15.11.18 16:45:34
Блистательная княгиня Зинаида Ивановна Юсупова и её бретонский "Дом солнца" (Keriolet). Часть-1. СПб 
Время отдыха: июнь 2018

Сразу, как говорится, возьму быка за рога, покажу главных героев этого рассказа, мало ли кого-то и не заинтересует, так чтобы не тратили они дальше свое время понапрасну-)
Зинаида Ивановна Нарышкина-Юсупова-де Шово-де Серр. Княгиня, графиня, маркиза. И просто красавица!
Zénaïde Narischkine-Youssoupov-de Chauveau-de Serre. Princesse, comtesse, marquis.

Замок Кериоле (Chateau Keriolet) в департаменте Финистер, Бретань. В переводе с бретонского "Кериоле" означает "Дом солнца".


Вот уж чем богата российская земля, так это красавицами! Вряд ли кто станет это отрицать, если только какой совсем уж упертый женоненавистник или просто завистник(ца)-).
Красавицы были у нас во все века, во всех пластах населения, на всех территориях, что в столичных городах, что в маленьких уездах.
Конечно, на самом виду были красавицы из знати, их и рисовали, и стихи им посвящали, и в романах описывали, и песни о них слагали, благодаря чему мы о них и знаем, кого-то хорошо, кого-то не очень, но, главное, что красота их сохранила их имена и для истории, то есть, для нас с вами.
За что спасибо и им самим и их красоте, и тем, кто всё это дело воспевал, запечатлевал, и вообще, холил и лелеял (кому-то же везло с этим!-)). Хотя и немало этим везунчикам эти красавицы крови попортили, это тоже отрицать глуповато было бы-). Но, это уже издержки производства, так сказать.
Всем же известно, что красота требует жертв, она ими подпитывается... (шутка)
Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова, несомненно, являлась Красавицей с большой буквы. И красота, и ум, и энергия, и страстность, и тонкий вкус, в придачу к тонкому стану и т.д. и т.п...

"Прабабка моя была писаная красавица, жила весело и имела не одно приключение.", так вспоминал Зинаиду Ивановну Феликс Юсупов, у нас более всего известный своим участием в убийстве Григория Распутина, учиненным в знаменитом дворце Юсуповых на Мойке в Санкт-Петербурге.
Еще одна его фраза тоже очень характерна: "В детстве посчастливилось мне знать прабабку мою, Зинаиду Ивановну Нарышкину, вторым браком графиню де Шово. Она умерла, когда было мне десять лет, но помню я ее очень ясно". На самом деле ему было 6, когда княгиня умерла, но он еще много чего присочинил в своих мемуарах, несомненно очень интересных.
А ведь прав был этот Феликс, ему именно "посчастливилось" знать Зинаиду Ивановну, да и еще потом получить от неё богатое наследство, но это так, мелочи-).
А еще, по моему твердому убеждению, Зинаида Ивановна Юсупова была знатным строителем и оформителем. Будь моя воля, присвоил бы ей звание "Заслуженного строителя России, Франции и Финляндии" и выпустил бы памятную медаль с её изображением в строительной каске и с мастерком в руке-).
Может быть вы знаете еще одну женщину в российской истории, кроме императриц, естественно, которая построила бы несколько роскошных дворцов, вилл и один замок? Я не знаю..
Первый шедевр, к которому она приложила руку, это легендарный Дворец Юсуповых на Мойке. Он был куплен в 1830 году в значительно более скромном виде, супруги Юсуповы его перестроили-достроили, создали роскошные интерьеры, наполнили первоклассными произведениями искусства, а знаменитый бал, устроенный в честь открытия дворца, Зинаида Ивановна открывала в первой паре вместе с императором Николаем I.
И не её вина, что правнук устроил потом в этом дворце убийство Распутина, о чем теперь больше вспоминают, когда говорят об этом замечательном дворце-музее ...
Конечно, первые годы во всех процессах и управлении хозяйством участвовала и свекровь Татьяна Васильевна Юсупова, но хозяйкой все называли именно Зинаиду Ивановну и именно с ней на том первом балу, да и на последующих тоже, прогуливался император Николай I, и именно она тогда показывала ему свои хоромы-)





Второй свой шедевр княгиня построила уже самостоятельно, полностью вникая и контролируя ход работ. И он получился великолепным и роскошным с массой разных инженерных новинок. Это Дворец княгини Юсуповой на Литейном проспекте.
В третьем номере журнала «Архитектурный вестник» за 1859 год его издатель и редактор А.Т. Жуковский писал:
«В Санкт-Петербурге, с Симеоновского моста на Фонтанке, по направлению к Литейной, представляется глазам зрителя перспектива улицы, которая замыкается роскошно обделанным фасадом; грандиозные формы и пропорции частей и целого, и самые части, или детали постройки, в новейшем вкусе старинного стиля Возрождения производят на зрителя приятное впечатление, нравятся артисту и профану…
Матовый, беловатый цвет здания, игра теней и света в солнечное время и художественное выполнение всех архитектурных подробностей довершает
полноту величественной композиции…».






Третье произведение её рук, это так называемая Дача Юсуповых, или Розовая дача в Царском Селе.
Конечно же, это дача только в понимании представителей богатейшего российского рода, а на самом деле это тоже дворец, даже комплекс, с большой территорией и прекрасными постройками.
Феликс Юсупов в своих мемуарах приводит любопытную версию появления этой "дачи".
"Впоследствии, разбирая прабабкин архив, среди посланий от разных знаменитых современников нашел я письма к ней императора Николая. Характер писем сомнений не оставлял. В одной записке Николай говорит, что дарит ей царскосельский домик «Эрмитаж» и просит прожить в нем лето, чтобы им было где видеться. К записке приколота копия ответа. Княгиня Юсупова благодарит Его Величество, но отказывается принять подарок, ибо привыкла жить у себя дома и вполне достаточна собственным имением! А все ж купила землицы близ дворца и построила домик – в точности государев подарок. И живала там, и принимала царских особ." Насчет письма Феликсу не верить оснований нет, а вот Розовую дачу княгиня стала строить уже практически после смерти императора, так что, явно не для встреч с ним-)



Следующий построенный при прямом участии княгини Зинаиды Ивановны Юсуповой объект, это церковь Преподобного Сергия Радонежского в Приморской Троице-Сергиевой Пустыни по дороге в Петергоф.



Там в старой церкви были похоронены родители княгини и она решила отдать долг их памяти и отблагодарить заодно сам монастырь, на территории которого в то время был самый роскошный европейский некрополь с захоронениями знатных и заслуженных людей России.
Пишут, что она выделила на постройку новой церкви около 40 тысяч рублей серебром.
Архимандрит Ипатий в своем письме от 22 октября 1853 года благодарил княгиню и сообщил, что
«Милостивая Государыня, Княгиня Зинаида Ивановна! … Имею честь известить Вас, что перестройка церкви утверждена Государем
Императором с весьма незначительными изменениями. Нуждаюсь иметь основание о устроении в части склепа, назначенного для Вашего
Сиятельства, особой церкви, я прошу Вас изложить это желание письменно».
7 апреля 1856 года Ипатий оповещает княгиню уже об окончании строительства храма и попросил еще денег «…на расписание церкви в византийском вкусе, требующем соединения красок с золотом». Поздравляя Юсупову с Днем Ангела, он напоминает ей: «Истинные блага суть те, которые никогда не изменяют человеку, навсегда остаются при нем… Очень важно полагаться на Бога и предоставлять Его воле и суду случаи нашей жизни. Это оставляет сердцу покой и сохраняет его от гнева, памятозлобия, ссоры и огорчения».
Цитата по книге В. Кириллова "Княгиня З. И. Юсупова и её дворец", посвященной дворцу на Литейном.


И, последний шедевр Зинаиды Ивановны, это и есть наш замок Кериоле (Keriolet), кем-то удачно названный "маленькое русское безумие в Бретани". Согласен, но почему маленькое-то?. По моему, так самое что ни на есть большое "безумие".
Кериоле княгиня построила как подарок себе и своему молодому второму мужу, французу Шарлю Шово и воплотила в этом замке самые свои причудливые фантазии.





И еще одно произведение архитектурного искусства, построенное княгиней З.И.Юсуповой, это Villa Rauhaniemi в окрестностях Гельсингфоргса, нынешнего Хельсинки, архитектор А.Ф. Гранстедт.
Финляндия очень нравилась княгине, она ездила "туда на воды". Район Гельсингфорса и тамошний спа-санаторий она всячески рекламировала и с её подачи туда потянулись и стали строить себе виллы и другие высокопоставленные светские дамы.
Четырехэтажная вилла, охарактеризованная в то время как «чудовищная феерия в восточной традиции», была построена в 1844 году, имела террасы на крыше и вытянутые арочные окна. В здании было 15 комнат и один большой салон. Комнаты, украшенные люстрами и французскими обоями, украшались в избытке гипсовым орнаментом.
Финны в связи с этой виллой охотно поддерживают растиражированную правнуком княгини Феликсом Юсуповым легенду, который написал: "Пережила она бурный роман с молодым революционером и поехала за ним, когда того посадили в Свеаборгскую крепость в Финляндии. Купила дом на горе напротив крепости, чтобы видеть окошко его каземата". Как говорится, если и соврал, то сделал это красиво-). На самом-то деле виллу она не купила а построила, а за пару месяцев такое не осилить-)

Ну так что, согласны насчет "Заслуженного строителя"?-).
Спасибо, рад, что наши мнения совпали!-)

Что касается самой нашей красавицы, то родилась она в 1809 (отец писал, что в 1810) году в Москве. Отец её был камергером, а по материнской линии она происходила из не менее знатного рода Строгановых. Вместе со своим любимым и единственным братом она получила прекрасное воспитание и блестящее образование, а уж насчет красоты, всё и так было понятно. Знала она два языка, французский английский, учили её и точным наукам, и грамматике с каллиграфией, и философии с античной историей, и и литературе с историей искусств, и логике с со стихосложением, и даже ораторскому искусству...
В семье всё было тоже прекрасно, все любили и дружили.
Одно из первых писем девочки : "Письмо от Зенички. Ягодка мама. Хорошенькая моя".
Очень трогательно...-)
Естественно, обучение было домашним, то есть очень качественным. Там не сачканешь и уроки не прогуляешь-)
Про подросшую Зинаиду писали так: « девица Нарышкина была восхитительна - высокая, тонкая, ясные глаза которой так и сыпали искрами. Она станет одной из тех красавиц, перед которыми не смогут устоять ни простые смертные, ни монархи. Ее именем будут пестреть мемуары 19 века».
А граф В. А. Соллогуб написал:
« … в устах всех были слышны имена графини Завадовской, Фикельмон, фрейлины княжны Урусовой и девицы Нарышкиной, впоследствии княгини Юсуповой. Все четыре были красавицы писаные, все четыре — звёзды первой величины тогдашнего петербургского большого света."
Портреты всех этих красавиц я выкладывать не буду, чтобы мы не ослепли, сегодня с нас достаточно и только одной из них-).

Портрет работы Кристины Робертсон. ГМУ Архангельское.
Интересно, что одна из упомянутых красавиц, Долли Фикельмон, тоже отдавала должное своей конкурентке в борьбе за женское счастье, написав о Зинаиде:
« Высокая, тонкая, с очаровательной талией, с совершенно изваянной головой, у неё красивые чёрные глаза, очень живое лицо с весёлым выражением, которое так чудесно ей подходит »
Естественно, что Зиночку взяли во фрейлины к императорскому двору, а это означало, что дальше ей был прямой путь в жены какого-нибудь знатного вельможи, а если еще и повезет, то он окажется не только знаменитым и богатым, но еще и красивым, да еще и молодым...-)
Наверняка такие мысли крутились в прелестной головке пятнадцатилетней девушки и это же было абсолютно естественно.
А посватался к ней 32-х летний вдовец Борис Николаевич Юсупов, по тем временам уже немолодой, да и красавцем его было не назвать, зато он был страшно богатый, что было очень важно для родителей, и жутко в неё влюбленный. А это, сами понимаете, было очень даже немаловажно для самой Зинаиды.

В итоге состоялась свадьба, но перед этим молодым пришлось немало поволноваться: то властная маменька жениха, а она была, на всякий случай, племянницей и наследницей самого Потемкина, вдруг стала свадьбе препятствовать, то жених забыл взять на венчание отцовское благословение и ему пришлось за ним возвращаться, то невеста от избытка чувств уронила в церкви обручальное кольцо и оно укатилось так далеко, что его и не нашли, пришлось использовать запасное, и т.д...
А. Я. Булгаков записал, что " В церкви невеста была очень весела, а жених задумчив и нахмурен».
Еще бы! Столько нервотрепок, да и кольцо потерянное наверняка немалых денег стоило...-)

Семейную жизнь новобрачных как всегда метко охарактеризовал А. И. Тургенев: «всё в ней ещё — поэзия. Только её муж напоминает презренную прозу».

Ровно через 9 месяцев после свадьбы в октябре 1927 года у Юсуповых родился сын Николай, потом были неудачные роды дочери, после чего, как пишут, супруги стали жить каждый своей жизнью. Так это, или сплетни, теперь уже и не важно.
Детей заводить больше не хотели, якобы из-за известного проклятия рода Юсуповых, согласно которому, второй ребенок не должен был дожить до какого-то определенного возраста.
Борис Николаевич верно служил на разных высоких должностях государю и Отечеству, а Зинаида Ивановна купалась во всеобщем внимании и сплетнях, куда же без них такой красивой и богатой.
Можно посмотреть на бальные платья молоденькой Зинаиды Ивановны в 17-18 лет. (1826-27 гг). Эрмитаж.

А вот еще и перчаточки княгини 1831 г ,Франция

Об особенностях тогдашних балов, перчатках и правилах поведения , я как-то уже писал здесь: https://www.otzyv.ru/read.php?id=200369
Кстати, именно тогда я и заинтересовался самой Зинаидой Ивановной.
То есть, получилось почти буквально по романсу:
"Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты.."
Потом от княгини потянулась ниточка в Приморскую Пустынь, потом во французскую Бретань, потом во Дворец на Литейном...Поездил везде, посмотрел..
И на Дворец на Мойке я стал смотреть другими глазами...
Много интересного я увидел и узнал благодаря этой женщине. Поделился этим с близкими, поделился с вами... Кто-то, может тоже заинтересуется, поделится дальше...Идут круги-)))
Всё же занятная штука, эта жизнь. Начало каким-то процессам возникает как будто совсем и из ничего-)
Теперь вот сподобился и о самой княгине написать, в некотором роде моей своеобразной путеводной звезде-).
Была бы возможность, написал бы ей благодарственное письмо. Хотя, можно ведь и этот рассказ посчитать таковым?-)
Так что, сами понимаете, вряд ли я могу быть объективным по отношению к Зинаиде Ивановне. Да и надо ли это? Каждый увидит то, что захочет-)
Но, продолжим...
Насчет всяких любовных приключений молодой княгини болтали и болтают немало, но, определенно сказать можно только об одном её увлечении, которое немало побудоражило высший свет. Это был её роман с ровесником, кавалергардом Николаем Жерве, приятелем Лермонтова. Жерве, в итоге, то ли был сослан, то ли сам сбежал от жизни такой в Чечню, где и погиб, кстати почти одновременно с Лермонтовым.
Об этих событиях соизволила написать даже сама императрица Александра Фёдоровна, причем кавалергарда ей было жальче, чем поэта:

« Вздох о Лермонтове, об его разбитой лире, которая обещала русской литературе стать её выдающейся звездой. Два вздоха о Жерве, о его слишком верном сердце, этом мужественном сердце, которое только с его смертью перестало биться для этой ветреной Зинаиды".
Как раз в эти годы, 1840-41, Кристина Робертсон нарисовала портрет княгини Юсуповой во всем её блеске. ГМИИ им.Пушкина.

В Эрмитаже есть другой авторский вариант этой картины, но, по мне так первый поинтереснее..


"Про жизнь слыхали Вы сквозь сон, издалека.
Воздушных областей царица молодая,
Вы были неземной и, над землёй порхая,
Скользили по цветам на крыльях ветерка.."
Это один из воздыхателей княгини П.Вяземский, написал ей в 1836 году.
Вот еще, специально для уважаемых дам, теперь вечернее платье княгини 1831-33 гг.
Понятно, что оно было не единственное у неё в эти годы, просто датировка такая, не очень точная-)


Да что там Жерве, когда и сам император Николай I не мог устоять перед чарами нашей красотки.
Долли Фикельмон с некоторой завистью писала: «неизменная доброта императора и удовольствие, которое он испытывает, останавливая свой взор на красивом и изысканном лице, — вот единственная причина, которая заставляет его продолжать выказывать ей своё почтение».
А М.Каменская, только начавшая выезжать на балы, вот так восторженно написала о княгине под впечатлением от бала в честь открытия дворца на Мойке в 1836 году.
" Должно быть, к нему же княгиня подобрала и весь свой наряд: платье на ней было не лёгкое, не бальное, а тяжёлого голубого штофа; на голове у неё около лба горела одна только большая бриллиантовая звезда, в заднюю причёску волос были как-то впутаны два газовые шарфа; один голубой с серебряными звёздами, а другой белый с золотыми, и оба они упадали до самого пола. Удивительно хороша была она в этом наряде!
Не знаю, как другим, а мне она даже совсем не казалась похожа на простую смертную, а скорей на какую-то фею или добрую волшебницу из сказочного мира. Особенно княгиня была эффектна, когда прогуливалась по своим великолепным чертогам под руку с красавцем, русским богатырем, императором Николаем Павловичем. "
А это известная картина «Парад и молебствие по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицыном лугу в Петербурге», художника Григория Чернецова, 1837 год. Или просто "Парад на Марсовом поле". Русский музей, Михайловский замок.

Здесь Зинаида Ивановна в центре слева, а рядом с ней, справа, тоже замечательная женщина, Татьяна Борисовна Потемкина, очень уважаемая в обществе дама, великая благотворительница, она в свое время и основала знаменитый впоследствии "Артек".
Волею судьбы эти дамы, бывшие в некотором родстве, и похоронены были потом в одном месте, в Троице-Сергиевой Приморской Пустыни, по дороге в Петергоф.
На этой картине Чернецова изображено около 300 известных персон той эпохи, причем список утверждал лично император Николай I. Наряду с членами императорской фамилии и представителями знатных родов, там изображены и выдающиеся государственные деятели, и военачальники, и великие наши деятели искусства - Пушкин, Крылов, Жуковский.
Из Юсуповых чести быть изображенной на картине была удостоена только Зинаида Ивановна.
Конечно, злые языки тут же могут заверещать, дескать, ну конечно, раз сам император список утверждал, тогда всё понятно и т.д. ..
Но, если бы всё было так, на что они намекают, эти языки, так на картине были бы исключительно прекрасные дамы и ни одного мужчины. Как известно, Николай I был известным женолюбом-)

Еще пару слов об императоре, раз уж вспомнили о нем.
Известна вот такая записка графа В.А. Соллогуба кн. З.И. Юсуповой: "Его Императорское Величество выразил желание, княгиня, иметь Ваш портрет."

Надо сказать, что в те времена обмен портретами не представлялся предосудительным, это могло быть просто знаком уважения. Смотря, конечно, где его потом хранить... Если на тумбочке у подушки, тогда да, можно и задуматься о степени отношений-))
Тогда ведь еще фотографий не было, а представляете, как тяжело было императору запомнить тысячи людей, которые тусовались у него и не у него, на балах и на разных приемах!
А так, если есть портреты, перебрал он их перед балом, повспоминал где, когда, чего и прочее. Освежил память, так сказать, и вперед...-)
Наша же молодая княгиня пользовалась заслуженным вниманием не только у сильных мира того, но и у поэтов , и у музыкантов, и у писателей.
Она дружила с Тютчевым и Вяземским, в её альбом писали и Крылов, и Жуковский, и Баратынский, и Берлиоз, и Лист и многие другие. Она прекрасно разбиралась и в музыке, и в живописи, да и сына ей удалось воспитать таким же страстным поклонником искусства.
Известно, что В.А. Жуковский подарил ей рукописный пушкинский очерк о его друге А. Дельвиге.
"Теперь я уверен, что останусь в Вашей памяти, ибо буду закреплен в ней именем Пушкина...", написал ей поэт.
С самим Пушкиным княгиня, конечно пересекалась на различных балах и приемах, а после смерти поэта, по свидетельству современников, она одна из немногих светских дам встала на его сторону и яростно защищала его имя.
Пушкин, несмотря а солидную разницу в возрасте, был в очень дружеских многолетних отношениях с Н. Б. Юсуповым-старшим, отцом её мужа, он даже рисовал его и посвящал стихи, "К вельможе", например.
"Один все тот же ты. Ступив за твой порог,
Я вдруг переношусь во дни Екатерины.
Книгохранилище, кумиры, и картины,
И стройные сады свидетельствуют мне,
Что благосклонствуешь ты музам в тишине,
Что ими в праздности ты дышишь благородной.
Я слушаю тебя: твой разговор свободный
Исполнен юности. Влиянье красоты
Ты живо чувствуешь. С восторгом ценишь ты
И блеск Алябьевой и прелесть Гончаровой.
Беспечно окружась Корреджием, Кановой,
Ты, не участвуя в волнениях мирских,
Порой насмешливо в окно глядишь на них
И видишь оборот во всем кругообразный."


Пушкин неоднократно бывал в юсуповском Архангельском и не зря уже любимая внучка Зинаиды Ивановны, тоже Зинаида, в 1903 году распорядилась установить в Архангельском памятник Поэту.
В разное время княгиня Зинаида Ивановна приобрела автографы и великих музыкантов - Баха, Моцарта, Шуберта, Гайдна.
Но, не только прекрасной внешностью была привлекательна княгиня.
Вот, например, так "перемывали косточки" Зинаиде Ивановне в 1848 году два солидных дядьки, замечательный филолог, впоследствии академик, Яков Грот и тогдашний ректор Санкт-Петербургского университета поэт Петр Плетнев.
Я.Грот - П.Плетневу:
"С Урусовой и Юсуповой я было давно не виделся; но чтобы удовлетворить твоему любопытству, отправился к ним вчера вечером. Не застав Урусовой, поехал я к Юсуповой. Она была одна и сидела в чудесном еtablissement перед окном, любуясь видом. Тут же сел и я. Она приняла меня очень ласково и встретила словами: Сommе tе suis сontente de vous voir enfin chez moi! (Я так рада видеть вас у себя). Какая разница против Урусовой! По интересу разговора и образованности, какая в нем обнаруживается, это одна из редких дам большого света. Более двух часов сряду мы, не вставая с места, толковали о литературе и политике..."

П.А. Плетнев - Я.К. Гроту, 7 июля 1848 г.: "Тем не менее восхищаюсь я твоим сближением и с Юсуповой. Ей суждено вполне подтвердить то, что мы чутьем давно принимали за истину, а именно, что сношения с людьми высшего круга несравненно легче, приятнее и даже поучительнее во многих отношениях, нежели с людьми прочих кругов общества. Описание твое первого свидания с нею восхитительно. Сын её — виртуоз на скрипке."

Свое восхищение очаровательной наружностью княгини выразил в одном из своих стихотворений
и поэт К.А.Бахтурин:
"Когда была бы ты богиня,
Зевес Венеру бы забыл
И милой Зинаиды имя
Весь мир во храмах бы твердил..."


Её веселая, живая натура способствовала и попаданию в разные истории, бурно обсуждавшимися потом в свете:
"«До половины сороковых годов, — пишет в своих воспоминаниях Валериан Александрович Панаев, — дамы из общества никогда не ездили в рестораны, но около этого времени был дан толчок из самых высших сфер общества и посещение ресторанов вошло в моду»
Решительными борцами за равноправие женщин выступили три великосветские дамы — княгиня Юсупова, княгиня Урусова и графиня Орлова-Денисова. Как передают исторические хроники, упомянутые дамы заехали после бала-маскарада в ресторан «Дюссо» и при многочисленных свидетелях заказали ужин... Дело было настолько серьезным, что о нем было доложено петербургскому генерал-губернатору, петербургскому обер-полицмейстеру, мужьям дам. Светское общество раскололось на два лагеря: прогрессисты поддерживали смелое начинание, ретрограды возмущались. Все ждали, что скажет государь. Николай I оставил дело «без последствий». Можно считать, это было первое в России выступление феминисток."

Дворец на Мойке супругов Юсуповых был ярчайшей архитектурной жемчужиной Санкт-Петербурга. Во многом благодаря стараниям и вкусу Зинаиды Ивановны он приобрел тот блеск, который восхищал современников, а устраиваемые там балы запоминались надолго.
"Как только кончился котильон, музыка заиграла польский. Княгиня Зинаида Ивановна взяла под руку государя и повела его к одной из боковых зеркальных стен, где не было никакой двери; но зеркало вдруг поехало, исчезло в стене, и за ним открылась цветочная аллея, которая доходила до столовой. Точно так же сделалось и по другой стороне залы, и гости, пройдя парами, под звуки польского, по этой аллее прошли в столовую и уселись за ужин. Помню, что я шла под руку с папенькой и чуть не вскрикнула, когда зеркальная стена, точно по волшебству исчезла. Я переходила от удивления к удивлению: представьте себе, что сквозь стол росли целые померанцевые деревья в полном цвете. Вдоль всего стола лежало зеркальное, цельное, оправленное в золото плато и тоже обхватывало стволы деревьев. А на плато и саксонские и китайские куколки, и севрские вазы с цветами, и фрукты в блестящем, как бриллианты, хрустале, и конфекты. И уж чего, чего там не было! И про ужин гастрономы говорили, что в нем только птичьего молока недоставало."
Из воспоминаний М.Ф. Каменской.


Выложу еще одну цитату от современников и очевидцев. Что может быть более интересным?
А то насочиняют невесть чего через сто-двести лет и потом выдают за истину или вообще от лица реальных исторических личностей пишут, а то и вовсе за них дневники сочиняют-).
Это я о плодовитой писательнице Арсеньевой, написавшей за Зинаиду Ивановну целый её дневник-). Дескать, пипл схавает...
Итак, слово князю А.Мещерскому:
"У графини Растопчиной я был представлен одной из тогдашних львиц Петербургского общества: княгине Юсуповой (рожденной Нарышкиной), по своей красоте, богатству и положению в обществе считавшейся звездой большой величины. К сожалению, вследствие какого-то несчастного случая, она прихрамывала, что не мешало ей однако страстно любить танцы и в них не проявлять никакой хромоты. Впоследствии, сам имея удовольствие очень часто с ней вальсировать, я убедился в этом и удивлялся ее ловкости.
Княгиня раньше познакомилась с моей покойной матерью заграницей и поэтому приняла меня очень приветливо. Впрочем, заметно было, что она отличалась большой благосклонностью ко всем и вообще замечательной кротостью характера. Муж ее, князь Юсупов, был гораздо старше ее, весьма своеобразного характера; не смотря на свое громадное состояние, он был чрезвычайно расчетлив. Это ему не мешало однако давать, в продолжение зимы, два или три многолюднейших бала, на которые съезжался решительно весь Петербург..."
По поводу хромоты есть такое воспоминание М.Каменской за 1836 год.
«Хозяйка дома, красавица Зинаида Ивановна Юсупова, совсем не танцевала на своём бале, потому что в начале зимы этого года, катаясь с кем-то с ледяной горы, сильно зашибла себе ногу, прихрамывала и, не опираясь на костыль, даже ходить не могла. … У неё в руке был костыль какой-то дедовский, старозаветный, чёрного дерева и по всей рукоятке сплошь усыпанный крупными бриллиантами. В одном уж этом костыле было что-то сказочное, волшебное».
Произвел впечатление этот костыль и на П.Вяземского, который живо откликнулся на это событие целым стихотворением: "Вам дар небес: любите Ваш костыль!..."
Ну да, на костыль он засмотрелся, так и поверим-)
Еще не раз мусолили тему костыля и другие поэты и литераторы, но, вообще-то мужчины могли бы быть и поделикатнее, не акцентироваться на недостатках-).

Идем дальше...
Муж княгини, Борис Николаевич скончался в 1849 году, так и не преодолев юсуповского "проклятья" и оставив после себя только одного сына, впрочем весьма талантливого. Зато, князь оставил заметно приумноженным семейное богатство, выраженное в имениях, дворцах, великолепных коллекциях искусства и бесчисленных драгоценностях, так что Зинаида Ивановна Юсупова в свои 40 лет оказалась не только свободной, но и сказочно богатой. Да еще и вот с такими внешними данными...

Эта картина тоже принадлежит кисти Кристины Робертсон.
Хранится она в Эрмитаже, но в основной экспозиции не представлена.
Чего ж не подарить-то её на Мойку, например?-) По месту её первоначального нахождения!
Да и вообще, в Эрмитаже в запасниках полным полно картин и других сокровищ из дворцов Юсуповых. И кто их видит, эти картины? Вряд ли даже эрмитажные коты... Кое-что на выставки временные свозят и опять в темную кубышку. Странно это, что в юсуповских дворцах висят копии картин, которые пылятся в запасниках Эрмитажа. Там одних портретов Юсуповых десятка два наберется.
Делиться надо, господа "олигархи" музейного дела-).
Вот такое моё жесткое, но справедливое мнение-)
Д. Фикельмон — Е. Тизенгаузен:
"Юсупов, умирая, выдал доказательства характера благороднейшего и отважного, который в нем так и не выявил себя; он всегда покорял своим рассудком, в котором таился злой гений, а на днях имел вид спасенного … Как же мамаша, еще столь молодая, будет разбираться с сыном! Нужно много умения для того, чтобы распоряжаться таким богатством."
На какое богатство здесь намекает Долли Фикельмон, из контекста не очень понятно, то ли на дворцы и драгоценности, то ли на сына...-)
Итак, молодая, красивая, богатая, темпераментная, деловая..и свободная...
Вот скажите честно, что бы вы сделали на её месте в такой ситуации?
Я вот точно поехал бы пожить во Францию, попутешествовал бы там, круассанов поел бы от души...
А знаете, как поступила Зинаида Ивановна?
Представляете, да точно так же и поступила!
Ведь она же была умной женщиной!-). Правда, злые языки пишут, что причиной отъезда была ссора с императором Николаем I, но кто же знает наверняка?
Уехала княгиня во Францию, купила там себе особняк на краю Булонского леса, наверняка его перестроила под себя и зажила в свое удовольствие.

Зачтем и этот особняк-дворец в послужной список "Заслуженного строителя"? Ну, или оформителя-).
Посмотрите, какую красоту она устроила!


Но, как известно, маленькие детки - маленькие бедки, а большие детки ...
Это я о сыне Зинаиды Ивановны, Николае.
Еще раз обратимся к воспоминаниям князя А.В.Мещерского.
"У князя был один только сын, тогда лет десяти, который находился при матери. Он был замечательно хорош собою, носил длинные волосы в кудрях и, показывая смолоду большие музыкальные способности, походил на настоящего артиста-виртуоза. Он играл очень хорошо на скрипке."


Маленький скрипач вырос, превратился в князя Николая Борисовича Юсупова, единственного наследника громадного состояния рода Юсуповых.
Но, самый завидный жених империи поверг всех в шок, обратив свой влюбленный взор на свою собственную двоюродную сестру графиню Татьяну Рибопьер, с которой у них была общая бабушка, та самая племянница Потемкина ,Татьяна Васильевна Юсупова.
Против этого брака были все: и церковные каноны, и император Николай I, и весь свет, и сама Зинаида Ивановна.
Скандальчик вышел знатный с полагающимися интригами, ссылками и т.д.
Жандармский начальник Дубельт писал в своих ежедневниках (кстати, его записки весьма любопытны в плане того, что тогда в империи творилось-делалось во внутренней жизни):
"МАРТ 25 1852. Дошло до сведения Государя Императора, что князь Юсупов, влюбленный в свою двоюродную сестру, дочь Рибопьера, хотел похитить ее и тайно жениться на ней. Его Величество, желая предупредить несчастие как для Юсупова, так и для девицы Рибопьер, повелел арестовать его и немедленно отправить на службу в Тифлис. Князю Юсупову намерены были способствовать в похищении девицы Рибопьер князь Гагарин и Воейков...
АПРЕЛЬ 20. В марте Князь Юсупов был отправлен в Тифлис. По этому делу Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова была встревожена следующим случаем: обер-камергер Рибопьер начал выражать ей свое неудовольствие за то, что взаимная привязанность ее сына и его дочери дошла до сведения Государя, и сказал княгине, что их дети могли бы обвенчаться, а если бы этот брак не был бы признан законным, то потомки князя Николая Борисовича Юсупова могли бы носить фамилию Рибопьеров, которые так же знатны, как и фамилия Юсуповых. Тут Александр Иванович Рибопьер начал требовать, чтобы княгиня Юсупова сказала, кто тот молодой человек, который обнаружил эту тайну, и когда княгиня ему в этом отказала, то он грозил ей кулаками, кричал, что он член Государственного совета, что он в голубой ленте, что ежедневно бывает с Государем и с Государынею и что наделает ей много вреда. Княгиня Юсупова не назвала предателя и полагает, что такое домогательство Рибопьера имело ту цель, что молодой Юсупов вызвал бы на поединок предателя, был бы, может быть, им убит, и тогда из его огромного имения досталось бы 11 тысяч душ князьям Голицыным, 11 тысяч душ Потемкину, а 22 тысячи душ Рибопьеру. Прекрасный расчет, ежели подозрение княгини Юсуповой основательно."
Ого, какие страсти бушевали, как видим! Непросто быть богатым и приближенным к государю-)

И только в 1856 году, через 4 года после их решения пожениться, Николай и Татьяна вступили в брак, правда тайный. Церковь тут же возбудила на них дело, но, к их счастью, как раз умер Николай I, а Александр II смотрел на подобные вещи спокойнее и повелел «оставить супругов в браке без разлучения».
Из письма Ф. Тютчева — К. Пфеффелю, Петербург, 16/28 октября 1856 г.:

"Вы, вероятно, слышали о браке кн. Юсупова с m-lle Рибопьер, его двоюродной сестрой. Церковь категорически запрещает эти браки, и несколько лет назад планы молодого князя похитить свою кузину и жениться на ней были нарушены вмешательством императора Николая. Год на Кавказе и проделки в Мюнхене, которых вы были свидетелем, ничуть не изменили чувств этого молодого человека, и сразу вслед за торжествами коронации он, к всеобщему удивлению, привел в исполнение, и на этот раз с полным успе­хом, свой план похищения и женитьбы. Говорят, что государь, хотя и не выра­зил одобрения действию, которое не входит в его компетенцию, однако заявил, что преследовать новобрачных не будет. Вместе с тем им запрещено пребыва­ние в обеих столицах, но, как говорит мой муж, что им Петербург и Москва, раз они в Париже."
Ура! Любовь победила, а это всегда приятно..-).
А ведь всего-то новый государь появился. Вот такова роль личности во всем, что бы ни говорили ярые материалисты...
Понятно, что дело это тяжело всем далось и отразилось на отношениях родственников, как старых, так и новых. Николай поссорился с обожаемой им матерью, которая, ясное дело, на самом-то деле желала ему только добра, как же иначе-то...
К счастью, жена сына, Татьяна Александровна Юсупова-Рибопьер, оказалась очень умной, очень доброжелательной, всех любила, всех мирила и т.д.
Жаль, что умерла она достаточно рано, но, порадовала княгиню двумя красавицами внучками.

Татьяна Александровна - княгине Зинаиде Ивановне, 11 декабря 1858 г., Санкт-Петербург:

"Дорогая Мама, здесь решительно всем Вас не хватает... Очень надеюсь, что Вы здоровы и ведете жизнь самую спокойную и независимую, какою можно жить только в Париже. Я вижу Вас в красной гостиной в окружении благоухающих цветов. Вы слушаете восхитительную игру мадемуазель Ивановой и бесконечные рассказы графини Монлеар, которые, к сожалению, сильно мешают музыке. Если бы я могла силою какого-нибудь волшебства перенестись к Вам на короткое время! Как бы я хотела нежно Вас обнять и унести с собой в родную Россию, чтобы жить там одной большой семьей, одной общей жизнью, и радоваться и горевать вместе. Будем вместе ходить в театр, где у нас прекрасная ложа и совсем нет сквозняков, а рядом сидят близкие друзья. К тому же наша итальянская труппа куда лучше Вашей. Салоны приветливы и многолюдны, а мужчины красивы, изысканны и учтивы. А наши балы! В Париже на балах не хватает кавалеров, в Петербурге кавалерам не хватает балов! Вы видите, дорогая Мама, что если для меня Петербург чем-то и несовершенен, так только тем, что в нем нет Вас..."
Цитата по прекрасной книжке, изданной Юсуповским дворцом на Мойке "Твои письма единственная для меня радость..." (Из личной переписки Татьяны Александровны Юсуповой".

В этой книге много писем Татьяны Александровны к Зинаиде Ивановне, но, обратных нет к сожалению...
Но, только утихли одни страсти, как подоспели следующие!
Здесь уже сама Зинаида Ивановна дала повод для грандиозного скандала и еще одного обострения отношений с сыном.
А повод был простой. Ударил бес ей в ребро и собралась княгиня замуж!
А что, лет ей было всего-то около 50-ти, романы, если были, видимо уже поднадоели, Париж ею был покорен и даже вместе, по слухам, с самим императором всех французов Наполеоном III.
Лямур нечаянно нагрянет и всё тут, остается только кричать караул и идти сдаваться...-)
Где-то, в самом конце 1850-х, естественно, в Париже, на балу принцессы Матильды в Елисейском дворце познакомилась княгиня с молодым галантным кавалером, к тому же офицером, к тому же красавцем Шарлем Шово (Charles Chauveau).

Принцесса Матильда была племянницей Бонапарта и одновременно двоюродной племянницей Николая I, да еще женой нашего Андрея Демидова, так что у неё в салоне и на балах несомненно крепли узы российско-французской дружбы, и, как видим, иной раз эти узы получались и любовными-).
Познакомилась, влюбилась, женилась, извините, вышла замуж. Дама Зинаида Ивановна была решительная и на поступки скорая. Да и чего тянуть-то? Время-то играло в данной ситуации против неё.

Худ.Луи-Эдуард Дюбюф, 1858 г, ( Дворец-музей Павловск)
Копия: Кадунов Г. И. (Эрмитаж, запасники)

В России этот мезальянс, а разница в возрасте у молодых была 19 лет, встретили сами понимаете как...
Ох, уж кости-то поперемывали по полной, всё княгине припомнили, всё, что было и чего не было.
И хотя Зинаиде Ивановне на сплетни плевать было не привыкать, всё же через год уехали молодожены во Францию, на ПМЖ..
Да, еще непременно надо сказать, что к этому времени "заслуженный строитель" успела всего-то за 5 лет, один за другим, возвести два своих шедевра в Санкт-Петербурге плюс один в Финляндии..
Вот так совершенно роскошно они выглядели в то время.
Дача в Царском Селе.
Построена в 1856-59 годах. Архитектор Ипполит Монигетти, главный архитектор Императорских царскосельских дворцов. Она выглядит как своеобразная реплика знаменитому Эрмитажу великого Б. Растрелли, который находится не так уж и далеко. Может быть и на самом деле какая-то цепочка и была, летала в воздухе... император-павильон Эрмитаж-княгиня-Розовая дача...
Но, мы же сплетнями не занимаемся, чего не знаем, того не знаем. И точка!-)
Дачу относят к самым интересным произведениям русской архитектуры 50-х годов XIX века.


Зал с пальмой на даче в Царском Селе. Дверь справа украшена лепными женскими полуфигурами. В центре зала пате с комнатной пальмой. На стене портрет княгини З.И. Юсуповой, написанный художником Э.Дюбюфом.
О царскосельском шедевре Зинаиды Ивановны вот так писал Ф.И. Тютчев жене летом 1858 года:
"Дворец княгини Юсуповой [в Царском Селе] великолепен. Он одинаково хорош, и когда смотришь на него из парка, и поражает взгляд убранством залов, достойным французских королей. Княгиня, как всегда, восхитила меня своим вкусом ...».

Вспоминал дачу и Феликс Юсупов: "В Царское Село ездили мы часто. Наш царскосельский дом выстроен был моей прабабкой точною копией того дома, что не приняла она в подарок от Николая I. Дом в стиле Людовика XV белый внутри и снаружи. Посреди дома большая зала многогранником с шестью дверями – в другие залы, сад и столовую. Мебель также в стиле Луи-Кенз, белая с обивкой из плотного ситца в цветочек. Гардины того же ситца и золотистые шелковые занавеси, от них освещение становится солнечным. Все в доме светло и весело. Воздух благоуханен от цветов и растений. От них же впечатление вечной весны.."

Дворец на Литейном был построен княгиней примерно в те же годы, в 1852-58 годах.
Невестка Зинаиды Ивановны, добрейшая и милейшая княгиня Татьяна Александровна Юсупова писала с восторгом самой хозяйке дворца в Париж в 1858 году:
"...дом Ваш безукоризненно великолепен. Я очень благодарна, что Вы разрешили нам его осмотреть. Я выполнила обещание и привела туда свою мать. Мы обе захлебывались от восторга. Лестница просто как в сказочном сне! Каждая гостиная нас очаровывала чем-то особенным. Когда мы решили, что уже все видели, оказалось, что осмотрели только половину. Это восхитительно! Во всем виден Ваш редкий вкус. А сколько драгоценных вещей в Ваших гостиных! Невольно думаешь о том, что среди людей богатых подобный вкус — большая редкость. Как Вы и приказали, все чехлы были сняты, и мы могли убедиться, что отдельные детали, прекрасные сами по себе, сливаются в единую гармонию зала. ..
Ах, если бы можно было все это чудесным образом перевезти в Париж! Думаю, весь город выстроился бы в очередь, чтобы осмотреть Ваше чудо."


Во дворце на Литейном княгиня обустроила роскошные помещения для своего любимого младшего брата Дмитрия Ивановича (1812-1866), о котором
современники писали примерно так: не имя в молодости ничего кроме светского ума, красивого лица и добродушия, Нарышкин жил весело и беззаботно, до тех пор пока не женился. Сестра его Зинаида Юсупова ссудила ему первоначальный капитал и он занялся откупом. Нажив огромное состояние, Нарышкин отдал долг и купил большое имение Жагаре в Ковенской губернии у графа Зубова. Живя почти постоянно в Петербурге без всякого официального положения, он был близок ко двору, и крайне разборчив в своих знакомствах.

Всему обществу он был известен под именем Дима Нарышкин и был душою своего дома, где устраивал вечера и рауты, и принимал лишь самое избранное общество и весь дипломатический корпус. Большой любитель музыки, Нарышкин был дружен с А. С. Даргомыжским и М. И. Глинкой. По словам современника, он был всегда весел, мил, любезен.
Одну из своих дочерей Дмитрий Иванович назвал в честь сестры, Зинаидой.
Еще одно прекрасное здание, вернее, культовое сооружение, которое нужно, без всякого сомнения занести в актив княгини З.И.Юсуповой, это
Церковь Сергия Радонежского в Приморской Свято-Троицкой Пустыни.
О ней я писал в самом начале.

Там же было и о Вилле в Финляндии.
Итак, замуж!
С этим вторым браком появилось у княгини масса всяких юридических закавык, которые она решала весьма просто - рубила направо и налево-)
По закону, человек, уезжавший за границу, должен был отказаться от всего своего имущества в России. Эту проблему княгиня как-то смогла решить, используя свои связи, так что, никто ничего у неё не отобрал, слава Богу.
Дальше хуже. Выйдя замуж, она потеряла свой княжеский юсуповский титул, вернулась в Нарышкины, а те, как известно, не были ни графьями, ни князьями, ни баронами. В свое время они, как родственные Романовым, имевшие в своих рядах царицу Наталью Кирилловну Нарышкину, родную мать Петра Великого, отказались принимать какие-то титулы, дескать они выше этого. Так и остались ни с чем, в категории не титулованного дворянства, правда, занимая там главенствующее место-).
А уж про избранника Зинаиды Ивановны, Шарля Шово и говорить не приходится, был он из категории "простого трудового народа", папенька его занимал какой-то пост в Pompes Funèbres, это парижском похоронная контора или что-то вроде того.
Но, и эти-то вопросы бывшая княгиня расщелкала как орехи.
Волшебным образом, вернее, путем темной покупки, её избранник получил титул графа де Шово , (comte de Chauveau), сама она, соответственно, после замужества стала графиней де Шово(comtesse de Chauveau), но, на всякий случай еще прикупила титул маркизов Серра (marquise de Serres). А что, гулять, так гулять!-)
Не иначе, как в каком-нибудь подземном парижском переходе бойко тогда торговали разными титулами и званиями-).
Как это было сделано технически я не знаю, но, скорее всего, из всех французских родов Шово, был выбран тот, что благородный, графский, и который уже к тому времени прервался. Я грешил на богатый род из Бургундии, но во Французской Википедии считают, что это был род Chauveau de la Mulonnière из Нанта. Наверное, им там во Франции виднее-)
Еще один щекотливый момент состоял в том, что Зинаиде Ивановне пришлось перейти во французское подданство, что тоже радости не доставляло.
Вот на какие страдания и хлопоты сподвигла её припозднившаяся любовь..
На момент их знакомства Шарль Шово имел звание капитана, кажется, артиллерии, приписан он был к штабу Национальной гвардии и его работой было обеспечение доставки дипломатической почты и прочих грузов из французского МИДа во французское же посольство в Санкт-Петербурге.
И, соответственно, в обратном направлении.
Для облегчения такого нелегкого труда Зинаида Ивановна даже отвела во дворце на Литейном специальные покои для любимого мужа.
Разрешение на замужество княгиня должна была получить из самых высших светских и духовных кругов империи, а им новоявленных титулов жениха явно не хватало, требовалось еще какое-то солидное подкрепление в виде важной должности. К счастью, в 1860 году освободилось место в генеральном совете департамента Финистер от кантона Конкарно, там как раз один из его членов повысился в Париж, и Шарль выдвинулся на его место и заполучил это самое место, уж не знаю, чьими трудами-)
Так что, последнее препятствие для бракосочетания было устранено.
Была ли свадьба не знаю, но 7 мая 1861 года венчание было в домовой церкви дворца на Литейном, к сожалению, не сохранившейся.

После чего новобрачные успешно отбыли в дальнее зарубежье.
Там к ним прицепились теперь уже французы. Видите ли, по местным бретонским законам, член генерального совета должен был иметь какую-то привязку к своему избирательному округу, в виде недвижимости или бизнеса какого-то. Этот вопрос чета де Шово тоже решила достаточно быстро.
Зинаида Ивановна присмотрела неподалеку о приморского городка Конкарно старинную усадьбу Кериоле, очень ей понравившуюся и...опять взялась за мастерок-)

Наверное, она так рьяно взялась за свой новый проект, я имею в виду замок, а не Шарля Шово-), потому что надо было ей временами уезжать из Парижа в тихую провинцию, чтобы отдохнуть от всяких толков и кривотолков, связанных со скандальным браком. Всё же они её изрядно доставали, многие никак не могли уняться, в том числе и новые родственники.
Татьяна Александровна Юсупова, жена её сына, жаловалась в письме мужу, что Зинаида Ивановна учинила страшный скандал и выставила её за дверь своего парижского особняка, обвинив в том, что Татьяна не вступилась, когда её родители во время их совместного обеда недостаточно уважительно отнеслись к ней и её молодому мужу, в результате чего этот молодой муж вспылил и понеслось...Дескать, княгиня находится целиком под влиянием француза и считает, что сама Татьяна находится под пагубным влиянием своих родителей...
Так что, громы и молнии время от времени сверкали и громыхали там неслабые. Правда, в тот раз, через пару дней дамы помирились, всплакнули, как водится т.д.
Татьяна, милейшая женщина, всячески способствовала примирению мужа со своей матерью, тот ведь категорически не хотел общаться с Шарлем.
Но, время лечит со временем отношения между семьями Юсуповых и де Шово устаканились, они общались, встречались, мило переписывались, тем более, как раз и первая внучка появилась, красавица, потом вторая. Старшую, к тому же, назвали Зинаидой честь бабушки.

"Дорогая мама..Передайте графу наш дружеский привет. Мы нежно обнимаем Вас, дети целуют Ваш руки." Из письма Татьяны Юсуповой свекрови.
Кстати, насчет проклятия рода Юсуповых и предрекаемой смерти второго ребенка, так и Татьяна Александровна, родив первую дочь Зинаиду, потом потеряла своего двухмесячного сына, а её вторая дочь, тоже Татьяна, умерла в 22-х летнем возрасте. А у Зинаиды Николаевны, дочери Татьяны, тоже, второй сын, Николай, погиб, не дожив до 26 лет. Вот и не верь после этого в разные заклинания.

Здесь вполне уместно написать еще несколько строк о единственном сыне Зинаиде Ивановне, Николае Борисовиче Юсупове. Родиться ему повезло в богатейшей cемье, крестил его сам Император Николай I, воспитание и образование он получил блестящие, закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, служил в МИДе, имел прекрасные перспективы, но, подпортила ему карьеру история с женитьбой на двоюродной сестре, как написано выше.
Николай Борисович еще известен своей беззаветной любовью к искусству. Он был прекрасным музыкантом, неплохо рисовал, но главной страстью его жизни было коллекционирование. Он не только сохранил, но и значительно приумножил коллекции, собранные еще его дедом и отцом. Всю жизнь он покровительствовал художникам и музыкантам, много занимался благотворительностью, а еще несколько лет занимал пост директора Публичной библиотеки.


Надо сказать, что во многом он учился и брал пример со своей матери, нашей Зинаиды Ивановны, Та много лет увлеченно коллекционировала предметы искусства, и во дворце на Мойке, и потом в её дворце на Литейном, хранилось колоссальное количество картин выдающихся мастеров. У неё были Рубенс, Тициан, Брейгель, Веронезе, Веласкес, Мурильо, Ватто, Айвазовский, Давид, Фрагонар и работы других известных художников. С Айвазовским княгиня была вообще в дружеских отношениях. Интересно, что их "агентом" и поставщиком картин из Европы был Винсент Ван Гог, дядя и полный тезка знаменитого художника.
А что вы скажете об этом детском рисунке самой Зинаиды Ивановны?
Не зарыла ли она за всякими чужими картинами и собственный художественный талант?


Картинка из замечательной книги М.А.Яковлевой, тоже изданной Юсуповским дворцом на Мойке. Несомненно, это лучшая книга из тех очень немногих, в которых описывается жизнь Зинаиды Ивановны. В целом посвящена она первым хозяевам Юсуповского дворца, т.е. Зинаиде Ивановне и её супругу Борису Николаевичу.

Возвращаясь к коллекционированию надо сказать, что Юсуповы никогда не открывали свои коллекции широкой публике то бишь простому народу.
В разных выставках участвовали, это да, но к себе не пускали. В конце концов, их запасы оказались настолько велики, что и хранить-то было негде, стали распродавать частями..-)
Но, в любом случае, мы должны им быть благодарны за то, что коллекции эти были собраны вообще, и за то, что очень много шедевров они привезли в Россию, где и остались в большинстве своем.

Интерьер дворца Юсуповых на Мойке.
Как известно, после революции фактически ничего последние Юсуповы вывезти с собой не успели, за редким исключением, практически все сокровища остались в России. Тысячи предметов были национализированы, по большей части они перешли в ведение государственных музеев, часть была распродана, часть вообще неизвестно где и сейчас находится.
А уж про доставшиеся государству роскошные дворцы, особняки и поместья, и говорить нечего, поистине царские дары достались стране, можно упомянуть еще, к примеру, и потрясающее юсуповское Архангельское, и дворцы в Москве и Крыму. Другое дело, как эта страна ими потом распорядилась...
Не могу не сказать, что собственно говоря, таким образом исполнилась воля внучки Зинаиды Ивановны - Юсуповой Зинаиды Николаевны и её мужа.
Они ведь завещали все юсуповские богатства именно государству в случае прерывания рода.
Вот завещание, написанное в 1900 году.
«Мы, нижеподписавшиеся, князь Юсупов граф Сумароков-Эльстон и княгиня Юсупова графиня Сумарокова-Эльстон, за себя и за несовершеннолетних детей наших Николая и Феликса сим изъявляем следующую нашу волю. В случае внезапного прекращения рода нашего в лице нашем, князя и княгини Юсуповых, и двух сыновей наших Николая и Феликса, все наше движимое имущество, состоящее в коллекциях предметов изящных искусств, редкостей и драгоценностей, собранных нашими предками и нами и хранящихся в домах наших петербургском (Мойка, 94) и московском (Трехсвятительский пер. у Красных Ворот) и подмосковном имении Архангельском, завещаем в собственность государства в видах сохранения сих коллекций в пределах империи для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества согласно указаниям, какие для сего будут преподаны государем императором.
Вместе с тем изъявляем наше желание, дабы и самые помянутые выше дома и Архангельское имение, представляющие произведения высокого художественного интереса, перешли бы в полное распоряжение Его величества государя императора и избегли бы участи служить целям и интересам, противным их историческому прошлому…
В заключение выражаем полную нашу уверенность, что боковые наследники наших родовых имений, которым, кроме завещанного нами государству, останется богатое наследство, охотно подчинятся этой нашей воле создать на пользу Отечества вековой памятник угасшего рода князей Юсуповых».

Дело, в итоге, конечно, обернулось не совсем так, вернее, вовсе не так, и князь с княгиней и их сын Феликс все своё отдали государству еще при своей жизни и вынуждены были сами спасаться бегством. А старший сын и вообще погиб на дуэли...
Но, благородный их замысел и патриотический порыв нельзя не оценить. Достойный был поступок!

Эх, всем хороши красавицы, одно только плохо, что не получается о них писать коротко и внятно-)
Так что, будет вторая часть, а может быть, кошмар, и даже третья...-)
Там будет и второй главный герой, замок Кериоле, и, опять, первая главная героиня, блистательная Зинаида Ивановна, куда же теперь без неё.
Надеюсь, в первой части мне удалось хоть немного развеять её образ как пустой и легкомысленной светской дамочки с разными сумасбродствами-).
Образ этот был создан вот такими как раз, легкомысленными и пустыми людишками, да еще любимый правнук ради красного словца руку приложил частично-)

Удачи в путешествиях!

Вторая часть рассказа, уже о самом замке Кериоле (Keriolet), здесь: https://www.otzyv.ru/read.php?id=210417

Отредактировано автором: 25.11.18 12:45:13Сообщить модератору



Как интересно!Зачиталась)
Потрясающе! Спасибо!

Читать не перечитать, что б все осмыслить.
Спасибо огромное!
Ах, какие письма писали в те времена! А мы? А мы, собственно, вообще их теперь не пишем... Жаль.
А что сейчас Розовая дача? Жива ли? Можно увидеть?
Аромат времени... что тут ещё скажешь. И труд автора - полугодовой?
Цитата:

И труд автора - полугодовой?


вот и я об этом думаю...
Колоссально!

Николай, там в одном месте Николая Борисовича надо на Бориса Николаевича поменять, если я все правильно поняла.

Спасибо огромное за рассказ!
Семен Семенович, Lize1595, jjjulia4444, спасибо, что прочитали и откликнулись. Мне приятно-)
большое спасибо за рассказ! с нетерпением ждем продолжения.
Труд,несомненно, грандиозный - снимаю шляпу.
А Розовая дача жива, там собираются открыть музей, сейчас, увы, не вспомню, какой.
Цитата:

А что сейчас Розовая дача? Жива ли? Можно увидеть?


Ольга, я в продолжении напишу об этом. Последние новости обнадеживают.
Насчет писем согласен, целая культура многовековая практически ушла. Жаль.
Спасибо за отклик!
Цитата:

И труд автора - полугодовой?


Не буду врать, нет-)
С июня еще удалось поездить немало, так что плотно засел недавно. Тем более, было с замком некоторое продолжение.
Николай, спасибо за внимание. А насчет аромата времени Вы как всегда очень точно подметили-)
julietta0707, спасибо большое за высокую оценку.
Насчет Николая Борисовича и Бориса Николаевича проверю, я их и так, и так ,уже вертел, но, где-то, видать все же оплошал-)
Спасибо, рад, что внимательно читаете и вникаете.
Винтер, спасибо за отклик!
Продолжение практически готово, возьму паузу на день-другой. Сам не люблю, когда подряд всё выкладывают-)
Когда же уже отреставрируют Розовую дачу...жду не дождусь. Каждый раз проезжая мимо этой красоты за забором, вздыхаю с сожалением...
Цитата:

там собираются открыть музей, сейчас, увы, не вспомню, какой.


Пусть будет музей чего угодно, лишь бы открыли!
Цитата:

Последние новости обнадеживают.


Обнадежусь и я, пожалуй :-)
Ладно, раз уж заинтересовались, опережу события-)
Розовую дачу после многолетних мытарств с разными лопнувшими банками и фондами, отдали Музею Суворова.
Будет там военно-исторический центр с музеем. Один из залов особняка обещают отдать под историю Юсуповых, в том числе и под Зинаиду Ивановну. Но, придется потерпеть с учетом того, что там сейчас поразрушено.
Цитата:

опережу события-)


Спасибо!
Замечательный рассказ, спасибо!
Если бы примерно так писали в школьных учебниках, дети не отворачивали бы головы с хрустом от истории и литературы.
Цитата:

По закону, человек, уезжавший за границу, должен был отказаться от всего своего имущества в России.


Цитата:

Выйдя замуж, она потеряла свой княжеский юсуповский титул, вернулась в Нарышкины, а те, как известно, не были ни графьями, ни князьями, ни баронами.


Хм.. жесткие законы были в Империи..
Лека*, спасибо за комплимент.!-)

Цитата:

Хм.. жесткие законы были в Империи..


Это да-). А находиться за границей при Николае I можно было не более двух лет, а то назад и не вернешься-)
Да и получать разрешение на выезд было очень сложно и накладно..
Дети с 10 до 18 вообще не могли выезжать и т.д.
Allexxx, спасибо за отклик!
Спасибо огромное за сей труд! Очень интересно и познавательно...
А я уже давно очарована другой Зинаидой - Зинаидой Николаевной, той самой красавицей внучкой и вообще род Юсуповых для меня очень притягательный. К счастью в Москве тоже есть кое что "от Юсуповых". Для меня самое любимое - усадьба Архангельское,. Ну и , конечно, Дворец Волковых-Юсуповых. А Юсуповские места в Крыму! Дворец в Кореизе (Гаспре) построенный архитектором Николам Красновым - сохранился, живет и радует, что, увы, не скажешь об усадьбе Охотничий дом князя Юсупова в местечке Кокоз в районе Бахчисарая и в Балаклаве - их судьба пока печальна.
А Зинаида Ивановна, конечно, тоже чаровница. Я поближе "познакомилась" с ней в прошлом году, будучи зимой в Петербурге.
Для меня загадка, почему Феликс не жил во дворце прабабушки, когда эмигрировал во Францию, жили то они с Ириной достаточно скромно по меркам Юсуповых. И очень интересно про IRFE...
Еще раз с благодарностью и в ожидании продолжения!
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ:




1Санкт-Петербург. Троице-Сергиева Пустынь на Петергофской дороге. Блеск, бульдозеры и возрождение
2Блистательная княгиня Зинаида Ивановна Юсупова и её "Дом солнца" Кериоле (Keriolet). Часть 2. Замок
3Кастилия и Андалусия в ноябре 2016 г. Часть 1. Возвращение в Мадрид.
4Из Малаги в Аликанте или "Того и жди, пойдут дожди в Испании" часть 1-я: Торремолинос и Бенальмадена
5Острова Французской Полинезии. Часть 1. Общая информация о круизе и лайнере "Ocean Princess"
6Лишние детали, ненужные подробности, неважные мелочи и прочие пустяки. Киото моими глазами. Часть 1
7Мальта, Гозо и Комино - три острова Республики Мальта. Часть 1. МАЛЬТА.
Отдых в России
Россия: отели
Отели Керчи
Отели Кинешмы
Чеховский р-н
Челябинск
Погода в России
Детский отдых
Рейтинг отелей:
344.Сибирь 5
345.Казахстан санаторий 5
346.Ibis Калининград Центр 5
347.Дача генерала Николаева пансионат 5
348.Hotel Indigo 5
349.Поручик Ржевский арт-отель 5
350.Атлант 5
лучшие отели России
Фото отелей:
197.Бристоль, Россия [33]
198.Рубин база отдыха, Россия [33]
199.Herzen House, Россия [33]
200.Луиза частная гостиница, Россия [33]
201.Маринс Парк Отель, Россия [33]
202.Заимка туристический комплекс, Россия [32]
203.Radisson Blu Hotel Kaliningrad, Россия [32]
Популярные отели:
1142.Ногай отзывы
1143.Citrus Hotel отзывы
1144.Санаторий им. Кирова отзывы
1145.Локейшн Хостел отзывы
1146.All Seasons хостел отзывы
1147.Волна отзывы
1148.Апарт-отель Невский 78 отзывы
Отзывы по отелям:
890.Россия, Гостиница 903 [2]
891.Россия, Бутик-отель Тургеневъ [2]
892.Россия, Боровое турбаза [2]
893.Россия. Остальное, Приют охотника база отдыха [2]
894.Россия, Раушен [2]
895.Россия, Голицыно туристический центр [2]
896.Россия, Баринова роща гостиница [2]