Оценки отелю:
Расположение:5
Территория:2
Обслуживание:2
Питание:2
Развлечения:2
Пляж:3+
Для детей:2
Достоинства: Расположение

Недостатки: Все остальное

Время отдыха: октябрь 2014

Стоял солнечный октябрьский день. Таких дней осенью здесь бывает много. Это Средиземноморье. Турецкая республика. На аланийской земле и произошли искрометные события, о которых мы расскажем вам в нашем скромном произведении.
Один из многочисленных мотелей у дороги, нескромно именуемый ”Nergiz”, ждал своих непритязательных постояльцев. К приёму гостей было готово все: залатано бельё, долита вода в бассейн, даже слегка протерта посуда. Персонал выбрал себе имена, чтобы соответствовать столь благородному занятию, как обслуживание дорогих гостей из далекой северной страны. Был и Федя, и Женя Красавчик и многие другие.
Заботясь о здоровье постояльцев, официанты в наглую тырили анталийскую водку, наливая в стаканы считанные капли, а дядя Федор на рецепшн строго исполнял свой долг, наблюдая за всем происходящим здесь. Жизнь мотеля текла своим чередом, пока в один прекрасный период не стали съезжаться уникальные по своим индивидуальным качествам несчастные туристы. Но то, что они несчастны, они поняли не сразу...
Стоит заметить, что дядя Фёдор, он же дворецкий, строго следил за всем. Обманом завлекая в сети своего восточного обаяния, рекомендовал расселяться так, чтобы не только видеть, но и слышать друг друга, могли все. Оценивая взглядом вновь прибывших, строил козни и радовался, потирая руки.
В помощь ему в некоторых номерах были установлены видеокамеры, но из-за отсутствия аттестата зрелости у него не хватило ума их скрыть, некоторые из постояльцев догадывались, что за ними наблюдают, поэтому с помощью современных технических средств и инструментов (клещи, перфоратор), привезенных с родины, избавлялись от всевидящего ока. Однако не все были вооружены техникой и зачатками интеллекта. Им невдомек было, что игра началась. Гражданка из Подмосковья, приехавшая оптом покупать бельё и вещи в турецких бутиках, искренне удивлялась тому, что концепция отеля не включала в себя модные показы. Изрядно испив весь барный запас вин и зарядившись энергией для боя с продавцами еженощно она развивала свой голосовой аппарат, прикидываясь то ракетой, взмывающей ввысь, то турбиной, то изображала рев двигателя. Все это позволяла ей делать широкая душа, живущая в не менее широком теле. Днем же, чтобы хоть как-то удовлетворить свои потребности, она с радостью делилась секретами своего переполненного шкафа, хвасталась купленными трусиками и носочками русскоговорящим мужчинам мотеля. Особенно ей приятно было делиться своими новостями с соседом напротив. Тот по-джентельменски слушал, а когда ее словоблудие иссякало, она радостно закрывалась в номере и засыпала, удовлетворенно посапывая на весь этаж, имитируя небольшое землетрясение.
Кубрики мотеля, окрашенные в разный цвет по этажам, лишь на ночь прятали всех отдыхающих. Конечно, эпицентром всего был бар, именуемый столовой (хотя столовая - это громко сказано, на самом деле - обычная забегаловка из 90-х). Все, кто ночью скрывался за шторами номеров, слетались туда, как мотыльки на свет лампы. Конечно, мотыльков они напоминали слабо, но наше повествование требует корректности. Некоторые моментально изучили концепцию отеля. А концепция заключалась в умении отбить свою дозу прозрачной и не очень жидкости, так преображающей и уравнивающей всех. Но самое интересное, что в борьбе за вышеупомянутую жидкость, зачастую побеждал слабый пол, нарушая законы природы. Так называемые официанты либо ненавидели, либо очень любили мужчин, недоливая и обделяя их, тем самым пытаясь обратить на себя их внимание. Две субтильные сестры-мутантки из североевропейской страны в попытках скрыть своё происхождение предварительно откормили себя до состояния одышки, а потом сменили пристрастие с классического ганджа на русскую, родную, произведённую на аланийской земле, менделеевку. Самым виртуозным и коварным приемом официанта было заговорить постояльца за 10 минут до окончания режима "все включено", чтобы тот не получил полагающиеся ему миллилитры. И если подобные фокусы удавались, то бутылки анталийской «Рублевской» лихо перемещались в сторону рецепшн, где дворецкий их и продавал из-под полы тем, кому миллилитры не предел. Про коробочку с червями (так у них принято называть «чаевые» на чистом русском), установленную на самом видном месте забегаловочной стойки, стоит умолчать, чтобы не уличать персонал в страшном грехе – вымогательстве. Некоторые граждане страдали клептоманией. Наверное, они были специально направлены в этот отель на лечение, так как строгие официанты не позволяли им поддаваться своей страсти. Схваченный за руку старичок-боровичок при попытке стянуть экзотические турецкие яблоки был с позором изгнан в назидание другим. Известный лозунг “Мясо вредно” вывешен не был. Зачем? Каждый жилец должен был догадаться об этом сам, прийти к такому решению путём сыроедения и куровыбирания из мутной жижи. Лишь такой путь к себе мог помочь им оценить авторскую кухню шеф-повара.
Но такова сущность человека, что он учится на своих ошибках, а назидания игнорирует. Поэтому мандарины, джемы и даже кусковой сахар продолжали исчезать со скоростью, если бы их поедала рота солдат, в заранее прихваченные дамские сумочки, кульки (они же пакеты). Пакет, надо сказать, был модным аксессуаром и незаменимым помощником клептоманов. Благо их выдавали в супермаркетах по первому требованию и без перевода и абсолютно халявно. Это тоже был провокационный метод, тут все всё знали. Хитрые глаза повсюду следовали за подопытными туристами. К слову, провокации были повсюду и только единицы смогли устоять от предлагаемых фальшивых соблазнов.
Для освежения тел, измученных не нарзаном, а более крепкими напитками, был также предусмотрен небольшой водоем. Утки не жили в нем давно, улетели в горы, интуитивно догадавшись о возможных последствиях своего там пребывания. Водицу, несмотря на ее, мягко говоря, не очень приятный запах, пили летучие мышки. Через несколько дней бассейн был перетянут лентой. Мы задались вопросом, в чем смысл ограждения? Но, поразмыслив, пришли к выводу, что кто-то из постояльцев все-таки пытался похмелиться халявной субстанцией, но камера его отследила. В итоге он был заперт в своем номере, и его долго искали друзья по несчастью. Некоторым жильцам иногда удавалось покидать стены мотеля. Одна из них, купив белые тапки, попыталась закончить своё пребывание методом подъема на воздушном шаре, но судьба-злодейка вернула ещё в общество себе подобных. В очередной раз сработала народная истина: выше ж... не прыгнешь.
Другая, в поисках правды, искала друзей, подруг, собеседников, в конце концов. Но в попытках найти общий язык решила выучить турецкий, он становился все роднее и роднее с каждым днём, так как местные жители хорошо обучают искусству словесности русских дам.
Ласковое солнце и тёплое море были наконец замечены некоторыми, но поздно. Помутненный разум кричал: "Шоппинг, шоппинг!" Но, к своему стыду, никто так и не выучил это слово по-турецки, хотя занимались этим делом постоянно. Зато все как один шептали себе под нос как заклинание: «balkon, balkon». От предлагаемого рациона многие теряли свои килограммы ежечасно, поэтому беспокоились о своих животах (так переводится это коварное тюркское слово на русский). Но созвучное ему русское "балкон" беспокоило и другую часть постояльцев, тех, которые с голоду набирали в весе и уже боялись выходить на это строительное сооружение, чтобы не рухнуть.
Конечно, все хорошее рано или поздно заканчивается. Периодически постояльцы съезжали из отеля. И тут выяснилось, что персонал настолько проникся к отдыхающим, полюбил их всей душой, что даже не хотел отпускать на родину. Провода телефонов в номерах были либо перекушены, либо вырваны с корнем, поэтому добрая часть постояльцев, уезжающих под утро, не была разбужена и впопыхах бежала к трансферному автобусу. У кого же телефоны работали исправно, в запасе был другой приемчик. Мы не упомянули о «ночном директоре», который сменял дядю Федора на посту. Так он, несмотря на то, что его предшественником кропотливо велась книга побудки постояльцев, по велению своей широкой восточной души и проникшись жалостью, не мог прерывать сон этих одаренных созданий, оправдывая ночные опоздания своей забывчивостью.
Такой отдых может, конечно, доконать любого человека, но только не нашего! Отзывы об отеле в интернете пестрят сердечками, смайликами и другими показателями счастья, увозимого с собой в холодную родину. Для каждого гостя стало истиной, что надо жить дружно, коллективно, весело. Турецкий сезон закрыт для водоплавающих экстремалов, но они непременно вернутся в следующем году. Прощай, мотель, новых тебе постояльцев, закаляй их!

Аланья, Nergiz Hotel Sand & City 3*
Аланья, Nergiz Hotel Sand & City 3*
Аланья, Nergiz Hotel Sand & City 3*
Аланья, Nergiz Hotel Sand & City 3*
Вид на море
Аланья, Nergiz Hotel Sand & City 3*

Отредактировано автором: 18.01.15 18:53:26Сообщить модератору



Цитата:

добрая часть постояльцев, уезжающих под утро, не была разбужена и впопыхах бежала к трансферному автобусу.


у них своих будильников нет?
Galina [без регистрации] [01.05.15 14:14:28]   IP: 83.139.143.*
Что ж столько яда и желчи?.. Вы, похоже, и не вылезали оттуда, раз так хорошо познакомились с привычками постояльцев. А без алкоголя, судя по всему, жизнь не мила.
Добавить комментарий
Обсуждение закрыто

Отправить в ЛФ:



Туры в этот отель продают: