08.08.16 18:24:29
В городе Самсунга, цикад и Лотте 
Время отдыха: август 2016

В городе Самсунга, цикад и Лоттэ.



Это Сеул и изображения двух гигантов корейского капитализма постоянно перед глазами. Они гармонируют с ароматами неведомой и кажущейся аппетитной пищи, с шумом цикад, которые подобно инопланетным оккупантам засели во всех городских деревьях и лишь иногда тройные рамы квартир заглушают их трель. Утром же вместе с восходом солнца, насекомые подобно деревенским петухам вторгаются в мой сон и уже ничто не спасает. Днём же детвора сачками для бабочек ловит этих крупных чёрных насекомых в свои пластиковые боксы.

В стране мода на золото, блеск и яркость. Небоскрёбы в виде золотых слитков, телефоны в форме жёлтых кирпичиков, блестящие пуговицы на одежде и жёлтые часы, аксессуары. И частично Лоттэ формирует (или поддерживает?) этот вкус у населения, как телереклама того, что надо чистить зубы после каждого приема пищи. Корейцы – доверчивый народ и они чистят зубы во всех общественных туалетах под классическую музыку.
Надпись «Lotte» - торгово-строительного синдиката встречается повсеместно. На продуктах питания (мороженое, напитки, соки), так как это крупнейшая сеть магазинов, на одежде и обуви, на бытовой химии. С её орлом строятся спальные районы в крупных мегаполисах, кинотеатры и возводится небоскрёб в Сеуле – конечно же самый большой на Корейском полуострове. Парк детских аттракционов также носит это легендарное имя, и мы там были в прошлый раз, но оставлять полторы сотни долларов на утехи не рискнули. Имеются кафе Lotteria, супермаркеты и универмаги одежды Lottemart, Duty Free и конечно же аутлеты.

«Samsung» - это тоже символ Сеула, а возможно и всей страны. LG и Hyundai ему в подмётки не годятся. В аэропорту, на железнодорожном вокзале встречаешься с новомодными вогнутыми телевизионными панелями, как и с обязательной вывеской Lotte. На полях работают одноименные трактора и самосвалы. Есть зубная паста и медицинские клиники, салоны красоты и гостиницы. Встретить в метро человека без самсунга в руках – моветон. Корейцы поддерживают национального производителя и очевидно гордятся. Хотя мне с ним всегда не везло. Все три модели топовых планшетов через месяц-два напоминали о необходимости ремонта и не доживали до предполагаемой старости. Пылесос сломался через год, а телевизор через полгода и я зарёкся не покупать корейскую электронику до лучших времён.

Мы снова в Сеуле. Живём, как и прежде на зелёной линии метро. Лишь сейчас заметил, что оно не имеет кондиционеров на станциях, да и едет крайне медленно из-за частых остановок. Его линии напоминают паучьи сети, так как порой два направления пересекаются друг с другом по пять-шесть раз, а от одной станции могут отходить три «щупальца» одного цвета. Оно постоянно строится, и треть станций находятся далеко за чертой города.
Пассажиры размахивают веерами, как рыбы на берегу и в колонну по одному ждут прихода поезда. Многие станции не имеют общей платформы и чтобы перейти с одного направления на другое, если проехал свою остановку, надо заплатить 1250 вон. И здесь везде торгуют. В поездах полосками лейкопластыря, фонариками и накидками. В переходах секонд-хендом, бижутерией под золото и обувью из кожзама. На платформах дарами полей и огородов, а почти у каждой станции стихийный рынок. Надо отдать должное пассажирам и уборщикам, - здесь очень чисто, даже на полу. Как-то видел техничку, которая собирала шваброй со скотчем оброненные на пол волосы.

По подсказкам арендодателя нашли новенькую пятиэтажку в студенческом районе. В городе почти нет улиц. Только кварталы и трёх-, пятизначные номера домов. Накануне он спросил у меня, знаю ли я, что такое pw-ключ. Я ответил, что конечно да. За три недели мы сменили не одну квартиру и уже разобрались в их хитростях. Временами дверь нужно слегка пнуть ногой, чтобы электроника сработала или набрать значки «#», «*». Но сегодня наш опыт не помогал. Замок разговаривал с нами, мигал цветными индикаторами, как смартфон при перезагрузке, но упорно отказывался реагировать на код доступа в квартиру. Позади восьмичасовая дорога. Я оставил родных на чистых ступеньках белоснежного подъезда и ушел искать хот-спот для выхода в интернет. Выяснилось, что Унми Ким перепутал одну цифру.

В предисловии к описанию жилья на сайте airbinb фигурировало, что «вы сможете окунуться в среду среднего класса…». Мне кажется, что и до этого мы жили в квартирах для подобных людей, лишь площади поменьше. В Пусане выяснил, что квартирная плата за однокомнатную студию (их тут называют «ванрум») составляет двадцать-двадцать пять тысяч вон в месяц. Дешевле московских расценок. Мне попались счета в почтовых ящиках, и заинтересовало, почему же они такие экономные. Ведь даже на Чеджоу мы три дня мылись под холодной водой, так как у дедушки закончился газ. Просто, это у них в крови, подумал про себя.

Наконец-то мы «дома». Дверь открылась с корейским приветствием «добро пожаловать» и самостоятельно включился свет в прихожей с кондиционером в комнате. Уютная небольшая трёшка с двумя спальнями и гостиной, совмещенной с кухней. Как и раньше нет духовки, утюга, вилок, простыней, шкафов для одежды и ванной.

Выпечка в стране дорогая. Дешевле полноценно пообедать в кафе, чем купить чай-кофе с плюшками для семьи. Нашли выход из положения. Варим сливовое и абрикосовое варенье, печём блины, пончики, хворост, а вчера шоколадные браунинги на рапсовом масле. В стране дефицит сливочного, подсолнечного и оливкового, зато в изобилии рапсовое и соевое масла.

Гладят корейцы в прачечных. Мода на утюги только у высшего класса. Мы привыкли не гладить одежду, так как при каждой пятнадцатикилограммовой стиралке есть сушка, и одежда самостоятельно разглаживается на улице. Вместо шкафов у них открытые стойки с плечиками и маленькие комоды для белья. Наверное, правильно, - экономия места и меньше пыли. За телевизором система «Умный дом». Два цветных разговаривающих экрана, отвечающих за безопасность и подогрев-охлаждение воздуха и пола. В кухонном шкафу четыре вида разноцветных пакетов для мусора на два-три-пять литров. В двух предыдущих городах мы по-российски всё сваливали в один, а здесь опять придётся классифицировать на органику, пластик, бумагу, металл и другое. Через два дня попробовал случайно всё выбросить в одном пакете. Этим же вечером пришла электронная петиция от хозяина квартиры, что поступила жалоба от соседа и мусор надо классифицировать по таким-то мешочкам. Ещё через день на пороге квартиры мы обнаружили набор разноцветных мусорных пакетиков, так как наши закончились.

В спаренном санузле множество косметики: предметы гигиены и разнообразные салфетки. Скорость домашнего интернета 300 мб/с, что является рекордной из встреченных мною. В целом, показалось, что корейцы менее домовитые чем россияне. Конечно качество отделки, бытовой электроники, сантехники на очень высоком уровне, но вот нет здесь склонности к тому, чтобы уютно и долго находиться дома. Нет книг, журналов, настольных игр, минимум кухонной посуды: одна кастрюля и сковородка…Наверное потому, что мы останавливались только на съемных квартирах, хотя опять же в Европе подходы несколько другие.

Освоившись, решили отправиться на прогулку по окрестностям, но начался ливень. Нам повезло, так как это был лишь второй или третий дождь, хотя в интернете пишут, что июль-август – сезон муссонов. Оставив семью дома, отправился в ближайший супермаркет GS (good service).
- Вашему желудку будет тяжело переварить этот рис! – сказала бакалейщица, - возьмите лучше этот… И почему берёте так мало? Вы сколько пробудете в Сеуле?
- Неделю... Один килограмм на семью из двух взрослых и двоих детей.
- Что вы? Это на пару дней. Вот, выгодная фасовка на пять килограмм! Он лёгкий и полезный для ЖКТ и очень нежный на вкус.
- А этот рис? – указал я на белые горошинки, выглядевшие как искусственные, который недавно закончился у нас.
- Нет, это рис не для еды. Из него готовят кимбап (бутерброд с отварным рисом и разнообразной начинкой, завёрнутый в сушёную водоросль).

В итоге сошлись на четырёхкилограммовом пакете. Женщина провела мне краткий ликбез по рису и двум десяткам сортам, представленным в небольшом магазине. В конце концов, подумал про себя, остатки привезём в Россию. У нас такого точно нет. Дождь так и не прекращался. За пять минут под ним промок полностью.

Ночью не спалось. У сына жар, одышка и тахикардия. Парацетамол не помогает. Термометр мы оставили в Пусане. По foursquare нашёл ночные аптеки и убежал в город. Сеул поздно ложится. На часах наступили новые сутки, но народ не торопится расходиться. Поздний ужин, прогулки, занятия спортом и плотный трафик машин. Лишь таксистов прибавилось. Аптеки закрыты. У продавца круглосуточного сетевого магазина узнал, как пишется градусник по-корейски и с шестого захода нашёл его.

Два часа ночи. Температура тридцать девять, эффекта от парацетамола нет. Страховая компания рекомендует обратиться в Kangbuk Samsung Hospital, что в двенадцати километрах от нас. Вызов скорой помощи может обойтись в двести-триста долларов. И эти машинки с зелёными крестами на фургонах довольно редкие гости городских магистралей. На улице оперативно поймали серую машину, хотя превалировали оранжевые такси. И вот ночной таксист везёт нас по городу. Мне кажется, что на полторы тысячи он нас надул, так как включил счётчик преждевременно, но едет под сто, если позволяют светофоры. Их много в Сеуле. Хотя я заметил, что здесь не всегда соблюдают правила дорожного движения и проезд на красный сигнал, и не включение сигналов поворота, я уже не говорю, что «зебру» абсолютное большинство корейских водителей не видят. За месяц ни одного ДТП мы так и не встретили. Лишь по телевизору.

- В клинке Самсунг естественно только этот брэнд. Сверкающий новенький интерьер, плазменные панели, электронные замки-слайдеры, магазин телефонов, ковры на полу, «итальянское» кафе и живая зелень. Это всё в холле, который напоминает фойе пятизвёздочной гостиницы. В центре неотложной помощи Самсунг всё довольно стандартно и не так впечатляюще. У врачей на столах старые мониторы и сонный усталый вид. На часах начало четвёртого. Медленно начался сбор анамнеза. Сначала нас «пытал» аккуратный менеджер в рубашке и чёрных брюках, который не знал разницы между гемоглобином и лейкоцитами. Затем он передал нас медсестре, которая скопировала паспорт и повязала сыну больничную полоску на руку. Через тридцать минут подошел первый врач. Он знал лишь пару-тройку фраз на английском, и я отвечал ему письменно или с переводчиком на корейский язык.

Поверхностная пальпация живота, фонариком в уши, аускультация грудной клетки спереди и деревянный шпатель в рот. Три-четыре минуты на физикальный осмотр и он ушел. Я, как человек, трижды сдававший зачёт по пропедевтике, поставил бы ему «неуд» и отправил бы на подготовку. Ну, нельзя так смотреть ребенка. Даже в нашей обычной детской поликлинике педиатр больше внимания уделяет, хотя у него по пятнадцать минут на приём. Затем пришла дама-врач, и всё повторилось в той же последовательности. Через час третий эскулап повторил осмотр. Каждый коллега вызывал приступы плача тем, что будил сына, заглядывая ему в рот. Ребёнок лихорадил, я звонил в страховую через вайбер. Девушка из страховой на беглом английском через мой планшет пыталась убедить менеджера начать немедленное лечение. По телевизору рекламировали лечение в госпитале: парикмахер, педикюр, спа-процедуры, ужины из ресторанов. Лишь через два часа нас из коридора завели в диагностическую палату терапевтического профиля, которая была отделена шторками и дали жаропонижающий сироп. «Договорились» с дежурантом на общем анализе крови и капельнице с солевым раствором. Здесь не берут общий анализ крови из пальца. Только внутривенно.
- Может, сделаете внутримышечно жаропонижающее, доктор? Температура тридцать девять!
- Рано… Прошло только тридцать минут, как он принял парацетамол. Лекарство подействует в полной мере через два часа…

С четвертой попытки три медсестры вошли в вену, взяли кровь на анализы и поставили внутривенный катетер. В период учебы я подрабатывал шесть лет в детских больницах, в том числе три года в качестве медбрата на отделении кишечных инфекций у детей первого года жизни. В питерской Филатовке таких процедурных, в лучшем случае, перевели бы работать на пост. Температура не снижалась. В половину восьмого я поехал в аэропорт Ичхон менять билеты. Уже рассвело и больные соседней клиники «Красный Крест» вышли/выехали в каталках на улицу с капельницами в руках попить кофе и выкурить утреннюю сигарету. Через тридцать минут пришло сообщение от Нади: «Нас выписали. Просят оплатить сто шестьдесят шесть тысяч вон за лечение…».

Встретились в метро. Выяснил, что капельницу сняли буквально сразу, как я ушёл. Прокапано было лишь четверть физраствора. Сёстра накрыла сына ватным одеялом, пока она беседовала с лечащим врачом. Перед уходом сказали, что температура в норме. По анализу крови лейкоцитоз и лёгкая анемия. В тоже время в норме СРБ, что не бывает при простудах. С диагнозом: Острая бактериальная инфекция рекомендовали лечиться дома. Принимать жаропонижающие.

По дороге домой измерили температуру. Градусник показывал 39,2. Я звонил в страховую компанию, писал по вайберу послу России в Южной Корее, искал авиабилеты. Глобал Асистант предложила либо ехать в эту клинику либо в иную. Посол сказал, что клиника Самсунг прошла государственную аккредитацию и является лучшей в Сеуле: «там почти весь наш дипкорпус обслуживается и нареканий никогда не было… Корейская медицина отличается от российской. Здесь не принято сбивать температуру тела…С высокой температурой вас не впустят в самолёт».

Узнал, что русских аптек в Сеуле нет, что с 2000 года провизорам запретили продавать медикаменты без рецепта, так как «они отбирали клиентов у частных клиник». Последние пятнадцать лет в стране расцвет медицинской помощи и только университетских госпиталей в столице свыше сотни. Многие из них, как «наш» пусанский Университет Инжче ещё десять лет назад были медицинскими училищами. Есть небольшие частные клиники, но там анализы могут «готовиться» по пять-шесть дней. Также можно прийти на прием к педиатру, консультация которого будет в пределах двадцати-тридцати долларов.

Выяснил, что в Сеуле неблагоприятная экологическая обстановка по «жёлтой» или «эоловой» пыли, которую несёт ветер со стороны Китая и государство умышленно занижает ситуацию от населения. Я считал, что в Москве неблагоприятная экология. В Сеуле воздух в пять раз грязнее, а в Пусане в семь-восемь. А прибавить сюда озоновые дыры, то становится понятным, почему корейцы носят всевозможные маски, «загорают» в длинной одежде и палатках.

Ощущение такое, что попал в капкан или заложники. Я не могу покинуть страну, и нет средств на стационарное лечение или повторное обращение. В тоже время я катастрофически не доверяю корейским врачам и здешней системе здравоохранения. Я работал в советской медицине, российской государственной, ведомственной, частной; бывал в больницах Украины, Германии, Италии, Испании, Франции, Польши, но подобного не встречал. Зато это хорошо отлаженный механизм по отбору средств, который поддерживается государством и частными корпорациями. Может быть, мне не повезло и я иностранец. С эспатами и в России не церемонятся. В сети много положительных отзывов жителей Приморья, но как говорится, каждый кулик хвалит…
Сходил в ближайшую к дому аптеку «Самсунг» и купил ибупрофен в сиропе. Больше из того, что хотел, ничего не продали без рецепта. Поставил кондиционер в квартире на семнадцать градусов, питьё и кубики льда в полотенце на крупные кровеносные пучки. В семь вечера градусник показал 37,2.
Во второй раз за день поехал в офис Аэрофлота в аэропорт Ичхон. Самый экономичный путь – это метро за четыре тысячи вон. К тому же, если быстро обернуться, то в обе стороны выйдет всего шесть. Лишь сейчас заметил масштабность и красоту местного пассажирского авиатерминала. Почта, каток для роликов, химчистка, уголок сапожника, сетевые магазины вписаны в пространство из гигантских металлических балок, стекла и бетона. Между ними растут настоящие сосны под крышей, и витает аромат пищи. Такой, как на сеульском рынке. Офис работал до 15:30 и я вернулся домой ни с чем.
Утро начал с визита в госпиталь «Самсунг». Прочитал в сети, что должников по лечению не выпускают из страны. К тому же страховая обещала компенсировать. Хотелось бы в это верить. Мне кажется, что все больницы в стране не испытывают дефицита в пациентах. Так как, куда бы не зашёл, наблюдаю аншлаг. Даже сегодня в приёмном отделении очередь из пострадавших и больных. Написал на корейском, что я хочу получить выписку и оплатить лечение в госпитале. Меня отправили в аптеку, где вручили два пузырька с жаропонижающими препаратами и инструкциями по их приёму. Затем регистратор вызвала переводчицу.

Кореянка Катя Кан. Окончила филфак в Новосибирске. Помогала продавать шины в Москве. От России в восторге и скучает по нашей столице. Вернулась к родителям из-за того, что там часто болела простудными и кожными расстройствами, не нравилась работа, и было мало друзей. В Корее, прошла медицинские курсы и два года трудится в госпитале. Профессией довольна, так как «рада видеть улыбки выздоровевших». Пациенты преимущественно из Владивостока и Хабаровска. Москвичей почти нет. Говорит, что российские дети здесь часто болеют. Местные врача связывают это с непривычными для нас инфекциями и слабым иммунитетом. Сказал, что к счастью даже платное лечение в российской столице дешевле и качественнее. И если бы организовать рекламу нашей медицины в Сеуле, то здешние клиники разорились.

Клинику организовал концерн «Самсунг», который имеет три медицинских филиала в стране. У Хюндаи тоже есть своя, а вот у LG нет. Катя оказалась приятной собеседницей, и мы обменивались информацией в ожидании очереди на оплату лечения в кассе. Она считает, что корейцы похожи с японцами. Я её немного разочаровал, так как, на мой взгляд, кроме внешности, высоких цен на фрукты-овощи, всенародной любви к рису, чистоте и морепродуктам, всё остальное разное. Это как сравнивать тойоту и киа, сони и самсунг, сакэ и соджу. Она рассказала, что многие русские сетуют, что в госпитале нет гардероба, столовой и палатного режима.

- Зато всем ставят капельницы. Это модно, как среди корейцев, так и у русских. Если есть внутривенная инфузия, - значит, больной получает лечение.
Я рекомендовал ей посмотреть советский фильм «Ученик лекаря», который, на мой взгляд, лучше всего описывает эффект плацебо-терапии и роль личности врача. Поинтересовался родовспомогательной службой. «Обследование перед родами стоит пятьсот долларов, роды естественным путем от трёх с половиной до пяти тысяч. После выписки мама с ребёнком должны пробыть в стране ещё три недели для оформления паспорта новорожденному…».

Счёт за медицинские услуги госпиталя Самсунг составил двести шестьдесят тысяч. Десять процентов из этой суммы оплата пластиковой карточки «постоянного пациента», хотя я не заказывал. Свыше половины счёта занимала строка – «неотложная помощь», сорок долларов стоил общий анализ крови. Спросил, почему цена за сутки поднялась почти на сотню тысяч вон. Ответ: тогда не всё было включено. Торговаться бессмысленно. Распечатка передо мной. Девиз госпиталя: «Инновация в счастье» подтверждался рекламой новенького водоустойчивого смартфона Самсунг С7. Больные и посетители смотрели, как на него льются струйки воды, а я слегка оглушенный ушёл гулять.

Через дорогу от госпиталя два музея, которые заприметил еще вчера. Музей сельского хозяйства и второй – риса. Вход бесплатный. Спонсор – финансовая компания NH, которая представляет крупнейший корейский банк. Переиначить русскую поговорку на корейский лад, то выйдет – «рис – всему голова». И музей риса, как и система торговли это, как нельзя лучше подтверждают. Сладости, вино, водка, хлебные лепёшки, лапша, мороженое, напитки, чай, мороженое, паста, соусы, крема, лосьоны и многое другое. Тут же представлена и география этого продукта. Но о России, Украине, ряде стран Средней Азии и КНДР в рисовой карте мира не упомянули. Музей сельского хозяйства Кореи на двух этажах знакомил с историей и укладом корейской деревни. Много манекенов, чучел животных, интерактивных экспозиций, сувенирный магазин и как везде, детский уголок с занимательными игрушками.

Я перестал искать достопримечательности здесь, так как они сами меня находят. Только вчера в метро смотрел ролик на английском об островах Докдо. Накануне вечером прочитал в Википедии о том, что преподавателя истории уволили за то, что он сказал учеником, что это спорные территории. Подумал, жаль, что «по государственно-экологическим соображениям» нет возможности съездить туда на экскурсию. Ведь кроме президента Южной Кореи туда никого не пускают. А вечером случайно наткнулся на бесплатный музей Докдо.

Под расписку выдали аудиогид планшет и наушники «Самсунг», предложили чай-кофе, подарили книгу на корейском «Захватническая политика имперской Японии на корейских островах», а затем я ушел изучать стильный музей, посвященный аннексированному семьдесят лет назад архипелагу Лианкур. Его площадь менее чем в один квадратный километр и чтобы их признали островами, в семидесятых там посадили деревья. На его скалах живут шесть человек, которые охраняются тридцатью семью полицейскими. Бесплатно можно сделать портрет на фоне «газеты острова» и распечатать его в формате А4 на цветном принтере. Взять детские кроссворды и порисовать на компьютерах-мольбертах, посмотреть множество фильмов, послушать музыку и прокатиться на лифте со скоростью 150 метров в минуту на позолоченную высотку Lim Tower, чем я и воспользовался.

Парк Пухкансан.

Корейцы не очень спортивная нация, как мне показалось. Если сравнивать с европейцами или японцами. Здесь не встречались толпы любителей утренней вечерней трусцы, да и по телосложению граждане ближе к пикникам, чем к астеникам. Но они безусловные лидеры по outdoor технологиям. По прогнозу, в США лет через десять это спектр услуг, связанный с отдыхом на природе, обгонит банковскую сферу. Здесь очевидно это уже произошло. Только в Сеуле я насчитал пять кемпингов, а в стране их свыше тысячи. Представить корейскую семью без палатки невозможно. Их устанавливают в парках, на пляжах, в лесу, сквере, саду, у себя в квартире, словом везде, где нет запрещающих табличек. Есть даже кафе, где столики посетителей находятся в палатках, чтобы создавать атмосферу отдыха на природе. Население не пугают морозы, а зимы здесь настоящие, и десять лет назад придуманы глэмпинги. Это национальное изобретение – гламурная палатка с подогреваемым полом, проведенным электричеством, wifi, нередко в два этажа. Проживание в них стоит от семидесяти долларов в сутки, тогда как место под обычную можно купить за символические две-четыре тысячи вон или вообще бесплатно.

Они любят ходить пешком. Неторопливо. Брать палки, надевать «горные костюмы», широкополые шляпы, перчатки, обувь с протекторами на подошве и просто ходить. Часто без рюкзаков и фляг, так как повсеместно есть питьевая вода, продуктовые автоматы и всевозможные недорогие закусочные. Повсюду размеченные дорожки, тротуары с резиновым напылением, и множество горных маршрутов. Пукхансан – крупный городской парк, называемый «лёгкими Сеула». Это особенно актуально для мегаполиса. Сегодня утром на сайте www.aqicn.org индекса качества воздуха (АКИ) показывал 153, что оценивается, как «нездоровое значение». Лесопарк включён в книгу рекордов Гиннеса. В год его посещает свыше пяти миллионов человек. Он открыт для посетителей с четырёх утра и до пяти вечера. Никто не перекрывает в него доступ в иные часы, и забор вокруг не предусмотрен, но в этом случае за вашу безопасность никто не отвечает.

Так как дворцы и музеи мне уже порядком поднадоели, то выбрал на сегодня активный отдых на природе. Всегда интересно, чем живут люди страны, в которой находишься. Конечно к сое, соджу, специям, красному перцу, лапше со льдом и жареным тараканам я так и не привык, но купаться в футболке-шортах, выпить кофе с молоком и сахаром или стакан макголи, пользоваться металлическими палочками для еды, походить по горам и тропам мне определённо нравится. За прошедший месяц навигатор показал рекордные семьсот тысяч шагов, пройденных по корейской земле.
Я приехал к парку по синей линии метро в полдень. Солнце немилосердно палило и я пробирался в тени. Несколько кварталов у станции Дондебонг – это торговля экипировкой и всем, что связано с отдыхом на природе, а также сфера общепита. Невозможно остаться равнодушным, и по пути купил корейские перчатки для гор, которые сродни велосипедным.

Из парка вытекала горная речка. Её каменные склоны были усеяны разноцветными лоскутками подстилок. Стоял невообразимый шум из-за того, что сотни, а может, и тысячи отдыхающих радовались отдыху на природе. Многие плескались на мелководье, опустив ноги в прохладную воду. Причем, что взрослые, что дети, - разницы никакой. В стране мода на детскость, что проявляется в манерах поведения, разговоре, одежде, аксессуарах.
В бесплатном музее альпинизма и школе горного туризма кроме сотрудников и меня больше никого. Осмотрел экспозиции, изучил стенды с картами парка. Несколько десятков маршрутов, горные пики высотой 700-800 метров, храмы-пагоды, ущелья, водопады. Мне кажется, чтобы получить представление о корейских горах, не обязательно выезжать из столицы. Даже взобраться на высоту восемьсот метров будет вполне прилично, чтобы оценить их и себя. После пика Джуанбонг (750 метров), на котором я посоревновался с корейцем, мне больше не хотелось новых восхождений. В этот раз я проиграл, так как «переживал» за отсутствие медицинской страховки, а он же смело прыгал с камня на камень, увеличивая разрыв между нами, и вскоре исчез из вида.

Подготовка к отъезду

Мне грустно расставаться с Сеулом. За месяц привык к этому городу, стране, быту и они кажутся почти родными. Ощущение безопасности, свобода передвижения, удобство и уважительное отношение к человеку. Это редко встретишь в европейских странах. Всё же мигранты, безпризорные взрослые да страх перед нашествием с Востока создают определённую нервозность в атмосфере. Лишь Южная Корея да Япония рады гостям, отчасти Гонконг и Сингапур, но в последних двух это размыто мультикультуральностью.

Сегодня воскресенье, но в Сеуле этого не замечаешь. Закрыты банки, почта, аптеки и другие госучреждения. Но магазины и кафе работают. Большинство без выходных и обеденных перерывов, некоторые до последнего посетителя. Во многих кафе я не встречал часов работы. На центральном железнодорожном вокзале жизнь бурлит. Здесь выгодный курс обмена валюты и прогулку начал здесь. Заприметил комнату отдыха для военнослужащих (lounge): библиотека, компьютеры, мягкие кресла, чайно-кофейный столик. Привокзальная площадь усеяна лежащими на картонках бомжами. Они наблюдают мутными от соджу глазами, как волонтёры-проповедники разворачивают палатку и полевой пункт питания. Я же по переходу на рынок Нямдэмун. Надо купить чемодан на четырёх колёсиках, так как багаж уже не влезает в то, с чем приехали. Продавец дал скидку в пятнадцать тысяч за царапину, и ещё пять удалось выторговать. Вокруг сувениры, корейская одежда, обувь да уличная еда. В Корее я не боюсь покупать пищу на улице. Максимум, что можно ожидать – это излишнее количество красного перца.

Куда идти с чемоданом, когда на часах два часа? Гулять. Здесь не обращают внимание на человека с багажом, так как они сами активные путешественники. Из рынка я зашёл в престижный супермаркет Шинсэгэ, чтобы купить подарки в его подземном этаже. Рис, порошковый зеленый чай, бразильский кофе местной фасовки, какао, бытовая химия, текстиль, рисовое вино, консервы из морских деликатесов, косметика и средства гигиены и многое другое. Чемодан был кстати.

В главном почтамте страны, который разместился в новеньком небоскребе, напоминающем огни пламени, нашел бесплатный музей почтовых марок и почтового сообщения. История почты, выставка почтальонов и почтовых машин всех стран, редкие марки и интерактивные экспозиции. Безупречный этикет со стороны работников и уважение, как и в обычных почтовых отделениях. Я как-то зашёл в обычное почтовое отделение, чтобы купить марки. На столах три вида очков с различными стеклами, ручки, скотч, клей, карандаши, линейки и прочие необходимые атрибуты, чтобы отправить письмо или бандероль. Тут же кулер с водой, туалет, снек-автоматы и кофемашина.

Сеульские небоскребы. Их хочется фотографировать, они вызывают симпатию. Кажется, что архитекторы вкладывают в них что-то оригинальное и вместе с тем в них прослеживается корейский стиль. Как и в здешних автомобилях, автобусах, одежде, обуви. И самый узнаваемый это тридцати трёх этажный Jongno Tower с парящим в воздухе кольцом. Здесь нет охраны, рамок, детекторов. В фойе на первом этаже снимают телепередачу. Я же выбрал крайний лифт, чтобы подняться в панорамный ресторан Top Cloud.
- Что будете заказывать? – ко мне подошла улыбающаяся официантка в строгом деловом костюме с заметным поклоном.
- Спасибо, пока ничего…- поклонился ей ответно, - я пофотографирую немного. Виды на город из вашего ресторана красивые.

На минус третьем этаже небоскреба разместился сетевой книжный Bandi/Lunis. Корейцы, как мне показалось, мало читают. Смартфоны вытеснили книги. Но когда попадаешь в здешний книжный, то мнение кардинально меняется и начинаешь жалеть, что не знаешь корейского языка. Пройдя многочисленные книжные полки, я погрузился в отдел канцелярии. На час с небольшим. Такого разнообразия я не встречал даже в Германии. Есть даже альбомы для билетов, если вдруг решите их коллекционировать. Ну а на пальму первенства занимают планировщики: на год, шесть месяцев, квартал, один месяц и неделю. На втором месте всевозможные ручки. В стране принято калибровать толщину линии стержня от 0,15 до 1 мм. Может, здесь тоже есть что-то от этикета, что неведомо европейцу. Ну и конечно же, при книжном имеется одноименное кафе, где можно почитать свежекупленное или просто посидеть-поговорить за чашкой кофе. В книжном предложили оформить taxe free. Это удивляет, так как сумма покупки не превышает сорока тысяч вон. Пожалуй, ни в одной стране мира, так заботливо не относятся к этой процедуры. Даже в крупных продуктовых магазинах Emart и Home Plus нам предлагали чеки для возврата добавочной стоимости. Жаль, что мы довольно поздно об этом догадались.

Квартал Мёндон, рынок Инсадонг, Avenue of Youth, ручей Чхонгенчон и окружающие их небоскребы с кипучей зеленью на газонах и крышах. Я ходил-фотографировал и невольно восторгался. И это только в центре на небольшом пятачке, а ведь, сколько всего не осмотрено!

Сеульский зоопарк.

Он входит в состав Seoul Grand Park, который находится на юге, в пригороде Сеула – Кванчхон и туда можно добраться на метро. С трёх сторон его окружают живописные зеленые горы, а с четвертой стороны – футуристический музей науки и планетарий. Но сегодня понедельник и мы лишь со стороны полюбовались занятными строениями и прогулялись по парку науки.

Последний день в Сеуле решили отдать знакомству с зоопарком. Не ожидали такого масштабного подхода. Не удивлюсь, если узнаю, что он лидирует по размерам среди стран Азии. Километр в ширину и четыре с небольшим в длину. Из всех увиденных мною, - это самый большой.
Внутри курсируют полноценные электроавтобусы и имеется канатная дорога – sky lift. При входе можно взять карту с маршрутами и выбрать интересующие направления. Девиз парка: природа, культура и будущее. И он оправдывает его. Может, где-то парк довольно потрёпан временем, но большинство животных находятся в условиях, приближённых к естественной среде обитания. Среди везунчиков: тигры, львы, медведи и обезьяны, а также жители степей, гор, для которых здесь настоящее раздолье. Инсектариум, тропический парк, террариумы с пауками, павильон ночных животных, ванны с крокодилами, вольеры с черепахами и броненосцами, музей истории зоопарка, горки, кривые зеркала и многое другое, что удивляет даже взрослого.

Утренний будильник оповестил о том, что пора. Мы привыкли здесь спать подолгу, забывая о времени и спешке. Чемоданы-рюкзаки собраны еще вечером. Дорога до аэропорта просчитана. На сто километров заложил полтора часа. От хозяина квартиры пришло сообщение в Какао, что он будет скучать по нам. Я ответил, что это взаимно. Он предложил приехать еще раз, чтобы познакомить нас с его семьей и угостить корейским обедом. «Может быть…в марте следующего года, если российскую сборную по легкой атлетике допустят к Чемпионату Мира в городе Тэгу…» - ответил ему.
Последняя сортировка мусора. Последнее легкое такси. Буквально вышел из квартиры и через минуту-две такси у твоих ног мигает красными иероглифами. Привычно в багажнике газовый баллон и водителю все равно куда везти, - хоть двести метров к станции метро. Мы решили минимализировать пребывание ребенка на улице, и уменьшить количество пересадок метро. Через час двадцать аэропорт встречает нас.
Перед стойкой регистрации терминалы по самостоятельному сканированию чеков такс-фри, напоминающие формой смартфоны, только размером под полтора метра. В меню восемь языков. Девиз аэропорта – свободное общение без языковых границ. Однако самому не дали отсканировать чеки. Девушки волонтерши это сделали быстрее. Никто при этом не попросил показать купленный товар. Нам доверяют и это главное. После прохождения паспортного контроля можно получить возврат в вонах или иной СКВ.

В аэропорту не бывает много времени. В Ичхоне есть чем заняться. Его здание входит в двадцатку необычных построек Южной Кореи. И внутри довольно комфортно. У нас осталось сорок тысяч вон. Маржа в обменнике невыгодная. В магазинах беспошлинной торговли довольно оживленно. Но цены в разы отличаются от привычных по супермаркетам. Без чего нельзя уехать из страны? Конечно, без корня жен-шеня, капусты кимчи и корейского соуса. Таких деликатесов больше негде нет, и мы оставляем все воны до последней монетки в аэропорту. Продавец доложила свою сотню, так как у нас не хватало, а карточки T-money они не принимали. Напоследок посмотрели важную процессию в национальных костюмах, с большими веерами, которые под корейскую музыку в национальных костюмах неспешно шагали по терминалу отлета. Девушки скромно и чистосердечно улыбались в объективы фотокамер, и мне показалось, что это инопланетяне, которые спустились сюда, чтобы напомнить нам, о том, что не суетитесь, не галдите, - вы преспокойно успеете туда куда надо. Через минуту, как мы вбежали в салон нашего самолета, посадку объявили закрытой.

Посол был прав. Пустых мест в салоне не было. Восемьдесят процентов пассажиров, летящих во Владивосток – это корейцы. Они не реагируют на призыв «выключить электронные устройства при взлёте» и фотографируют всех и всё. Облака, море, себя, выданные АК «Аврора» бутерброды с ветчиной и сыром. Я сам смотрю с удивлением на бутерброд. Как же я отвык и соскучился по нашей еде. Все же месяц это много на таком диетическом пайке из риса, отварных яиц и молока. И первое, что мы сделали в аэропорту Владивостока – это спустились в столовую «Полёт» и заказали борщ, отбивные, салат и черный хлеб с домашней выпечкой. Удивительно, что это может быть таким вкусным!

Ну а дальше обратная сторона Луны. Подозрительная камера хранения в аэропорту по 320 рублей за сумку. Уличная пыль, моментально внедряющаяся во все щели. Таксисты, ломящие цены, с выключенными счётчиками. Водитель автобуса, который взял за багаж, но не остановил в нужном месте. Тридцать минут ловили такси в Артёме, так как проезжающим было невыгодно везти нас три километра до отеля.

Моя попытка после шести вечера съездить по рабочим вопросам во Владивосток, чуть не закончилась ночевкой там. Транспортная проблема здесь медленно решаема. Даже вызвать такси по телефону – это сложно: «нет свободных машин…нет такого адреса в нашей базе данных….подождите на линии…ожидайте машину тридцать минут…». Всё медленно, через пень колоду, с желанием ухудшить твое пребывание на земле. И оказаться в девять вечера на автобусной остановке в районе Металлобазы, - аттракцион не для слабонервных. В какой-то момент мне стало страшно, когда подошли трое ребят с татуировками на запястьях и сказали: «Парень, сбросимся по сотке, поедем вместе в Артём. Сейчас наша тачка приедет…».

Реклама госпиталя в метро
В метро
Мишка в зоопарке
Обезьянки
Броненосец
Юдноамериканский зверь
Лама
Ара
Попугай
Сеулец
Охранник
Полиция Сеула
Переулок Сеула
Провода Сеула
Уличный торговец
На рынке Сеула
Островок
С добрым утром
Во дворце Кенкобун
Во дворце Кенкобун
Во дворце Кенкобун
Корейцы
В детском музее
Во дворце Кенкобун
Коллективное селфи
Лучник Ичхона
Пока, гости Кореи

Отредактировано автором: 09.08.16 17:57:50Сообщить модератору



Даже не знаю, что сказать по поводу корейской медицины.
Спасибо вам, что нашли время всё это написать. Удачной дороги домой и здоровья!
Даже и сравнивать не буду, мы привыкли, что у нас малейший вирус-глушим антибиотиками, чуть поднялась температура-опять антибиотики, мы уже заранее знаем, что нельзя попадать в наши больницы, полечимся дома.
Все хорошо, что хорошо кончается. Спасибо за отзыв.
Спасибо за отзыв! Скорейшего выздоровления сыну, не болейте!
Извините, Маргарита Павловна, но антибиотики на вирусы не действуют (кроме, помнится, тетрациклиновой группы). И применять антибиотики без назначения врача, без "прикрытия" - безответственно. Впрочем, не хочу никого поучать, в конце концов здоровье ваше, решать вам.
Спасибо большое за внимание и комментарии.
У сына температура нормализовалась через сутки без антибиотиков. Возможно помог сироп ибупрофена. На улицу он вышел лишь, когда поехали в аэропорт (неделю провел в квартире при температуре 20-22).
Наверное, климат для продолжительного отдыха с детьми там не самый подходящий, тем более летом.
С благополучным возвращением домой!

Цитата:

Наверное, климат для продолжительного отдыха с детьми там не самый подходящий, тем более летом.


Спасибо, что поделились опытом.
Жаль, конечно, что путешествие оказалось омрачено болезнью, но

Цитата:


Все хорошо, что хорошо кончается

Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ:




1В краю старинных церквей и красивых мужчин. Великий Новгород, Валдай, Старая Русса...
2Музей Цветаевой, что в Борисоглебском. Поварская улица и окрестности.
3Поездка в Тарусу к Цветаевой и Паустовскому.
4Münich, Aeroport, дорога в город.
5Город-герой Смоленск и усадьба Талашкино в однодневной экскурсии
6Пешие прогулки по Казани. История города в архитектуре. Глава 2 и 3. Улица Крёмлевская и Дом Ушковой
7"Город" Амбассадор в городе Паттайя и его окрестности
Корея
Корея: отели
Отели Тэгу
Отели Чеджу
Сеул
Сокчхо
Погода в Корее
Отдых с детьми
Рейтинг отелей:
1.Jungmun Beach Hotel 5+
2.Fraser Place Central Seoul 5+
3.Commodore Hotel Busan 5+
4.Goodstay Smile Resort 5+
5.Millennium Seoul Hilton 5
6.Lotte Hotel World 5
7.Shilla Stay Seodaemun 5
лучшие отели Кореи
Фото отелей:
1.Fraser Place Central Seoul, Корея [32]
2.Commodore Hotel Busan, Корея [24]
3.Elysee, Корея [16]
4.Gloryinn, Корея [15]
5.K-Grand Hotel & Guest House, Корея [14]
6.Yanggakdo International Hotel, Корея [13]
7.Inter-Burgo, Корея [8]
Популярные отели:
8.Goodstay Smile Resort отзывы
9.Lotte Hotel World отзывы
10.Riviera отзывы
11.Hotel JM отзывы
12.Haeundae Grand Hotel отзывы
13.Jungmun Beach Hotel отзывы
14.Hotel Bonbon отзывы
Отзывы по отелям:
8.Корея, Gangnam Family Hotel [1]
9.Корея, Lavinia [1]
10.Корея, Hotel Bonbon [1]
11.Корея, Hotel JM [1]
12.Корея, Goodstay Smile Resort [1]
13.Корея, Cats Hotel [1]
14.Корея, MS Hotel [1]