11.09.18 18:29:42
Москва.Глинищевский переулок 
Время отдыха: апрель 2018

«Пусть совокупится более различных вкусов. Пусть в одной и той же улице возвышается и мрачно готическое, и обременённое роскошью украшений восточное, и колоссальное египетское, и проникнутое стройным размером греческое... Пусть как можно реже дома сливаются в одну ровную, однообразную стену...»

Н.В. Гоголь, "Об архитектуре нынешнего времени", из сборника «Арабески»

Этот мой рассказ будет еще об одном из многочисленных переулков старой Москвы. В своем рассказе о Брюсовом переулке я упоминала, что решила написать о трех улицах в центре Москвы, которые в советское время были переименованы в честь знаменитых деятелей искусств, а в последствии получили с вои старые названия. О Брюсовом переулке рассказ здесь

https://www.otzyv.ru/read.php?id=208009#footer

Теперь расскажу о Глинищевском переулке. Он также, как и Брюсов начинается от Тверской улицы. Этот переулок менял свое название даже трижды. С XIV века здесь существовало урочище Глинище. В урочище, то бишь, в овраге добывали глину. Отсюда и первоначальное название появившегося здесь позднее переулка. Затем, уже в XVIII веке переулок назвали Алексеевским по имени церкви святителя Алексия, Московского митрополита. Церковь уничтожили в 1934 году. Старое название заменили новым в 1938 году: переулок переименовали в честь Владимира Немировича-Данченко и повысили в статусе до улицы. Великий реформатор театра жил здесь в известном доме 5/7. И переулок переименовали еще при его жизни. В 1993 году улица Немировича-Данченко вновь «превратилась» в Глинищевский переулок.

Переулок не велик. Его протяженность, как написано в интернете, 278 метров. Домов здесь тоже немного, но почти все они с интересной историей, как прошлых времен, так и уже нашего нового времени.

Войдем в Глинищевский с Тверской. На нечетной стороне улицы раньше находилась часть здания, что числится по Тверской д. 10. В этом доме когда-то была знаменитая булочная Филиппова. Сейчас там проводятся реставрационные работы. И выглядит это вот так





«Мэр Москвы, Юрий Лужков, одобрил проект реконструкции гостиницы "Центральная" на Тверской улице. О том, что отель закрывается на ремонт, было заявлено еще весной этого года. Тогда же стало известно, что на месте "Центральной" появится пятизвездочный отель. Согласно проекту, при реставрации будут сохранены исторические фасады здания. Во внутреннем дворе решено снести все строения. За счет застройки освободившейся территории площадь отеля увеличится на 40%. Под гостиницей появится пятиуровневая стоянка. Надземная часть здания сохранит прежнюю высоту,
В гостинице планируется вновь открыть знаменитую Филипповскую булочную. Как и Елисеевский магазин, она была одной из достопримечательностей Москвы. Однако несколько лет назад на ее месте открыли кофейню, а о том, что когда-то здесь находилась булочная, напоминает только вывеска.»
- сообщает Прайм-ТАСС


Дом поставили на реконструкцию в 2009 году. Обещали открыть в 2015. Сейчас в интернете можно найти такую информацию:

«Моспромстрой реконструирует историческое здание бывшей гостиницы "Люксъ"/"Центральная" на Тверской улице под "Хилтон Москва Люксъ Отель Тверская" (Hilton Moscow Tverskaya Luxe) за 6,6 млрд рублей. Об этом ТАСС сообщили в пресс-службе Hilton Worldwide.
Согласно подписанному договору франчайзинга между Моспромстроем и Hilton Worldwide, открытие отеля "Хилтон Москва Люксъ Отель Тверская" ожидается в середине 2018 года. Общая площадь нового гостиничного комплекса составит 47 тыс. кв. м, отель будет включать в себя 220 номеров и 52 апартамента, сообщили ТАСС в пресс-службе гостиничного оператора. Отелем будет управлять компания Interstate Hotels&Resorts.
Инвестиции объемом в 6,6 млрд рублей будут направлены на реставрацию здания гостиницы “Центральная”, построенного в 1890-х годах. Сохранившийся внешний фасад здания является объектом культурного наследия и будет восстановлен в полном объеме. В течение нескольких лет он был спрятан за фальш-фасадом. Будут воссозданы также интерьеры первого этажа, филипповская булочная и кофейня.»

Сейчас, как мы видим, дворовые постройки снесены, часть дома по Глинищевскому переулку отсутствует. А еще не так давно она выглядела вот так



Что там произошло с шикарными интерьерами большой вопрос. Было вот так







фото из интернета

Это барочное здание московским архитектором М.А. Арсеньевым было построено в 1891-1897 годах для известного булочника И.М. Филиппова.



Здесь размещался главный магазин товарищества булочников и пекарня, которая находилась, по всей видимости, во дворе дома. История династии булочников Филипповых хорошо известна. Существует много забавных рассказов правдивых и не очень о представителях этого семейства. Но нам интересно о доме. Сын основателя династии Максима Филиппова - Иван Максимович Филиппов не только продолжил дело отца, но и благодаря продуманной организации, поднял его на небывалую высоту. Тогда и появилось на Тверской знаменитое здание, во дворе которого находилась собственная пекарня. Его сын Дмитрий Иванович определяет магазин в собственном доме на Тверской, как главный из 4 пекарен-булочных, которые были у семейства Филипповых в Москве. Он надстраивает здание по Тверской 4-мя этажами (первоначально оно было 2-х этажным). Реконструкцию проводит тот же архитектор М.А. Арсеньев. Во дворе здания построили цех-пекарню со складами и сушильнями. Еще была и собственная электростанция. Это было крупнейшее хлебное производство в Москве. На фабрике существовали сухарное бараночное, калачное, пирожно-кондитерское отделения. Выпекали стародубский, рижский, столовый петербургский, черный, белый и шведский хлеб, пекли пироги. Знаменитый В. Гиляровский в книге «Москва и Москвичи» в главе «Булочники и парикмахеры» так писал об этом заведении:

«Булочная Филиппова всегда была полна покупателей. В дальнем углу, вокруг горячих железных ящиков, постоянно стояла толпа, ждущая знаменитые филипповские жареные пирожки с мясом, яйцами, грибами, рисом, творогом, изюмом и вареньем. Публика - от учащейся молодежи до старших чиновников во фризовых шинелях и от расфранченных дам до бедно одетых рабочих женщин. На хорошем масле, со свежим фаршем пятачковый пирог был так велик, что порой можно было сытно позавтракать ...».

На фабрике был организован и быт рабочих. Кадровые рабочие пользовались бесплатной квартирой в общей казарме-общежитии, отоплением, освещением, кипятком и едой. Обеспечивались спецодеждой, ее же и стирали за счет конторы. Раз в две недели все пекари могли бесплатно мыться в бане. В рабочее время существовал обеденный перерыв.




Тем не менее это не остановило рабочих в сентябре 1905 году от участия в забастовке. Гиляровский так описывает это событие:

«В субботу, 24 сентября, к Д. И. Филиппову явилась депутация от рабочих и заявила, что с воскресенья они порешили забастовать.
Часов около девяти утра, как всегда в праздник, рабочие стояли кучками около ворот. Все было тихо. Вдруг около одиннадцати часов совершенно неожиданно вошел через парадную лестницу с Глинищевского переулка взвод городовых с обнаженными шашками. Они быстро пробежали через бухгалтерию на черный ход и появились на дворе. Рабочие закричали:
- Вон полицию!
Произошла свалка. Из фабричного корпуса бросали бутылками и кирпичами.
Полицейских прогнали. Все успокоилось. Вдруг у дома появился полицмейстер в сопровождении жандармов и казаков, которые спешились в Глинищевском переулке и совершенно неожиданно дали два залпа в верхние этажи пятиэтажного дома, выходящего в переулок и заселенного частными квартирами. Фабричный же корпус, из окон которого кидали кирпичами, а по сообщению городовых, даже стреляли (что и заставило их перед этим бежать), находился внутри двора. Летели стекла... Сыпалась штукатурка... Мирные обыватели - квартиранты метались в ужасе. Полицмейстер ввел роту солдат в кофейную, потребовал топоры и ломы - разбивать баррикады, которых не было, затем повел солдат во двор и приказал созвать к нему всех рабочих, предупредив, что, если они не явятся, он будет стрелять. По мастерским были посланы полиция и солдаты, из столовой забрали обедавших, из спален - отдыхавших. На двор согнали рабочих, мальчиков, дворников и метельщиков, но полиция не верила уверениям старших служащих, что все вышли, и приказала стрелять в окна седьмого этажа фабричного корпуса...»

Из этого отрывка видно, что та часть дома, которая выходила в Глинищевский переулок, к этому времени была пятиэтажной. Внутри двора находился фабричный корпус.
Позднее в угловой части дома была открыта кофейня, которая славилась не только в Москве. Заведение впечатляло своими зеркальными окнами, мраморными столиками, лакеями в смокингах. Интерьеры зала были оформлены известным художником П. Кончаловским и скульптором С. Коненковым. Частично это оформление еще можно увидеть в фильме «Место встречи изменить нельзя». Опять читаем из той же главы «булочники и парикмахеры»:
«Уже много лет спустя его сын, продолжавший отцовское дело, воздвиг на месте двухэтажного дома тот большой, что стоит теперь, и отделал его на заграничный манер, устроив в нем знаменитую некогда "филипповскую кофейную"
с зеркальными окнами, мраморными столиками и лакеями в смокингах...
Тем не менее это парижского вида учреждение известно было под названием "вшивая биржа".
Та же, что и в старые времена, постоянная толпа около ящиков с горячими пирожками...
Но совершенно другая публика в кофейной: публика "вшивой биржи".
Завсегдатаи "вшивой биржи". Их мало кто знал, зато они знали всех, но у них не было обычая подавать вида, что они знакомы между собой. Сидя рядом, перекидывались словами, иной подходил к занятому уже столу и просил, будто у незнакомых, разрешения сесть. Любимое место подальше от окон, поближе к темному углу.
Эта публика - аферисты, комиссионеры, подводчики краж, устроители темных дел, агенты игорных домов, завлекающие в свои притоны неопытных любителей азарта, клубные арапы и шулера. Последние после бессонных ночей, проведенных в притонах и клубах, проснувшись в полдень, собирались к Филиппову пить чай и выработать план следующей ночи.»

В 1911 году в той части здания, что по Тверской, открыли гостиницу «Франция». В 1917 она была переименована в «Люкс». В 1918 году в знаменитой булочной торговать было нечем. Тогда ее использовали под выставочное пространство. Была организована выставка «Год пролетарской диктатуры!», участники которой получили дополнительный хлебный паек. В годы НЭПа торговля в булочной на короткое время восстановилась, но потом наступило время карточек. А отоваривать карточки в столь роскошном помещении, наверное, посчитали излишеством. Постепенно исчезли эти излишества: из торгового зала пропали хрустальные вазы, красивые бронзовые бра. Пишут, что перед самой войной слава и богатый ассортимент этого заведения были восстановлены.
Гостиница «Люкс» в 1919 году была общежитием НКВД. Здесь одно время жил Сергей Есенин, комнату которому выхлопотал журналист Г.Ф. Устинов. С 1920 года по указу Ленина обосновалось общежитие Коминтерна. В 1934 году архитектор Б.Я. Улинич надстроил здание. С 1953 года в здании появилась гостиница «Центральная».
А кофейня? В ней был открыт ресторан «Астория». В войну, конечно, его закрыли, и открыли столовую для важных партийных чинов. С 1944 года ресторан заработал, как коммерческий. Позднее ресторан получил название «Центральный». Видимо, привели к единому с гостиницей названию. Я хорошо помню этот ресторан. Его огромные витражные угловые окна. Создавалось впечатление, что люди сидят буквально на улице Горького. Помню и филипповскую булочную с очень вкусными ватрушками и стаканами «бочкового» кофе. Все это можно было выпить и съесть стоя за столиком.



Напротив, на другой нечетной стороне Глинищевского переулка теперь расположена часть дома №8 по улице Тверской. Это большое здание, в котором находится знамениты книжный магазин «Москва». Здание это было построено в 1941 году. До этого здесь стоял дом купца Усачева, где сдавались квартиры внаем. В 1834 году в нем квартировал В.Г. Белинский, а в 1880-х годах проживала Н.Ф. Фон Мекк.

Дом №3 по переулку



Никакой информации о нем не нашла, кроме года постройки 1917. Видимо строился, как доходный дом.

А вот следующий дом 5-7 хорошо известен многим.





Это знаменитый дом артистов МХАТа. Посмотрите сколько на нем мемориальных досок













Некоторые известные актеры почему-то не удостоились такого памятного знака. А жили здесь и Максим Максимович Штраух, и Иосиф Михайлович Туманов, и Михаил Михайлович Тарханов, и Осип Наумович Абдулов, и Александр Леонидович Кайдановский, Борис Аркадьевич Мордвинов, Александр Александрович Вишневский, Николай Павлович Хмелев, Сергей Иосифович Юткевич, Михаил Михайлович Тарханов (странно, его брату Ивану Михайловичу Москвину доска есть), Клавдия Николаевна Еланская, Илья Яковлевич Судаков, а еще Любовь Петровна Орлова и Георгий Васильевич Александров.

В доме есть две мемориальных квартиры-музея
Владимира Ивановича Немировича-Данченко



И Сергея Владимировича Образцова




Среди этих памятных досок есть и такая.



На доске обозначены даты, когда здесь был воздвигнута церковь Святителя Алексия, Митрополита Московского на Глинищах и когда она «умерла» то есть была взорвана. Правда, указанный 1621 год, это год появления на этом месте первого деревянного строения. Церковь же, о которой идет речь была построена в 1685-1690 годах дьяком приказа Большой казны Иваном Алферьевым. На церковном кладбище и был похоронен Иван Алферьев в 1700 году.



Эта церковь, как пишут, единственная в Москве имела изразчатое покрытие глав. Видимо, имеется в виду, типичное на Руси в XVII веке покрытие глав соборов изразцовым лемехом (специальными деревянным изразцами в виде лопаток). В церкви сохранялся старинный иконостас XVII века. Церковь закрыли в 1929 году. Потом решили снести. Против сноса протестовали Грабарь, Нестеров, Васнецов, Юон. Но, к сожалению, храм разделил судьбу многих себе подобных в Москве.
На месте снесенного храма решено было построить кооперативный дом для работников МХАТа. Я вот думаю, как именитым жильцам, а ведь их всех воспитывали в вере, жилось в доме, построенном на месте взорванного храма? Трудно сказать. Наверное, они предпочитали думать, что живут в бывшей древней скоморошьей слободе. Ведь на этом месте в старину жили скоморохи. Проектировала дом проектная мастерская Наркомата тяжелой промышленности под руководством П.А. Голосова. Непосредственными проектировщиками стали архитекторы В.Н. Владимиров и Г.И. Луцкий. Вообще, этот тандем архитекторов, ну, скажем так, конструктивистов, Вячеслава Николаевича Владимирова и Георгия Ипполитовича Луцкого создал несколько интересных зданий в Москве в период 30-х годов прошлого столетия. Самый удачный, на мой взгляд, это дом «Авиажилстроя» на Патриарших. С удовольствием всегда рассматриваю его, если приходится отдыхать в сквере на Патриарших. Его оттуда довольно хорошо видно. Он несколько перекликается с домом в Глинищевском. Еще одна постройка этих архитекторов - дом «Наркомлегпрома» на углу Б. Дмитровки и Козихинского, который был построен тоже на месте взорванной церкви Сергия Радонежского.

В Глинищевском переулке архитекторы решили создать самое на тот момент высокое здание в Москве – 14 этажей со смотровой площадкой наверху. Собственно, 14 этажей имеет центральная башня дома. К ней пристроили два крыла в семь этажей. В левом крыле расположены три первых подъезда. Престижным же считалось правое крыло, где в 6-ом подъезде расположены 4-х комнатные квартиры со стометровой площадью. Фасад дома разнообразно декорирован, что не совсем типично для конструктивизма. Цоколь отделан камнем-лабрадором (вид гранита). А подъезды с внешней стороны дома, я бы даже назвала их порталами, украшены сграфитто.





Интересно, чьи лица отображены в этих украшениях?

Наибольшее художественное оформление получила средняя часть, там, где арка во двор. По сторонам арки скульптор Георгий Иванович Мотовилов, тот который участвовал в оформлении многих станций метро, расположил барельефы «Карнавал искусств» и «Парад физкультурников»









Наверху над этими барельефами изображения скрипки и лютни. Если войти в арку, то вы окажетесь в некоем зале, высотой в два этажа, куда выходят два подъезда башенной части здания. Сюда подавались автомобили, и жители выходили к ним, не опасаясь дождя, снега и сильного ветра.



В подъездах сидели консьержки, по всем лестницам лежали ковры, висели зеркала, у каждого жильца был ключ от лифта. А квартиры часто вообще не запирались. Иногда квартиры планировались с учетом пожеланий будущих жильцов. Где- то читала, что проблема возникла с устройством мусоропровода в квартирах. Он так и не смог функционировать.
В подвале было оборудовано бомбоубежище. Из этого бомбоубежища по подземному ходу можно было добраться до памятника Юрию Долгорукому, а другое ответвление вело в бомбоубежище под зданием Моссовета.
Вот такой подарок партия и правительство во главе с товарищем Сталиным сделали своим любимым актерам. Когда вождь всех времен и народов узнал, что мхатовцы строят дом на собственные деньги, он решил облагодетельствовать артистов столь любимого им театра и вложенные в строительство деньги вернул.

Сейчас в доме все стало намного проще: ни ковров, ни зеркал давно нет и в помине. Но порядок поддерживается в основном потому, что сюда начали вселяться представители новой элиты.

Этот дом занимает большую часть переулка. Уже не скажешь, что этот громадный дом нарушает сложившийся здесь архитектурный ансамбль. Сейчас в Глинищевском переулке стоят настолько разные по архитектурному стилю здания, что о едином ансамбле не может быть и речи. Но сразу после постройки дом подвергся критике со стороны известного и влиятельного А.В. Щусева. Архитектор писал следующее:
«По улице Немировича-Данченко появилось здание с совершенно случайной некрасивой башней, отнюдь не согласованной с ансамблем Советской площади»
Действительно, в то время дом смотрелся странно среди двух-трех этажной застройки, которая преобладала в то время в переулке, а его башня хорошо просматривалась с Советской площади. Критика маститого архитектора послужила тому, что дом редко упоминали в разного рода статьях, как в специальной литературе, так и в газетах тех лет. Правда, время все расставила по своим местам. Сейчас вид на Тверскую (б. Советскую) площадь полностью закрыт новыми домами.
И теперь те два двухэтажных дома, которые стоят в переулке напротив башенной громадины смотрятся случайными строениями, оставшимися от давно ушедшей эпохи.

Между тем это дома с очень интересной историей. Вот дом № 6. Здание в стиле зрелого классицизма, который был распространен в архитектуре России в конце XVIII века. Дом скорее всего был построен в 80-х годах этого века. Часто авторство приписывают М.Ф. Казакову. Строгий фасад, который состоит из трех частей. Центральная часть представляет из себя небольшой портик с полуколоннами дорического ордера, который завершается фронтоном. Боковые части чуть ниже центральной и образуют с ней симметричную композицию. Здание украшено барельефами на античные темы, которые расположены в небольших нишках. Интересно, что дом не находится в глубине участка, как это было принято в то время, а выходит своим фасадом на улицу.









В 1638 году, согласно проведенной тогда переписи населения, в районе Глинищ находился двор Данилы Телепнева. Через тридцать лет была проведена еще одна перепись, где указывалось, что в Глинищевском переулке находились дворы стряпчего Григория и дворянина Данилы Телепневых. Согласно плану московских дворов 1757 года участок, где ныне расположен дом, числился за подполковником Иваном Телепневым. Телепнев подал прошение в Московскую полицмейстерскую канцелярию о сносе старого деревянного дома и постройке нового «старое строение сломать, а вместо того вновь на оном месте построить хоромы с сенями, баню с предбанником, чему от архитекторских дел при сем прошении предъявляет план». Согласно этому плану деревянный дом стоял тогда в глубине участка. Видимо, он получил разрешение и построил каменный дом. Так как на плане 1773 года здание на его участке указано, как каменное. Этот план был составлен после большого пожара, который случился тогда в районе Тверской улицы. К этому времени дом находился уже во владении князя Александра Черкасского. Дом в значительной мере пострадал от пожара. Видимо, князю так и не удалось выстроить новый дом взамен сгоревшего. В 1778 году князья Черкасские продают дом Матвею Васильевичу Дмитриеву-Мамонову.
Матвей Васильевич был представителем древнего знатного рода Дмитриевых - Мамоновых. Его отец Василий Афанасьевич был адмиралом, которого в свое время Петр I отправлял учиться в Данию, участвовал в битве при Очакове.



Его портрет легко найти в интернете, а вот портрет его сына Матвея Васильевича мне найти не удалось, так как ничем особенно примечательным он не выделялся. Весь его карьерный взлет в Москве произошел благодаря сыну Александру Матвеевичу, который стал фаворитом стареющей императрицы Екатерины II.



Матвей Васильевич, благодаря сыну, становится сенатором, занимает должности президента Вотчинной коллегии, директора Межевой канцелярии. В Москве существует Мамоновский переулок, названный в честь представителей именно этой семьи. Московская глазная больница, которая расположена в этом переулке, находится в доме, принадлежавшем когда-то Матвею Васильевичу Дмитриеву-Мамонову. Жизнь одного из самых интересных представителей этого семейства - Матвея Александровича Дмитриева-Мамонова связана именно с этим домом в Мамоновском переулке.
Матвей Васильевич строит новый дом в Глинищевском переулке взамен сгоревшего, однако уже в 1787 году продает его.
Дом проходит через несколько рук и попадает во владение к французу, приехавшему в Россию из Авиньона, полковнику графу Людовику де Жилли. Так начинается новая страница в жизни дома, если так можно выразится «французская». Граф в 1793 году, как и другие французы, жившие в России, присягнул на верность монархии и отрекся от революции, которая в то время бушевала во Франции. Это было необходимым условием для проживания на российских землях, согласно указу Екатерины II. Позже, уже в XIX веке дом покупает Николай Обер, который так же, как и граф Жилли бежал в Россию от французской революции и долго служил у Жилли поверенным. Николай Обер интересная личность, о котором много говорили в Москве в 1803 году. Дело в том, что Обер поднялся в воздух на воздушном шаре вместе с известным воздухоплавателем Жаком Гарнерень. Шар со смельчаками поднялся в воздух у Крутицких казарм и опустился в Остафьеве. Позже Обер стал купцом второй гильдии. Но, пожалуй, не менее интересной личностью, чем Николай Обер являлась его жена Мари-Роз, урожденная Шальме. Утверждают, что именно от ее фамилии произошло слово «шельма». Степан Петрович Жихарев известный писатель и драматург пишет:

«…Много денег оставлено в магазине мадам Обер-Шальме! Достаточно было на годовое продовольствие иному семейству; недаром старики эту Обер-Шальме переименовали в Обер-Шельму»

Она также, как и ее муж почти нищей бежала из Франции. Но здесь, однако, быстро освоилась и уже к концу XVIII века владела вместе с братом домом на Кузнецком мосту (там, где теперь находится известный дом № 16). У брата с сестрой были фабрика игральных карт и модный магазин. Выйдя замуж за Николая Обера, оборотистая дама открывает магазин в его доме в Глинищевском переулке. Этот магазин становится весьма популярным среди представительниц высшего света. По характеристике Жихарева ее магазин был: «сборным местом всего высшего и богатого московского общества». Иной день «…у мадам Обер-Шальме такой приезд, что весь переулок заставлен каретами». Известная Е.П. Янькова в своих записках характеризует ее, как «препронырливая и превкрадчивая, к которой вся Москва ездила покупать шляпы». Естественно, что такая оборотистая и предприимчивая дама не гнушалась контрабандой. В 1804 году из Петербурга был прислан флигель-адъютант императора, который закрыл магазин и произвел там обыск. Контрабандный товар действительно там был найден. Но хозяйку спасли от ареста ее именитые покупатели.
У Л.Н. Толстого в «Войне и мире» читаем:
«На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и к m-me Обер-Шальме, которая так боялась Марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя».

Вот насколько популярна была Мари-Роз Обер-Шальме.
Но наступил 1812 год. Наполеон вошел в Москву. Город горел, и император остановился в Петровском дворце, который в наше время такой красивый стоит на Ленинградском проспекте. Тогда он находился в 4-х километрах от города. К этому времени Николай Обер был выслан из Москвы, а его жена осталась. Почему? Видимо, она была одним из осведомителей Наполеона. Город горел, и перепуганные москвичи постепенно стягивались к Петровскому дворцу, становясь там лагерем. Туда же, по всей видимости, отправилась и Мари-Роз, хотя ее дом в Глинищевском почти не пострадал. Существуют воспоминания московского француза шевалье Франсуа Жозеф д’Изарн де Вильфор, в которых он пишет:
«Легко представить, каким печальным размышлениям должен был он предаваться в своем Петровском дворце; по всей видимости, он не смыкал глаз, как и все несчастные жертвы этой несчастной ночи, потому что около шести часов утра один из его адъютантов отправился в ближайший лагерь и просил от его имени г-жу О*** явиться к нему. В первые попавшиеся дрожки запрягли скверную лошадь, и адъютант провожал г-жу О***, которая отправилась, как была, в своем лагерном костюме. У ворот дворца встретил их маршал Мортье, подал ей руку и провел ее до большой залы, куда она вошла одна. Бонапарте ждал ее там, в амбразуре окна. Когда она вошла, он сказал ей: «Вы очень несчастливы, как я слышал?». За тем начался разговор наедине, состоявший из вопросов и ответов и продолжавшийся около часу, после чего г-жу О*** отпустили, и отправили ее с такими же церемониями, с какими она была встречена».

Известный русский историк и литературовед Пётр Иванович Бартенев, который издавал воспоминания этого русского француза, сделал приписку: «То была г-жа Обер-Шальме»
Затем г-жа Обер-Шальме распоряжалась на кухне Наполеона, когда он находился в Москве. Когда же император покинул город, с ним ушла и Обер-Шальме вместе со своими двумя детьми. В дороге она заболела и умерла. Некоторые утверждают, что была отравлена. А ее дети выжили. Дом же в Глинищевском переулке уцелел при пожаре. Даже все модное имущество знаменитого магазина сохранилось. Ф.В. Ростопчин просил высочайшего соизволения конфисковать и продать с публичных торгов имущество французов, которые покинули Москву вместе с Наполеоном. Видимо, разрешение было получено, потому что в ноябре 1812 года Ростопчин обязал тогдашнего обер-полицмейстера генерал-майора Ивашкина Петра Алексеевича «…магазин Обер-Шальме…конфисковать и продать с публичного торгу, вырученные же деньги употребить на вспоможение разоренным московским жителям». Как всегда, разоренные жители города получили совсем немного из имущества и модистки-шпионки, и других французов. Большая часть товара разошлась по частным рукам. Одной из первых дам, которые на погнушались поживиться имуществом, как вспоминают, была жена обер-полицмейстера. Наконец, страсти, связанные с домом № 6, улеглись, и туда въехала канцелярия обер-полицмейстера, которая и находилась в нем 4 года.
В 1814 году Александр I своим манифестом объявляет о прощении всех, кто «пристали к неправой, Богу и людям ненавистной стороне злонамеренного врага» и повелевает «имения или имущества их по сему случаю конфискованные или иным каким образом под надзор взятые и по сие время удерживаемые, по прежнему владельцам их возвратить».
Дом в октябре 1816 года возвращают Николаю Оберу и его сыновьям Федору и Лаврентию. После смерти отца в 1826 году дом по наследству достается Лаврентию, который к тому времени уже преподает французский язык в московской гимназии, позднее становится смотрителем Малого театра и управляющим театральной конторой. Он вращается в театрально и литературной среде, где знакомится со многими выдающимися людьми того времени. Даже пишет воспоминания о своих встречах с А.С. Пушкиным.
Собственный дом в Глинищевском переулке он сдает внаем московскому купцу 3-ей гильдии Ивану Ивановичу Коппу. Копп открывает в здании гостиницу «Север». И, наверное, имя этого купца так и бы и кануло в лету, но в 1826 году постояльцем его гостиницы становится А.С. Пушкин. Пушкина вызвал к себе из его ссылки в Михайловском Николай I. 8-го сентября. Поэта привозит в Москву специально посланный за ним своих фельдъегерь. По приезду его сразу же доставляют в Кремль к царю, где тот беседует с поэтом в течение продолжительного времени. Пушкин, как свидетельствует его приятель Николай Васильевич Путята, останавливается в гостинице «Север» («du Nord», как называет ее в воспоминаниях Путята). Позднее, в черновых вариантах «Домика в Коломне» Пушкин и упомянет Ивана Ивановича Коппа. В письме к П. А. Вяземскому от 14 марта 1830 «…Дай срок. Прощай, помяни меня на вечере у Катерины Андреевны и пиши мне к Коппу». Вот так и оказался Копп отмечен в истории, упомянутый великим человеком. Пушкин еще несколько раз останавливался в доме Л. Обера в 1828 и в 1829 году. В своих воспоминаниях Лаврентий Николаевич Обер пишет: «В 1829 году Пушкин приехал в Москву и остановился в моем доме». Собственно, в этом году Александр Сергеевич останавливался у Обера в Глинищевском переулке, то бишь в гостинице «Север» Коппа, дважды. Второй раз, когда выехал из Петербурга на Кавказ.



На фасаде дома есть памятная доска, посвященная встрече Мицкевича и Пушкина, которая состоялась в этом доме 26 марта 1829 года. Она была установлена в 1956 году. Автор скульптор М.И. Мильбергер, тот который создал памятник Герцену во дворе литинститута.



Два поэта беседуют на фоне Медного всадника. Внизу строчки из их стихотворений. А.С. Пушкин:

«Он говорил о временах грядущих,
когда народы, распри позабыв,
в великую семью соединятся.»


А.Мицкевич:

«Znali się z sobą, niedlugo lecz wiele —
I od dni kilku juź są przyjacele»

Эта строчка в стихотворении, переведенном на русский язык, звучит так:

«Хоть встретились немного дней назад,
Но речь вели, как с братом брат»

Стихотворение Мицкевича называется «Pomnik Piotra Wielkiego» (Памятник Петра Великого») и являлось частью поэмы «Дзяды» («Dziady», по-русски скорее всего – предки)), той частью, которая называлась «Ustęp». Вот отрывок из него:

«Шел дождь. Укрывшись под одним плащом
Стояли двое в сумраке ночном.
Один, гонимый царским произволом,
Сын Запада, безвестный был пришелец.
Другой был русский, вольности певец,
Будивший Север пламенным глаголом.
Хоть встретились немного дней назад,
Но речь вели, как с братом брат…»

Это как бы размышления великого поэта у памятника великому человеку.

Мицкевич, будучи высланным из Литвы, побывал в Петербурге, где познакомился с писателем и декабристом Александром Бестужевым-Марлинским, который, между прочим, в 1823 году тоже останавливался в гостинице «Север» у Коппа. Потом Мицкевич выехал в Одессу. Позже русские почитатели поэта помогли получить ему место в канцелярии Московского генерал-губернатора и остаться в Москве. Это произошло в 1825 году. Пушкин, как мы знаем, в 1826 году возвращается в Москву из ссылки в Михайловском. Знакомство двух великих поэтов состоялось, по всей видимости, в октябре 1826 года. Познакомил их друг Пушкина Сергей Александрович Соболевский. Два поэта быстро сблизились и достаточно близко общались вплоть до отъезда Мицкевича за границу в 1829 году.
Об их взаимоотношениях написано много, как исследований, так и просто воспоминаний.

Копп в июле 1829 году переводит свою гостиницу «Север» из Глинищевского переулка в дом Д.В. Черткова на Тверскую. Теперь это та часть дома № 6 по Тверской, которая выходит на Тверскую площадь. Там еще потом была знаменитая гостиница «Дрезден». В доме же 6 по Глинищевскому свою гостиницу под названием «Англия» открывают Перкер и Ко. Про дальнейшую судьбу дома мне ничего не удалось узнать. Во времена СССР в доме располагался «Комитет советских женщин». Теперь там находится «Союз женщин России».

Рядом дом под номером 8.




Этот дом был построен в 1878 году и являлся собственностью купца 1-ой гильдии Владимира Васильевича Пегова. Ему принадлежали «Завод водочный для выделки водок и наливок из вина и спирта, завод пивоваренный для выварки пива и меда, завод солодовенный» в городе Ярославле. Известен еще один дом, принадлежащий купцу в Малом Гнездниковском переулке. Владимир Васильевич Пегов был знаменит своей благотворительностью. В Москве принимал участие в строительстве Голицынской больницы. А еще выделил большие средства на строительство грандиозного Спасо-Преображенского собора Николо-Угрешского монастыря. Там же в усыпальнице под алтарем он и был похоронен. Один из сыновей купца Василий был известным в Москве гулякой и пьяницей. Отец выгнал Василия из дому. В конце концов Василий Владимирович Пегов был осужден в 1877 году по делу о «Клубе червонных валетов» и выслан в Сибирь. В конце XIX века в этом доме находилась электролечебница фон Штейна. Здесь жил известный русский архитектор-реставратор, автор книг по истории архитектуры и москвоведению, учредитель Московского архитектурного общества Алексей Александрович Мартынов.
На доме есть мемориальная доска



Михаил Михайлович Черемных советский график карикатурист, книжный иллюстратор, мастер плаката. Ему принадлежала идея создания «Окон РОСТА», а также он был одним из создателей журнала «Крокодил». Его работы в Москве находятся в Третьяковской галерее и ГМИИ им. Пушкина.
Следующий дом 10



Этот дом уже выходит одной своей стороной на Большую Дмитровку. Дом постройки 1870 года

Его выстроили купцы Востряковы, у которых в собственности была большая городская усадьба, включающая дом 15 по Большой Дмитровке и постройки в глубине участка, частично сохранившиеся под разными номерами. Сейчас это здание относится к Прокураторе России. В википедии написано, что это «Доходный дом А. В. Борисовского (1859), выявленный объект культурного наследия». Но, скорее всего, здесь какая-то неточность. По паспорту дом выстроен все же в 1870 году. И тогда им владели Востряковы. Можно предположить, что именно этот дом был продан некому А.В. Борисовскому. Но кто этот Борисовский мне найти не удалось.
Вот таким небольшим, но исторически весьма содержательным оказался Глинищевский переулок.

Отредактировано автором: 12.09.18 18:39:17Сообщить модератору



Очень люблю такие отзывы!

Ирина, огромное спасибо за ваш труд.

Была один раз, в гостинице "Центральная", когда уже там одни офисы были.
Интерьеры не помню, а вот деревянный скрипучий пол...остался в памяти.
Добрый день, Ирина!
Вы в своей трилогии отзывов нашли вполне оправданный логический путь: от истории переулка к домам, а потом и отдельным квартирам. Завидую Вашему трудолюбию и основательности, а также умению откопать материал и выстроить информацию в задуманном русле. Сама бы перед подобной задачей спасовала. Среди временных "постояльцев" в том или ином доме оказывались удивительные люди с биографиями и характерами. Несколько слов и фактов... и вот уже родился персонаж, вроде госпожи Обер-Шальме. Прелестно! Дома-то в переулке невысокие, но если бы их стены украсить информационными справочками о жильцах, то можно было бы зачитываться.
Ира, у Вас есть время в запасе на редактирование., заметила крошечную опечатку в дате пребывания Пушкина в Москве: вместо 1826 г. назван 1926 г. Всего самого доброго. Лариса. .
Спасибо огромное, очень интресно, очень!
Цитата:

В доме же 6 по Глинищевскому свою гостиницу под названием «Англия» открывают Перкер и Ко. Про дальнейшую судьбу дома мне ничего не удалось узнать. Во времена СССР в доме располагался «Комитет советских женщин». Теперь там находится «Союз женщин России».

Мне кажтся, что там могли сохраниться интерьеры. Мечтаю туда проникнуть. Я же женщина, в конце концов!

А гостинница Центральная - это просто слезы. Когда я в первый раз заглянула на территорию с обратной стороны фасада - я ужаснулась! Сломать все...Стоит одна стена и более ничего...Ну, а Булочная Филиппова...это еще печальнее. Помню, я переживала, когда перевели отдел с хлебом на самообслуживание, как то за прилавком смотрелось все колоритнее... А дошло до полного уничтожения...
Настя, спасибо. Как быстро все меняется, и потихоньку забывается прошлое дома. Почему-то именно советское прошлое.

С уважением
Лариса, спасибо. Рассказ о куклах Образцова писала и вспоминала Вас. Надеюсь, что Вам было интересно. Вот ваши рассказы люблю, как раз за детали и подробности. Мне кажется, что тут мы с вами похожи: очень любим эти самые подробности.

С уважением
jacaranda, спасибо. Я как раз была в этом доме. Мне нужно было туда в бюро переводов. М.Б. в каких-то местах там интерьеры и сохранились, но я не увидела.
Да, с домом 10 по Тверской печаль-печаль. Опять сделают какую-нибудь псевдоерунду.

С уважением
Цитата:

«Пусть совокупится более различных вкусов. Пусть в одной и той же улице возвышается и мрачно готическое, и обременённое роскошью украшений восточное, и колоссальное египетское, и проникнутое стройным размером греческое... Пусть как можно реже дома сливаются в одну ровную, однообразную стену...»


Ни за что бы не подумала, что эти слова принадлежат Гоголю. И как хорошо они предвосхищают ваш замечательный рассказ, Ирина! Читала не отрываясь. Надо же, такой небольшой переулочек и сколько всего здесь переплетено! Какие судьбы, какие люди...
Никогда не была в Глинищевском переулке и даже не представляла, где он находится. Хотя, не так давно ездила по делам на Тверскую , дом 12. А переулок то рядом совсем! Название, конечно, мне знакомо.
Ирина, сколько нового я узнала, прочитав ваш отзыв.Про фальш-фасад, про шельму, про мхатовский дом. Очень интересно про булочную Филиппова.
Постараюсь в ближайшее время непременно заглянуть в этот переулок. Большое вам спасибо!
Танюша, спасибо. Я всегда радуюсь, когда своими рассказами сподвигаю на путешествие. Тем более такого пытливого и любознательного человека, как Вы.

С уважением
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ:




1Москва. Мемориальная квартира -музей В.И. Немировича-Данченко
2Москва. Чайные фабриканты и нефтезаводчики Кузнецовы-Ушковы - их усадьбы, дома, особнякии
3Москва. Фестиваль вдохновил на два музея, а добавилась Аллея Правителей и историческая Варварка
4Любимые улицы Москвы. Поварская. Март 2017
5Алексеевская слобода. Часть 1
6Сколько проволоке не виться..
7Особняк Н.Г.Зимина в Дегтярном переулке
Отдых в России
Россия: отели
Отели Ольгинки
Отели Ольхона
Челябинск
Челябинская область
Погода в России
Горные лыжи
Рейтинг отелей:
162.Эрлангенский Дом 5
163.Пятый Угол 5
164.Бристоль 5
165.Ейск гостиница 5
166.Алмаз пансионат 5
167.Измайлово Альфа 5
168.На Морской частный пансионат 5
лучшие отели России
Фото отелей:
743.Кремлевский парк, Россия [9]
744.Династия, Россия [9]
745.Бутик Отель Ренессанс, Россия [9]
746.Сильва мини-гостиница, Россия [9]
747.Вилла Елена, Россия [9]
748.Русский Дом туристический комплекс, Россия [9]
749.Солнечный пансионат, Россия [9]
Популярные отели:
1611.Валдайский теннисный клуб база отдыха отзывы
1612.Hampton by Hilton Voronezh отзывы
1613.Holiday Inn Express Москва - Павелецкая отзывы
1614.Кубань отзывы
1615.Majestic Boutique Hotel Deluxe отзывы
1616.Аэротель гостиница отзывы
1617.Крепость мини-отель отзывы
Отзывы по отелям:
351.Россия. Остальное, Зеленая Деревня - Соловки [7]
352.Россия, им.Орджоникидзе санаторий [7]
353.Россия, им.Ломоносова санаторий [7]
354.Россия, 40-й меридиан Арбат [7]
355.Россия, Нижний Мисхор ЛОЦ [7]
356.Россия, Березовая роща дом отдыха [7]
357.Россия, Туапсе дом отдыха [7]