаху из свадебного костюма и детский крестильный наряд.
Традиционная пища немцев-колонистов включала куриную лапшу, суп с клецками, фруктовый суп, арбузный мед, который называли  НАРДЕК. Среди напитков был популярен кофе из жженой пшеницы. В углу, под посудной полкой. можно увидеть прямоугольный деревянный пресс. Глядя на него, я спросила у сотрудницы :"А это что?" Этот пресс и использовали для приготовления арбузного сока, который потом очень долго вываривали в больших котлах, чтобы получить арбузный мед. Праздничный стол предполагал, что на нем будет свинина или гусь с капустой, пироги. Колонисты делали богатые запасы на долгую зиму: сало, мясо, рыбу и колбасы. Для них и нужна была мясорубка, покрытая эмалью внутри, что обеспечивало ей бОльшую чистоту и гигиеничность. Посуда из керамики также присутствует на стендах музея. Керамика обливная, она также более гигиенична, чем просто глиняная. Бытовая утварь становится все более красивой. На полотенцах много вышивки болгарским крестом, иногда их украшали и кружевом. Куклы-самоделки для маленьких девочек включали какие-то украшенные элементы. Предпочитали вышивку на фартуках. Детские колыбели достаточно традиционны. Отмечала я и аппликации, которые использовали как настенные панно в детских уголках. Куклы, представляющие мальчика и девочку в типичных нарядах, также сделаны в технике аппликации, объемной, пухлой. Меня эта парочка умилила и тем, что я неожиданно получила пополнение для своей кукольной коллекции. Это были магнитики, привезенные из Германии. Оказалось, что эта страна предпочитает аутентичные сувениры. На магнитиках просто повторили этих тряпичных кукол. Такое точное попадание в цель у современного ширпотреба, конечно, свидетельствует о глубокой связи с национальными традициями культуры быта.






Немцы исповедовали христианство. Большая их часть принадлежала к лютеранам, остальная - к католикам. В музее есть довольно скромная витрина с предметами религиозного культа. Но что любопытно, здесь даны названия этих предметов. Распятия и кубки для причастия большинство туристов видело и знает, как они выглядят. Но есть для нас и новые названия. Святые мощи могли храниться в так называемых мощевиках, в закрытых чашах. В Германии эти емкости назывались МОНСТРАЦИИ. Видим мы в витрине и одеяние католического священника. Расшитая риза без рукавов - главное литургическое облачение епископа - называлась орнат или казула. СтОла - длинная шелковая лента с нашитыми на концах и в середине крестами. Столу носили под орнатом. Манипул - полоса ткани с вышитым по центру крестом. До второй половины 20 века манипул надевался на левую руку во время мессы. Как мы видим, очень много тонкостей в религии. Даже рассматривая такую небольшую витринку, можно узнать много нового и необычного.





В доме было принято делать своеобразные коллажи из семейных снимков и вставлять в рамку под стекло. Перед нами настоящая фотолетопись семьи.
Переселенцы, прибывшие из разных земель Германии, создали, как мы можем заметить в музеях, самобытную культуры, культуру немцев Поволжья, отличавшуюся и от немецкой, и от русской.
В конце 20 и начале 21 века большинство немцев переехало из Саратовской области в Европу, на свою историческую родину. В настоящее время численность немцев в области составляет более 7 000 человек. Именно эти люди по разным причинам предпочли остаться в привычных для них краях. 

В Саратовском этнографическом музее представлена небольшая, но очень емкая экспозиция, посвященная калмыкам. В  ней преобладают многочисленные и богатые экспонаты, связанные с буддистским вероисповеданием. Завожу об этом разговор не  случайно. В заповеднике "Старая Сарепта" в первой партии колонистов была группа миссионеров, которые, следуя положением царского манифеста и понимая, что они не могут переманивать в свое вероисповедание представителей иной веры, были связаны по рукам и ногам. Как полагали миссионеры, только местные калмыки не имеют собственного вероисповедания, поэтому их можно приобщать к иной вере. Миссионеры действительно очень многое делали для представителей этого народа. Миссионеры изучали калмыцкий язык, переводили на него тексты священного писания, помогали калмыкам медицинским обслуживанием. Ремесленники изготавливали для степных кочевников кибитки и повозки, какую-то мебель. Гораздо позднее миссионеры узнали, что калмыки - верующие. Поэтому миссия переселенцев оказалась абсолютно невыполнимой и им пришлось свернуть свою деятельность по обращению местного населения в свою веру. Можно допустить, что миссионеры никогда не бывали в жилище калмыков. Окажись они там, то увидев религиозные аксессуары, поняли бы свою ошибку. Выставка в музее очень емкая и насыщенная, прекрасно демонстрирует яркие иконы буддистов, создает представление об их богатом и глубоком содержании. Своеобразные храмы и богатые национальные одежды много говорят об этом народе. Абсолютно все свидетельствует о глубокой религиозности кочевого народа.
А что говорит история о буддизме калмыков? Вот коротенькая историческая справка. Калмыки - это западные монголы, прикочевавшие на территорию Нижней Волги, между Доном и Волгой, в первой половине 17 века. История этого народа тесно связана с историей всех монгольских народов, которые вели кочевой образ жизни. Мигрируя на восток, они привезли с собой буддизм.









Полюбуйтесь предметами религиозного культа буддистов, ведь они очень красивы и разнообразны.

Продолжение следует

Отредактировано автором: 07.03.19 15:12:09Сообщить модератору



Ааа! Любимый Саратов! Закинула в избранное, буду смаковать!
Лариса, спасибо за продолжение интересной темы. Настоящий ликбез для меня.

С уважением
Лариса, спасибо за отзыв!
Огромное спасибо за фотографии - старые и новые, так приятно видеть родные месте. И получается,что с каждым я как то, да связана.
Мы с вами обсуждали и мою заинтересованность в теме Республики немцев Поволжья и как раз вчера я получила из Саратовского Государственного архива новейшей истории ответ на свой запрос. В нем указывалось на наличии сведений о том, что прадед в 1934 году отбыл на работу в Палассовский район. Почитав, я узнала, что это место относилось к АССР немцев Поволжья - так называемый Палласовский кантон (нем. Kanton Pallasowka). Идя по этой ниточке я нашла книгу А.А. Германа "История республики немцев Поволжья в событиях, фактах, документах" - не читали?
Страшная реальность там описана, как проходила коллективизация, как боролись с кулаками, а потом расстреливали тех, кто боролся с кулаками. Как проходила депортация...
Если заинтересует, то могу выслать!

Спасибо, ещё раз!
Добрый вечер, Лена! Спасибо Вам за необыкновенную оперативность. Все время пока возилась с отзывом, думала о Ваших шагах в поисках сведений о прадеде. Поездку в Прибалтику связывала с поисками. Имя, названное Вами, все время крутила в собственной голове. Ситуация для поисков оказалась проще. Станция Палласовка, скорее всего, названа в память о Палласе. Она у меня на слуху. Кажется, поезда на Астраханском и Волгоградском направлении из Москвы идут мимо с остановкой в ней. Вам бы надо съездить туда, заранее прозондировав почву. Впрочем, сценарии развития судьбы у большинства были схожи: депортация в Казахстан и Сибирь. Герман - саратовский ученый, я смотрела эту книгу. Есть сайт о немцах Поволжья. По материалам он очень богатый, на форуме очень много участников. Так что загляните.
Судя по всему нынешний год, точнее, его начало было для Вас плодотворным. На днях начну почитывать Ваши отзывы. По темам они мне все интересны. Спасибо за отклик, всего самого доброго.
Ирина! Меня просто восхищает, что Вы всегда начеку и откликаетесь буквально в течение нескольких минут после публикации отзыва. Я же для себя наметила, чем займусь в ближайшие дни: буду читать новинки , хотя они посвящены одной из любимых стран - Чехии. О Пикассо и Хохловой слушала передачи по ТВ в исполнении бывшего директора музея изобразительных искусств.
Цитата:

Все время пока возилась с отзывом, думала о Ваших шагах в поисках сведений о прадеде. Поездку в Прибалтику связывала с поисками.

все правильно. Только в Прибалтике его родители и братья-сестры нашлись, а большой пласт информации лежал рядом! В Саратове!
Ваши рассказы требуют вдумчивого прочтения. Я же ведь еще вспоминаю как это выглядит, где находится, видела ли я это место?
Лена! Думаю, что Вам надо предпринимать следующие шаги. Прадед, наверное, попал под репрессии. Нужно все выяснить и тогда добиваться реабилитации. На сайте Центр генеалогических исследований попадались случаи реабилитации даже в 90-ые годы. Очевидно, только тогда люди располагали какой-то информацией. Немецкий архив находится в Энгельсе, на центральной площади, возле парка.
Прадед реабилитирован в 1989 году
Сейчас я жду дело из Омского УФСБ и надеюсь узнать, по каким "выдуманным" причинам он был арестован и может быть узнаю где похоронен.
Цитата:

Немецкий архив находится в Энгельсе, на центральной площади, возле парка.

- у них к сожалению нет электронной базы и поиск немного затруднен.
Спасибо за рассказы, пока не все прочитала, но большое удовольствие их читать.
С праздником"
Огромное спасибо. И отдельно за ссылки в начале, я не читал раньше.
Я как раз поволжский немец.
Добавлю, что когда разрешили возвращаться в середине 50-х, нельзя было вернуться в свои села, из которых департировали.
Артур, спасибо. Я об этом знаю. Историческая драма целого народа растянулась на десятилетия и осталась глубокой драмой на сердце. По крайней мере сейчас люди спокойно говорят о своем происхождении, а не замалчивают его.
Мой дед крайне неохотно говорил о временах, проведенных в Сибири. Никому, ни отцу, ни мне. А отец толком и не помнил ничего. Когда вернулись, ему было 5 лет.
Голод был страшный. Помню его (деда) очень трепетное и бережное отношение к любым продуктам и любой еде.
Вы абсолютно правы, Артур, почти никто из депортированных не рассказывал о своей жизни. Это было типично. Если захочется прочитать какую-то художественную книгу, то обратите внимание на книгу Александра Чудакова "Ложится мгла на мрачные ступени". Это о Казахстане. В книге переплелось трагическое и веселое.. Правда,она очень толстая. Говорят, что внуки иногда лучше детей помнят что-то о родственниках. Я эту тему еще не исчерпала и хотела бы ее продолжить, но времени на это требуется много.
Спасибо. Не знал про эту книгу.
Вы Гузель Яхину "Дети мои" читали?
Да, и даже была с ней на двух встречах. Она приезжала в сентябре на книжную ярмарку в Саратов, а потом была в Энгельсе, где встречалась с членами немецкого клуба. В Казани снимают фильм о раскулачивании в Татарии в 30-ые годы. по первой книге "Зулейха открывает глаза".
Очень интересно-целый очерк.
Цитата:

внуки иногда лучше детей помнят что-то о родственниках


может быть
Потому, что они воспринимают все от дедушек и бабушек, которые с ними возятся.
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ:




1Саратов. Немецкое Поволжье. Шаг второй. Часть 3
2Саратов. Немецкое Поволжье. Шаг второй. Часть 2
3Путешествие по Средиземному побережью. Сезон второй, часть 1. Начало путешествия. Анталья.
4Историко-архитектурный заповедник "Старая Сарепта" и ...немного Волгограда. Часть 1
5Ташкент- =Самарканд. Часть 1.
6Путешествие по Средиземному побережью. Сезон второй, часть 9. Калкан-Ксанф-Летоон-Патара.
7Путешествие по Средиземному побережью. Сезон второй, часть 8. Демре-Мира-Каш-Kекова-Капуташ.
Россия
Отели России
Отели Дагестана
Отели Дагомыса
Приморско-Ахтарск
Приозерск
Погода в России
Туры Новый год
Рейтинг отелей:
1107.Красная Талка 4-
1108.Вилла Харакс 4-
1109.Гостиница Университетская 4-
1110.Кривск пансионат 4-
1111.Чайка санаторий 4-
1112.Имеретинский апарт-отель 4-
1113.Сокол 4-
лучшие отели России
Фото отелей:
29.Ателика Небуг, Россия [86]
30.Вятичи санаторно-оздоровительный комплекс, Россия. Остальное [86]
31.Bridge Resort, Россия [86]
32.Вороново лечебно-оздоровительный комплекс, Россия [83]
33.Ольхон кемпинг-отель, Россия [83]
34.Сосновая роща санаторий, Россия [82]
35.им. С.М. Кирова санаторий, Россия [81]
Популярные отели:
1079.СПбвергаз отзывы
1080.Александрия отзывы
1081.Переделкино санаторий отзывы
1082.Шахтер дом отдыха отзывы
1083.Дубрава санаторий отзывы
1084.Сибирячка частная гостиница отзывы
1085.Голубая бухта база отдыха отзывы
Отзывы по отелям:
1590.Россия, Зоя частная гостиница [1]
1591.Россия, Тирвас санаторно-оздоровительный комплекс [1]
1592.Россия, Казанское Подворье хостел [1]
1593.Россия, Звёздный [1]
1594.Россия, Амакс Сафар [1]
1595.Россия, Никонов Отель [1]
1596.Россия, Имерети [1]