09.10.14 22:16:19
Путешествие по Средиземному побережью. Часть 10. Саклыкент-Тлос-Фетхие-Каякёй-тур "12 островов". 
Время отдыха: июнь 2013

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СРЕДИЗЕМНОМУ ПОБЕРЕЖЬЮ.
Сезон второй, часть 10. Саклыкент-Тлос-Фетхие-Каякёй-тур "12 островов".

Начало путешествия. Анталья: http://www.otzyv.ru/read.php?id=171055
Термессос, пещера Караин: http://www.otzyv.ru/read.php?id=171283
Каньон Гёйнюк, Кемер: http://www.otzyv.ru/read.php?id=171371
Фаселис, Улупынар, Чиралы: http://www.otzyv.ru/read.php?id=171442
Олимпос, Янарташ, Адрасан: http://www.otzyv.ru/read.php?id=171667
Морские прогулки из Адрасана, мыс Гелидония: http://www.otzyv.ru/read.php?id=171874
Родиаполис, Лимира, Ариканда, Финике: http://www.otzyv.ru/read.php?id=172891
Демре-Мира-Каш-Kекова-Капуташ: http://www.otzyv.ru/read.php?id=174826
Калкан-Ксанф-Летоон-Патара: http://www.otzyv.ru/read.php?id=178260

17 июня.
Мы едем к ущелью Саклыкент (турецк. Saklıkent – «спрятанный», «затерянный», или «невидимый город») С 1996 г. Саклыкент находится под охраной, являясь Национальным парком, который расположен в заросших соснами горных отрогах Акдаглар. Длина ущелья 18 км. В среднем, глубина ущелья Саклыкент — около 300 метров. Разница высот на входе и выходе – 700 метров. Местами ущелье настолько узкое, что лучи солнца едва пробиваются сквозь сходящиеся стены. По дну узкого и глубокого каньона несутся потоки ледяной воды, которые смешиваются с водами реки Эшен (античный Ксанф). Но лучше один раз увидеть…

Дорога шла параллельно руслу ликийской реки Ксанф.


Мы приостановились у моста, перекинувшегося через реку. На мелководье вода приобретала голубовато-дымчатый цвет.



Едем дальше. Спустя некоторое время, справа в горах прорисовалась расщелина; перед ней, среди деревьев, белели дома. Под дорогой бежит по трубе вода; маленькое водяное колесо гонит воду в водоём, в котором плавают серые утки. Вокруг стоят рестораны со столиками под навесами.


В одном из ресторанов нас бесплатно снабдили резиновыми калошами, в благодарность мы пообещали у них отобедать по возвращению.


В кассе купили билеты (по 5 лир) и прошли через турникеты на деревянный мостик, перекинутый через реку, стремительно вытекающую из ущелья. Из ущелья веет желанной прохладой. На мостике, смонтированном на стенке скалы, можно укрыться в тени выступающих скал, но нельзя скрыться от объективов местных фотографов (на выходе, если захотим, сможем купить фотографии за 10 лир).


Стремительно бьётся о камни мутно-пепельная вода. Слева из-под скалы выбрасывает на поверхность ледяные струи источник Гёкчесу, торжествующей ратью вливаются его воды в потоки реки Карачай (Чёрная река). В густой тени деревьев стоят на берегу скамейки, недалеко столики кафе.


Справа маленький водопад. С высоты в 3-4 метра, как из крана, хлещет напористой струёй вода.



Здесь, через ледяной поток натянуты через реку два каната. С помощью их через реку переходят люди. Осторожно ступаем на неверное дно и, по колено в воде, держась за канаты, переходим на другой берег. Я вспомнил, что при наводнении, когда устремляются на берег вода, рекомендуют хвататься за стволы деревьев лицом к надвигающейся стихии; и я стал переходить не со стороны бегущего потока, но держась за верхний канат, обратившись лицом к потоку: так меня не могло скрутить и отнести под страховочные канаты.



Скалы всё ближе сходятся друг с другом. Сверху – лишь полоска света. Местами мелко – идём по щиколотку в воде, местами – глубокие промоины у высоких влажных валунов; иногда приходится идти почти по пояс в воде. Мама не могла дальше продолжать путь и повернула назад. Я забеспокоился - надо было взять у неё фотоаппарат: ведь ей вновь предстоит перейти через реку. И не зря опасался: мама потом рассказывала, как упала в воду и намочила его (переходила спиной к падающей воде – вот её и подмяло быстрой водой под канаты).









Подошли к завалу. Я попытался подтянуться, встать враспор, но падающая вода сдавливала, влекла вниз, не давала сделать следующее движение. Света и Джаит и вовсе не пытались что-либо предпринимать: Джаит нёс с собой ноутбук в чехле (он никогда не расстаётся с ним, никогда не оставляет в машине – боится, что украдут); на шее у Светы висел «Никон». У меня тоже был фотоаппарат, но его я смог передать Свете. Кто-то коснулся моего плеча – это захотел попытать счастья парнишка, идущий во главе небольшой компании с девушками. Но как ни пытался – всё безуспешно. Вдруг - с той стороны - сверху, протянулась чья-то рука, и я, убедившись в тщетности самостоятельных попыток, воспользовался посторонней помощью. Наверху двое парней – они готовы были помочь всякому, кто желал идти дальше. Поблагодарив, я продолжил путь по ущелью, удивляясь тому, как они прежде смогли преодолеть завал. (Как позже выяснилось, здесь есть свой «местный» секрет: пока Света с Джаитом ждали моего возвращения, они стали свидетелями того, как девчонки-турчанки, решительно войдя в падающую струю воды, по подводным камням-выступам, как по ступеням, влезли наверх).


По узкому ущелью предстояло продвинуться ещё на несколько десятков метров, пока я не оказался перед едва ли не последним световым колодцем. Впереди стенки ущелья почти смыкались, образуя длинный каменный мешок. По узкому тёмному тоннелю собирались идти двое парней, которые почти уговорили следовать за ними своих уставших подруг. Ребята меня задерживали – обогнать же их я не мог: меня ждали Света и Джаит – и я предпочёл вернуться. Навстречу вышли двое других ребят, один из них спросил меня о чём-то на плохом английском. (Кажется, он говорил мне о водопаде: одно слово должно было меня заставить прислушаться – «waterfall»). Когда я спустился с завала, Света разочарованно спросила, почему я так быстро вернулся и не дошёл до водопада? О нём она услышала от турецких ребят, которые пошли дальше. Я был огорчён тем, что ничего не знал о водопаде. Джаит и Света решили, что в следующий раз, если поедут в Саклыкент, то пойдут налегке - и я так думаю - мы дойдём до него. С этой успокоительной мыслью мы пошли назад.
(Просьба к читателю. Если кто доходил до конца, поделитесь, пожалуйста, фотографией водопада).

В ущелье мы видели, что некоторые шли с измалёванными глиной лицами: считается, глина Саклыкента целебная и не уступает по целебности глине в районе Дальяна.

Выйдя из ущелья, мы устроились за низким столиком и возлегли на подушках. Ели «alabalık», т.е. форель. Было в этот день + 35 по Цельсию. Воздух был почти бездвижен.


На базаре, что напротив ущелья, купили разные пряности, шафран и другие семена в пакетиках, по сброшенной, благодаря Джаиту, цене.


Рестораны Саклыкента.



Света знала и о другом водопаде "Gizlikent Şelalesi", находящемся недалеко. К нему идёт спуск в каньон, покрытый сизо-зелёной растительностью и мхом, живо напомнивший мне балку на Донбассе.



Муравчатые, заросшие крутые тёмные склоны, камни у воды, поросшие мхом. Корни деревьев, переплетаясь, принимают причудливые образы. Под шум журчащей воды, по камням, вдоль влажного берега добираемся до водопада.




С высоты десяти-двенадцати метров падает отвесно вода на оголенный ствол упавшего дерева; брызги фонтаном накрывают водяным зонтом желающих у водопада принять душ.




Меня привлёк доносящийся звук падающей воды - это керамическая труба, проведённая некогда через дупло ветхого дерева, извергала из себя струю.



И вновь ветер шумит в ушах – мы едем к Тлосу по долине Ксанфа (совр. Эшен). За тёмными склонами светлая полоса заснеженного хребта. Долина Ксанфа простирается с севера на юг. Высокий горный хребет с востока и крутые горы с запада, отграничивают долину Эшена (Ксанфа) от других центров Ликии.


Ликия, отгороженная крутыми горами, малодоступными извне, долго оставалась труднодоступной и малоизвестной грекам страной. Территория Ликии была труднодоступна в силу своих географических особенностей: труднопроходимых горных хребтов с большими плодородными долинами. Древнейшими центрами её культуры являлись три долины, изолированные друг от друга горами. На востоке — долина Ксанфа, на западе — долина Лимира, расположенная параллельно долине Ксанфа, и на юге — долина Мироса, реки, текущей с востока на запад. Высокое плато Эль-Мали на северо-западе Ликии, отделённое от её восточных районов крутыми горными кряжами было заселено ликийскими племенами позже. (источник http://historylib.org/historybooks/K--M--Kolobova_Iz-istorii-rannegrecheskogo-ob...»)
С запада и с востока горы отгораживают всю Ликию от моря: на западе от Тельмесса (совр. Фетхие) до Пидн два горных, как бы продолжающих друг друга хребта, Краг и Антикраг; на востоке — Солимский хребет, с вершинами, достигающими 2400 м. над уровнем моря, тянется от Адалин и Термесса на севере вплоть до Гелидонского мыса на юге.
Ни одна из больших долин Ликии не выходит к морю и не сообщается с немногими удобными гаванями юго-западного побережья Малой Азии. На западном побережье Ликии только Термесс и Кармилесс обладали гаванями, удобными для стоянки кораблей. Остальной берег круто обрывается в море острыми скалами хребта Краг. Обрывистое Южное побережье теснит горная терраса вышиной до 1000 м., круто спадающая в море. Бухты здесь слишком малы и ненадёжны. Единственными убежищами для кораблей были гавани острова Мегисте (наиболее крупные якорные стоянки юга) — он был родосским владением, оттуда греческие купцы отправляли лес в Сирию и Египет. На западе наиболее посещаемым портом был Фаселис; здесь было три небольшие, но хорошо защищённые гавани, служащие стоянкой для судов на пути из Финикии и Сирии в Грецию. Отсутствие необходимого количества гаваней предопределило тот факт, что судоходствои морская торговля не стали главной составляющей деловой жизни ликийцев. (Что, впрочем, не повлияло на более позднее признание другими народами за ликийцами способных мореплавателей).

Первое, что мы увидели, на вершине скалы, где некогда стоял Тлос – средневековая османская крепость, которая стоит на фундаменте ликийского акрополя. Эта крепость имеет своё пугающе-романтичное название «Замок кровожадного Али» - разбойника, устроившего здесь в 19 веке вертеп для всей своей «честной» компании.


Легендарный Тлос был один из шести важнейших ликийских городов. Он расположен на вершине крутого каменного утеса над долиной Ксанфа, неподалёку от деревни Asarkale. В северо-восточном склоне высечены древние ликийские гробницы, на юго-востоке от этой замковой скалы сохранились развалины римского стадиона, агоры с магазинами, бань, палестры, византийской базилики и античного театра (II в. до н.э.).
По результатам археологических раскопок предполагается, что основание города относится к 2000 году до н.э. (найдены археологические артефакты того времени). Он упоминается в хеттской хронике XIV в. до н.э. После распада хеттской империи Тлос стал одним из шести крупнейших городов Ликии, а позднее вошёл в состав Римской империи. Во времена Византии Тлос был епископским центром. Приблизительно до 18 столетия этот город заселяли турки, но позже его покинули, и некоторое время он был в запустении. И лишь в 1838 году в Тлосе вновь появились жители. Каждый прибывающий сюда этнос оставил свой след в богатом культурном наследии края.

Я снимал с дороги гробницу храмового типа и не подозревал, что это гробница легендарного Беллерофонта, которую я буду искать и… не найду к ней путь.


Над гробницей, на вершине скалы, в глубокой древности возвышался ликийский акрополь. К сожалению, мало что сохранилось от его стен - времена и народы почти уничтожили следы ликийцев. Но можно себе представить… Древние считали, что киклопические стены Микен и Тиринфа в Арголиде были построены ликийцами. Остатки подобной кладки можно увидеть в фундаменте османской крепости. Предание о Беллерофонте также связывают с ликийцами, по имени этого героя назывались отдельные демы в районе долины реки Ксанф (ныне река Эшен). Вероятно, в микенскую Арголиду, в территорию которой входил и Коринф, миф о Беллерофонте (еще без связи с Пегасом) был занесён из Ликии. Именно в древнем Тлосе хранили знание о его могиле.

Было шесть часов вечера. Касса пустовала - в это время почти нет посетителей. Я успокаивал себя, что если бы решился дойти до водопада в Саклыкенте, мы приехали бы сюда слишком поздно. Каменистая тропинка ведёт вправо к некрополю с несколькими каменными саркофагами и вырезанными в скале величественными ликийскими гробницами.





В замковой скале вырублены гробницы типа ликийских деревянных жилищ. Под навесом ещё несколько недавно откопанных захоронений. Когда Света была здесь раньше, следов раскопок на этом месте не было. С каждыми раскопками находят всё новые и новые захоронения.




В сентябре и октябре группа из 40 археологов и 36 рабочих вела раскопки в центре древнего города. Группа сосредоточила свои усилия на пещере Гирмелер, пещере Тавабаши, центре Тлоса, скальных гробницах Акрополя, территории стадиона, храме Кроноса, городской базилике и здании театра. По словам Танера Коркута, руководителя раскопок, археологическая группа обнаружила пять почти неповрежденных мраморных скульптур римской эпохи. Три из них — это римские императоры Адриан, Антонин Пий и Марк Аврелий. Две — женщины, одна из которых, вероятно, Фаустина Младшая, дочь Антонина Пия и жена Марка Аврелия, а вторая — богиня, возможно, Исида. У некоторых отсутствуют части рук и ладоней, а у статуи богини нет лица, но в остальном статуи целые и не разбитые, что случается весьма редко. Статуи сейчас экспонируются в музее Фетхие.

Под скалистым холмом, на вершине которого располагаются остатки акрополя, располагался в римское время большой стадион, который, как предполагают, мог вмещать 2500 человек. У основания холма остались следы от сидений стадиона, а с другой стороны поля, которое раньше было городской агорой, тянется длинное, украшенное арками здание. От него уходит дорожка к бане с семью окнами.




Каменистая дорога вела к воротам акрополя. Крепостные стены выложены из различной величины камней; кладка более позднего периода. За воротами в скале и в стене напротив скалы остались выемки-пазы для деревянных перекрытий или стропил. Из-под земли выступает, накренившись набок, кусок колонны византийского периода, на которой написано «басилевс…». Смешение трёх эпох, разнообразие исполняемых функций строений.




Каменные ступени ведут на самую вершину скалы, где была, вероятно, смотровая башня. Отсюда открывается удивительный вид на поля, фруктовые сады, горы и заснеженный хребет, возвышающийся над долиной Ксанфа. Можно представить, как тысячи лет назад долина была засеяна разноцветными полями пшеницы, ячменя и других зерновых культур. Население Тлоса, как и всей Ликии, в основном занималось земледелием и скотоводством. Зимой оно жило в долинах, летом уходило в горы. В изобилии цвели цветы шафрана, ряды виноградников располагались вдоль склонов долины. Но кроме зерна и скота, страна была богата лесом; Плиний Старший упоминает о знаменитых ликийских кедрах, елях и платанах. Увы, кедры ещё в древние времена были вырублены.


Остатки стен дворца турецкого наместника Али-Ага.


Весь город как на лодони.


Вижу, мама машет нам рукою снизу, показывает в сторону рукой, что-то говорит о гробницах. Мы спустились в поисках гробницы Беллерофонта.
Света вдруг показала на скалу: «Вот изображение коня». Но крыльев у коня не было, изображение всадника не сохранилось. К тому же гробница Беллерофонта располагается не в пределах стен акрополя, она находится ниже, почти у основания холма.


Под акрополем находится кладбище Тлоса, украшенное самыми красивыми гробницами Ликии - к нему мы идём. Спустившись другой тропой к кассе и стадиону, мы повернули влево. В скале ряд полуразрушенных гробниц. У некоторых отсутствуют фронтоны, и теперь это будто развёрзшаяся утроба скалы, выведшая из тёмных недр загробного мира на свет похоронные камеры с ложами для мертвецов. Гробницы с квадратными ходами, напоминающими бойницы, огрызаются чёрными пастями из монолитной каменной глыбы.


А вот стена с двуярусным изображением на военную тему: один воин хватает бегущего воина сзади за волосы – признак унижения, торжествующая поза победителя. У Геродота описано вооружение ликийцев: «они (ликийцы) имели ножи и кривые мечи». Ликийцы были воинственным племенем, поставляющим пиратов и наёмников. В фрагменте из трактата Гераклида Понтийского о ликийцах дошло до нас ценное известие о древней Ликии: «Ликийцы проводят жизнь, занимаясь пиратством. Пользуются же не законами, но обычаями, и с древних времён управляются женщинами. Давших ложные показания - продают, а имущество их обращают в собственность народа».



Исследователь Треубер считает, что свидетельство о разбое ликийцев непосредственно связано с каперской войной ликийцев против родосских торговых кораблей; поэтому он склонен видеть в основе сообщения Гераклида Понтийского родосский источник. Гомер пишет, что вождь дорийских колонистов на Родосе Тлеполем вступает в единоборство с царём Ликии Сарпедоном. Не это ли следы старой вражды родосцев с ликийцами, как отмечали многие исследователи? Один из схолиастов отмечал: «Говорят, что всегда ликийцы враждовали с родосцами». Весь IX, VIII, VII и, может быть, даже часть VI вв. до н.э. родосцы вели борьбу с ликийцами, пытаясь укрепиться на побережье Ликии и проникнуть в плодородные и богатые кораблестроительным лесом ликийские долины.

Историки считают, что пиратство в древности являлось ранней формой сношений, когда производства на рынок ещё нет, а нужда в недостающих товарах уже ощущается. В Тель-Амарнской переписке ликийцы представлены как пиратские племена. Фараон Аменхотеп III был весьма озабочен защитой побережья Дельты от пиратских нападений ликийцев, и в правление Эхнатона царь Алашьи (Кипра) сообщал, что «Lykki» ежегодно опустошают одно поселение за другим в береговой полосе его страны. Ликийские наёмники служили в Египте в правление XXVI династии фараонов.

Любопытно, что на основе изучения ликийских надписей, высеченных в гробницах, обнаруживается почётное положение ликийской женщины. В ряде случаев жена сама сооружает гробницу и высекает на ней надпись для себя, для живущего с нею мужа и своих детей. В тех случаях, когда заботу о месте вечного погребения берёт на себя не муж, но жена, логично было бы заключить, что не жена входит в дом мужа, но муж в дом жены.

Такое положение вещей подтверждает отец истории Геродот, который сообщает о сохранении у ликийцев матриархата. У Геродота идёт речь о женщине-гражданке, предки которой уже в течение многих поколений жили в городе и пользовались гражданскими правами, т.е. применительно к женщине из благородного и почётного в данном полисе рода: «И если женщина-гражданка соединилась с рабом, то дети считаются благородными, если же мужчина-гражданин, хотя бы и знатнейший среди них, возьмёт чужеземку или наложницу, то дети не имеют гражданских прав». Николай Дамасский подчёркивает: «Ликийцы чтут женщин более, чем мужчин, называются по матери и оставляют наследство дочерям, а не сыновьям». У Гомера предводителем ликийцев, выступивших на стороне Трои, был Сарпедон, а Главк занимал подчинённое положение по отношению к нему. Сарпедон стал главой ликийцев по материнской линии наследства: он был сыном дочери Беллерофонта, женатого на ликиянке, дочери ликийского царя, в то время как Главк происходил от сына Беллерофонта.

Однако в Ликии уже во времена Геродота не было матриархата, и большая часть ликийцев жила моногамными семьями с преобладающим отцовским правом. Геродот, кроме сообщений о матернитете, рассказывает также о том, что современные ему ликийцы, «утверждающие, что они из числа ксанфян», на самом деле, — пришельцы, кроме 80-ти семейств; эти 80 семейств в то время случайно находились вне родины и таким образом остались в живых. Возможно, Геродот говорит о потомках 80-ти семейств подлинных ликийцев, которые впоследствии стали составлять ликийскую знать. В дальнейшем процессе развития патриархальных отношений пережитки матриархата в среде ликийской знати были законсервированы как определенная политическая привилегия, как признак особой древности и знатности данного рода. Тем самым матрилинейный счёт родства, присвоенный только определённым кругам женщин, стал служить разделительной линией между исконной знатью и демосом, из которого позже выделилась знать патриархального типа.



Теперь поиски гробницы Беллерофонта я продолжал один, запечатлевая каждый свой шаг на видеокамеру, смотря через объектив камеры. Красными стрелками на камнях - я предполагал - указывалась тропа к царской гробнице. Большая гробница Беллерофонта с тремя резными дверями должна особо выделяться средь прочих захоронений. Она представляет собой усыпальницу, напоминающую храм. Одна из дверей гробницы украшена рельефным изображением легендарного греческого героя верхом на Пегасе. На другой двери изображён лев, охраняющий вход в усыпальницу. Легенда о Белерофонте гласит о том, что герой был сурово испытан ликийским царем Иобатом: в качестве искупления от совершенного преступления, а также сложения с возложенного на него последующего несправедливого обвинения, он должен был взлететь на Пегасе, подаренным Афиной, на вершину горы и убить огнедышащее чудовище Химеру (в качестве воспоминания об этом несёт оригинальное название город Кемер). Беллерофонт убил чудовище и взял в жёны дочь царя. Считается, что после этого его потомки правили Ликией.

«Ну, если это не путь к гробнице Беллерофонта, тогда я не знаю где она вообще может быть» - думал я. Но последняя стрелка, начертанная выше на краю скалы, указывала в обратную сторону. Возможно тогда, глядя в камеру, я не обратил на неё внимания, но, бросив в ту сторону взгляд, посчитал как «не важное», к чему ещё можно будет вернуться, и стал спускаться по узкой тропе вниз. Спустившись почти до подножия замкового холма и оказавшись в труднопроходимых зарослях, я вынужден был вернуться назад, рассчитывая обогнуть скалу, на которой стоял акрополь, с другой стороны, думая, что гробница находится в глубоком тылу замкового холма.

На время оставив намерение найти гробницу Беллерофонта, я вернулся к Свете, чтобы вместе с ней дойти до базилики и театра. К театру (II до н.э.) можно было дойти по асфальтированной дороге, проложенной вдоль русла ручья. Пересекая асфальтированную дорогу, ползла, нет, почти бежала большая черепаха. Она вдруг замерла посреди дороги, при нашем приближении тотчас втянув голову в бурый каменный панцирь. Я услышал шум приближающегося автомобиля и, схватив черепаху, перенёс на безопасное расстояние от дороги.


Руины бассейна.


Руины византийской базилики.


Маленькая баня и палестра. На закате солнца руины выглядели потрясающе.




Баня с семью окнами и вид на долину Ксанф.


Окна бани сфотографировать забыли, поэтому фотография из интернета. Также взята из интернета и фотография руин храма Кронос, который находился неподалёку от бань.


После осмотра римских терм мы взобрались по камням здания проскены в театр (вход в театр был завален, возможно, намеренно). Скена почти не сохранилась, но зато прекрасно видна резьба на стенах. Здесь продолжаются раскопки. Света сказала мне, что, когда она была здесь, орхестра (или арена) до недавнего времени представляла собой беспорядочное нагромождение камней. Сейчас её расчистили от камней; вероятно, собирались откапывать те зрительские ряды, которые ещё находились под землёй. Над орхестрою хорошо сохранились 34 ряда сидений. Первый ярус здания скены, кажется, восстановили, над ним высятся остатки второго яруса. Лежат камни с изображениями театральных масок: маска козлоподобного сатира с рогами, маска с широко-открытым ртом, камень с изображением «райского» дерева с плодами, на ветвях которого приютилась заморская птица… С верхних ступеней театра прекрасно видна тёмная замковая скала, на которой мы были, испещрённая ходами гробниц; внизу, под скалою, камни стадиона. За спиной, над нами, возвышаются заснеженные вершины.








Спустя почти час, после тщетных попыток найти другую тропу к гробнице Беллерофонта, мы уезжали на машине из Тлоса. По моей просьбе Джаит остановил машину: мы со Светой стояли у обочины дороги, напряжённо всматриваясь в скальную гробницу. Почти у подножия замковой горы располагалась та самая царская гробница, которую мы рассматривали прежде, когда ещё подъезжали к Тлосу (подобные мы видели в Кауносе и в Фетхие). Перед нами было то, что мы искали. Я приближал камеру в надежде усмотреть доказательства этому. Света, приблизив объектив фотоаппарата, рассмотрела на боковой внутренней стене фронтона гробницы барельеф с изображением всадника.
Позже, в интернете я нашёл изображение крылатого Пегаса и Беллерофонта, поражающего копьём Хемеру.


Гробница Беллерофонта, видимо, была семейной усыпальницей одной из царских династий Тлоса, ведущей свой род от античного мифического героя. Фасад гробницы выполнен в стиле храма с тремя украшенными резьбой по камню дверями. На левой стене вырезан Беллерофонт, сидящий верхом на крылатом Пегасе, а на правой - охраняющий гробницу, лев. К сожалению, обе фигуры, и особенно голова льва, сильно пострадали от вандализма.

В Фетхие (старое название города Телмессос, что означает «город света») мы были глубоким вечером. Ночевали у двоюродной сестры Джаита.

18 июня. Фетхие.
Утром мы посетили небольшой Археологический музей. Вход – 3 лиры. Музей Фетхие расположен в центре города на улице под номером 505 (sokak 505), которая идёт от улицы Ататюрка (Ataturk Caddesi) к набережной, где линия берега образует тупой угол между прогулочной зоной яхтенного порта и городской набережной в сторону посёлка Чалыш.
Музей открыт ежедневно, кроме понедельника. Хорошая подсветка, пуфы для отдыха посреди залов, экспонаты сопровождали тексты на турецком и английском. В экспозиции музея представлены произведения искусства относящиеся к эпохам ранних ликийцев, персов, греков, римлян, византийцев и османов. Почти все экспонаты музея были собраны в Фетхие и его окрестностях. Идея создания музея появилась в начале 1960-х. До 1987 года, пока не было построено здание музея, будущие экспонаты хранили на тщательно охраняемом складе. Большая часть предметов – керамика. Все экспонаты рассортированы в хронологическом порядке начиная с 3000 года до н.э. по конец византийской эпохи.




В собрание музея вошли находки с мест раскопок античных городов округи таких, как: Пынара, Летоон, Тлос, Каунос и т. д.. Статуэтка богини Изиды из Тлоса (лицо её не сохранилось), грузила, сосуды для ароматического масла, бронзовая и керамическая посуда. Коллекция краснофигурных ваз. На стене развёртка одной из них с нанесённым древним мастером изображением на мифологическую тему.


Голова Аполлона из г.Каунос (Кавн), голова Артемиды, вероятно некогда инкрустированная (видны глубокие отверстия в её причёске).


Скорпион, изображённый на одеянии статуи богини Артемиды. Согласно легенде, Орион с Артемидой любили друг друга, но она его приревновала; разгневанная, она послала скорпиона, который убил юношу.
Особое внимание привлекла скульптура девочки, играющей с голубем, которую связывают с культом Артемиды (II век н.э.). Забавны её ямочки на щеках.


В музее экспонируется хорошо сохранившаяся оригинальная мозаика из храма Аполлона, копию которой мы видели в Летооне.


В одном из стендов мы увидели стригиль - бронзовый скребок в виде вопросительного знака, служивший атлетам для массажа и соскабливания с тела масла (которым они умащивались перед упражнениями), поверхностью они избавлялись от приставшего к телу песка арены. Борцы перед состязанием мазали своё тело маслом, чтобы затруднить обхват противником. Чтобы легче было схватить противника, каждый из борцов пытался извалять другого на песке арены.
В экспозиции есть светильники в виде маленьких чайников.


Выставлен камень-стела, так называемый монумент «Izraza», относящийся к эпохе ликийцев, исписанный на трёх языках.. Один из них – «стрельчатый» ликийский язык. Эта стела внесла огромный вклад в расшифровку ликийских надписей.


Амфоры, их основания в виде заострённого конца, так что её могли втыкать в землю, при подготовке к загрузке корабля их приставляли для устойчивости друг другу. Деревянная статуэтка девушки, которая помещалась на носу средневекового корабля.


Короткие мечи и наконечники копий, найденные на о. Св. Николая (Гемилер). Стеклянная посуда, кадильницы византийского периода.


Камень в виде квадратной колонны с квадратной выемкой – это касса для пожертвований.


Серебряные, медные, золотые монеты византийского периода. Из Кауноса брошка с орлом, на стене фотография с неё, увеличенная во много раз. Кольца, перстень золотой. Сосуд для собирания слёз (на стене изображение девушки, собирающей слёзы в узкогорлый сосуд).







На фоне спокойно-вишнёвых стен весьма выигрышно смотрелись экспонаты из мрамора. Сильный кондиционер прекрасно охлаждал помещение. Замечательные статуи, которые были раскопаны совсем недавно в Тлосе, стояли не на постаменте, а прямо у стены, и тросами к ней были прикреплены. Можно было буквально "заглянуть в лицо" императору Адриану, Антонию Пию и Марку Аврелию. Рядом с последним стояла статуя Фаустины Младшей, жены Марка Аврелия и дочери Антония Пия.


Вышли во двор – и там не менее богатая коллекция. Саркофаг с лежащим львом на крышке. Круп коня. Барельеф с козлом. Лев хватает лапой бычка, будто желает сорвать с него скальп. Семейные надгробия, статуи императоров, театральные маски с гирляндами из фруктов. Стоит пушка, поднятая со дна моря; единое целое с ней составляют камни, с вкраплениями ракушек.















После того, как мы вышли из сада с античными скульптурами, мы вернулись на набережную. Именно в этом месте набережной, где образуется угол, и находится кафе Незахат, двоюродной сестры Джаита и её мужа. Они говорят, что сильно устают, работая в кафе. Выручка – 350 лир в день. Работают летом с 8.00 утра до 1.00 ночи. Утром ждут туристов (благо, очень выгодное положение, да ещё теперь у входа в парк), но может никто не зайти в течение 2-х часов - от этого ожидания ещё больше устаёшь. У Незахат есть кроме кафе свой маркет, - впрочем, летом в кафе выручка лучше. Зимой в кафе они работают до 19.00 вечера, но думают, что ещё поработают зиму и продадут кафе.
Кафе находится у входа в парк на набережной. Поющий фонтан. Кусты в парке пострижены в виде лебедей, дельфинов, козлов; постриженные деревья, будто вышедшие с китайского панно; серфенгист, карета с четвёркой впряженных коней. У входа в парк, вылитое в бронзе лицо человека, по проекту которого был сделан парк (это в духе турок оставлять подобные автографы).



Подходим к набережной – видим, что у парапета сгрудился народ. Всмотревшись в тёмную воду, мы увидели, как близко к поверхности воды проплывает громадная черепаха каретта-каретта. Вот она под восторженные возгласы показала голову, проплыла прямо под нашими ногами вдоль набережной к лодке, взмахнула ластом, круто развернулась назад (какая мощь!), и снова, будто на утеху публики, высунула голову. –У-у-х!- невольно вырвалось из множества уст. Засняли эту красавицу только на видео, поэтому, к сожалению, фотографии нет. Но многие говорят, что черепаха здесь часто появляется. Может у кого-нибудь есть её фото?

Во вторую половину дня мы поехали в Каякёй, греческую деревню-призрак, расположенную в восьми километрах к югу от Фетхие. Поднимались высоко по серпантину, преодолевая горный хребет. Вскоре выехали на равнину, где в самом конце её виднелись на склоне холма руины каменных домов.

По одной из версий, на месте некогда греческой деревни стоял более древний город Кармиласс (Karmylassos). В пользу этой теории говорят найденные неподалёку от этих мест несколько саркофагов, датируемых IV столетием до н.э., и наскальных гробниц, на стенах которых сохранились надписи на ликийском. Последняя находка — вырезанная в скале гробница неподалеку от деревенской Школы девочек — настолько поразила учёных, что её провозгласили исторической ценностью и признали произведением искусства.
Новая история поселения начинается уже в 17 веке нашей эры, когда греческие переселенцы с островов Додеканес (переводится с греческого как «двенадцать островов») обосновались в этой местности. Здесь они основали небольшую деревню Левисси (Levissi). Анатолийские греки никогда не расходовали плодородную землю на строительство, предпочитая для возведения своих домов каменистые участки и Левисси (турецкое название Каякёй) – типичный этому пример. Дома здесь строили без плана, но с условием, чтобы они не загораживали солнечный свет и панораму соседям. Одна-две комнаты, иногда второй этаж (в этом случае первый использовался как кладовая или конюшня). В поселении не было водопровода — вода собиралась во время дождя в большие цистерны, стоящие на улице. Деревня процветала, жители занимались торговлей и ремеслом, население росло. Миграции в Левисси способствовал и тот факт, что за немусульманами признавались определенные права, прописанных в особенности в имперском указе реформ, далее в указах по земельной реформе, а также указе об освобождении от налогов. Дополнительное развитие Левисси получил после того как расположенный рядом Фетхие был разрушен землетрясением 1856 года, а также после серьёзного пожара в 1885. В 1900 население Левисси составляло порядка 2000 человек, а в 1922 году - около 6500. В деревне было всё: церкви, школы, аптеки и больницы, почта, мастерские и даже типография, в которой издавалась местная газета. Газета, надо отметить, имела самый большой тираж в южной части Эгейского региона. Всё закончилось после греко-турецкой войны (1919-1922). 30 июня 1923 года в соответствии с соглашением о турецко-греческом популяционном обмене греков стали выселять из Каякёй. Православные греки – жители Левисси — до этого дружно жили со своими соседями мусульманами и не собирались уезжать в страну, из которой прибыли их предки. Но их желанием, как и желанием более 1 миллиона высылаемых из Турции этнических греков, никто не интересовался. Во время выселения местные жители решили эксгумировать останки всех своих умерших родственников. С собой они забрали лишь их черепа. Остальные же останки решили поместить в костехранилище, отведя для этих целей одно из церковных строений в деревне. После отъезда греков город переименовали в Каякей – по названию соседнего ущелья Kaya Çukuru («каменное ущелье»), а в пустующие дома вселили приехавших из Македонии мусульман. Однако македонские мусульмане здесь не прижились, и они вскоре разъехались. Так деревня Каякёй превратилась в крупнейшее заброшенное поселение Малой Азии. Большое количество зданий заброшенной деревни было разрушено в 1957 году во время землетрясения в Фетхие. Две церкви, «Panayia Pyrgiotissa» в нижней и «Taksiyarhis» в верхней части города теперь хранят безмолвное величие. Сейчас Каякёй – музей под открытым небом. Здесь можно увидеть 2 церкви, 14 часовен, 2 школы, 2 фонтана, 2 ветряных мельницы и приблизительно 1000 зданий с цистернами и туалетами, остатки которых можно распознать в руинах.

Нижняя церковь, ранее именовавшаяся Паная Пиргиотисса (Panayia Pyrgiotissa, 1888), расположена в крайней западной части города и сохранилась лучше, чем верхняя церковь. Это произошло главным образом потому, что ей пользовались как мечетью до 60-х годов. Белила, которыми были закрашены стены, стали надёжной защитой для старинных фресок. Но, к сожалению, мы их не смогли посмотреть, так как церковь была закрыта на реставрацию до 1 мая 2014 года.


Вход в Каякёй платный - 5 лир, но мы увидели базар с рядами лавок торгующих, прошли через него, и оказались на территории деревни Каякёй, минуя кассы.



По каменистой тропе поднялись к разрушенной часовне.





С часовни видна вся деревня, внизу церковь Паная Пиргиотисса.



По другую сторону склона в полутора километрах синеет море.


Внутри часовни висит оборванная цепь, на которой, возможно, некогда висело паникадило. В стене небольшие ниши, в которых могли стоять иконки, перед которыми возжигали свечи. Рядом с часовней полуразрушенное строение – там, вероятно, жил дьячок.


Мы ходили по переулкам и кривым улочкам, по каменистым тропинкам: дома однообразные (две комнаты, уцелевшая труба от печки, стены без крыш, штукатурка внутри домов преимущественно синего, редко бордового цвета). Один из указателей сообщал, что здесь в древности проходила Ликийская тропа, и ныне по этой тропе можно выйти к Олюденизу.




Мы подошли к большой верхней церкви Таксиярхис (17 век).


Я перелез через каменную ограду (вход в неё закрыт на замок). Во дворе сохранилась орнаментная мозаика из черной и белой гальки одинакового размера.


Внутри церкви стрельчатые своды, мраморная облицовка утрачена, лишь на некоторых полуколоннах сохранились мраморные капители. Галечная геометрия повторяется и внутри церкви, где мелкие камушки выложены волнообразно.



Виды Каякёя в пасмурную погоду, фотографии 2010 года.




Когда вышли за пределы деревни, с её другого края, у дороги, увидели остатки часовни 17 века. Недалеко находится двухэтажное здание без крыши - это бывшая школа 18 века, ниже, под ней, ликийская гробница. Под крыльцом одного из домов сидела старушка – здесь чешме 17 века: написано имя грека, его открывшего, «Георгий». В окрестностях Каякёя много небольших ресторанчиков, кафе.



Совсем недавно Ассоциацией турецких туристических агентств, Ассоциацией турецко-греческой дружбы и Палатой архитекторов Турции был разработан проект реконструкции Каякёя. Согласно ему будут восстановлены жилые дома, часовня, школы, библиотека, больница, мастерские и некоторые другие сооружения. В церквях города, украшенных каменой резьбой, рельефами из искусственного мрамора и фресками, после окончания работ планируется возобновить службы. В результате Каякёй станет символом мира и дружбы между Турцией и Грецией.

Поездку в Каякёй Света планировала совместить с посещением монастыря Аф Куле, вытесанного в скалах прямо над морем. Сначала ехали от Каякёя в сторону пляжа Гемилер. На одном из поворотов петляющей лесной дороги мы увидели указатели (Каякёй – 10 км., в другую сторону тот же Каякёй – 5 км., пляж Гемилер – 6 км.), свернули на грунтовую дорогу, и, проехав несколько сот метров, вынуждены были оставить машину. Мы со Светой начали восхождение (мама и Джаит остались в машине). Ориентировались по отметкам – красная или жёлтая полоса возникала на камнях на протяжении всего пути. Поднимались каменистою лесной дорогой, превратившейся вскоре в тропинку. Шли вверх почти в экстремальных условиях, по жаре, километра полтора.

И вот мы достигли края скалы, и стояли у пропасти, подслеповато смотря на расстелённое под ногами полотняное море, сверкающее в лучах послеполуденного солнца.


Свернув налево, вскоре, внизу на каменном выступе мы увидели руины монастыря, вернее, остатки здания с двумя помещениями. Монастырь находился примерно на высоте 400 м. над уровнем моря, он буквально был зажат с обеих сторон мысами (мысы Иблис и Курдоглу?). Пред нами открылись девственно-дикие места. Казалось, давно не ступала здесь нога человека. Далеко, в малиновой дымке, с пролысинами на склонах видны возвышающиеся над Олюденизом горы. Говорят, отсюда, при ясной погоде, виден остров Родос.


Согласно преданиям, это пустынное место было выбрано монахом Айосом Элефтериосом - он выбрал путь мученика и вручную вытёсывал камни, чтобы построить в скалах собственную келью, церковь и цистерну (она и сейчас функционирует, собирая просачивающуюся сквозь скалы воду). Местные жители прозвали монастырь Афкуле («af» - «прощение», а «kule» - башня)


Нас ожидал крутой спуск, и мы заведомо представляли себе, какой крутой подъём должны будем преодолеть при возвращении, и сколько для этого потребуется усилий физических: но преодолеть тяжёлый путь лишь для того, чтобы издали, сверху бросить взгляд на эти тихие руины - гораздо выше было моральных наших сил. При ускоренном спуске, ноги едва ловили рассыпчатый грунт, россыпью летели из-под ступней мелкие камни. Мы спустились к каменным стенам здания, построенного последователями монаха уже после его смерти.



В белой скале грубо вытесанные ступени вели к вырубленной в скале церкви. Внутри церкви сохранились остатки росписи. К сожалению, стены не были пощажены вандалами. Здание монастыря в скале двуярусное. На первом этаже можно наблюдать прямоугольную комнату, слева от которой располагается цистерна для сбора дождевой воды. На верхний этаж ведёт внутренняя лестница. Здесь находится две комнаты, первая из которых напоминает зал.




Вид из церкви.


Сохранилась от церкви аспида, расположенная в восточной части монастыря, которая представляет собой небольшую полукруглую нишу со сводом.




После осмотра монастыря мы вернулись к машине и поехали на пляж Гемилер. При въезде на пляж нас остановил охранник (он же и кассир). За въезд надо платить 3 лиры за каждого. Джаит спросил его, песчаный ли пляж. Тот ответил: «Есть и песок, есть и галька». Когда мы вышли на пляж, нас постигло серьёзное разочарование: вход в море оказался плохим – дно не было очищено от камней: за что собирают деньги – не понятно. Людей на пляже мало. Лежаки и зонтики – платные (2,5 лиры), всего два ресторана – один дороже другого.


Близко от берега лежит небольшой остров Гемилер, он более известен как остров св. Николая, на котором, среди растительности, видны разрушенные строения. Можно увидеть остатки построек, ушедших под воду после землетрясения. Св. Николай жил на этом острове три года. В византийские времена остров носил имя св.Николая Айя-Никола, на острове располагались несколько больших церквей (сейчас можно осмотреть руины пяти церквей), монастырь, склады и хозяйственные постройки, а также прекрасная гавань где останавливались корабли с паломниками из Константинополя в Святые земли Палестины. Но безжалостность завоевателей, время и сильные землетрясения превратили величественные постройки в руины. В настоящее время порт и портовые склады опустились ниже уровня моря, городская стена по северной стороне острова сильно разрушена, церкви (5-7 вв. н.э) лежат в руинах.
Чтобы переправиться на лодке к острову, нужно заплатить 40 лир за четверых. Джаит и мама отказались плыть; мы же со Светой оставили слишком много сил при подъёме к Афкуле.


Искупались в море. Проехав немного на машине вверх по дороге, мы остановились на смотровой площадке с видом на пляж Гемилер.


Полностью просматривался остров Святого Николая, другие островки, мыс, за которым в скале скрывается пещерный монастырь Афкуле. Красивые высокие горы над Олюденизом окрасились заходящим солнцем. +25 градусов по Цельсию. Повеяло прохладой.



Возвращались в Фетхие той же дорогой. Прощальный взгляд на Каякёй.


Прошлись вечером по набережной, чтобы выбрать яхту, на которой отправимся завтра в плавание по 12-ти островам. Выбрали самое большое, трёхпалубное судно, которое могло поднять на борт 368 пассажиров. Из разговора выяснилось, что на завтрашний тур намечается уже человек сто пассажиров. Мы приняли предложение сервисмена пройтись по его палубам. Средняя палуба была просторной и казалась пустой. «Как титаник!» - сказала мама. Однако Джаит непременно хотел плыть на самом большом в Фетхие корабле. Сервисмен сделал выгодное предложение: «Так – стоит тридцать, но для вас сделаю двадцать пять». Джаит, верный себе, спросил: «Может за 20?». «Нет, только за 25 лир» - на этом и порешили.

19 июня.
На следующий день мы отплывали на большом корабле в тур по «12-ти островам». Перед нами отчаливал «Фокус», тот самый, на котором мы отправились в плавание два года назад, но, по причине его поломки, дальше внутреннего залива Фетхие мы так и не уплыли. Наш «Фокус» отбуксировали тогда назад, к причалу, вернули деньги - на этом и закончился тогда наш тур. Но сегодня мы восполним наш «пробел». Наш корабль несёт название «Ханедан 2» в переводе «Династия». С палубы видна расположенная над городом царская гробница Аминтаса, правее – руины крепости крестоносцев.


На длинном полуострове, который мы проплываем, по левому борту – стоят белые здания, утопающие в зелени, веранды с арками, с которых каскадами ниспадают розовые цветы бегонвиля. По территории этого пятизвёздочного отеля «Letoonia» мимо ажурных парапетов и построек едет малинового цвета вагончик с пассажирами.



На острие полуострова ярусами спускаются смотровые площадки с оленями, стоит белый маяк. Справа - рыцарский остров Шёвалье. В 15 веке рыцари Родоса построили крепость на острове. Руины замка сохранились до наших дней. В дополнение к этому, на острове можно увидеть старые цистерны и мозаики.


Слева проплываем острова: Кызылада (Красный), Деликташ и Тавшан (Кроличий).


Над водой между двумя островами - риф, белеющий от сидящих на нём чаек. За иззубренной береговой чертой нарастают друг над другом в три – четыре яруса в голубой дымке горы хребтов Краг и Антикраг.



Остров Деликташ и остров Тавшан (Кроличий).


Остров Катранджык и остров Гёджек.


Откуда-то неприятно потянуло «голубым» табачным дымом. Рядом, на корме корабля, сидит закрытая в своеобразный комбинезон (фасон одежды и брюк в виде разноцветных лоскутков) с платком на голове молодая женщина с сигаретой в руке, - курит. В женской уборной на судне, по словам Светы «прокурено так, что чуть не потеряла сознание - хоть топор вешай». Это заметно – в Турции больше курящих женщин, нежели мужчин, а среди женщин часто встречаешь курящими именно таких, в «закрытых» одеждах. Коран осуждает тех, кто выпивает, но, естественно, ничего не говорится о курении. Что не запрещено – то разрешено. Такая вот логика.

Остров Терсане и остров Яссыджа.


Остров Шейтан и другие маленькие островки.



Первая наша стоянка была на острове Яссыджа. Напротив остров Кызыл.



Немного прогулялись по острову, поднялись на холм. Виды просто восхитительны!





На корабле нас слишком рано и скромно кормили рыбой с гарниром. Джаит говорил: «Почему не в Дальян мы поехали? Там бы нас вкусно накормили».

Остров Зейтинли (Оливковый) и Йыланлы (Змеиный).


Остров Терсане. Изначально нам говорили, что следующая стоянка будет на этом острове, но почему-то её заменили на другое место.


Аквариум.


Далее мы держим путь к острову Домуз (Кабаний).



Здесь была третья стоянка. Там, где каменистое дно под теневой частью острова, вода приобретала желто-зелёный цвет, на отмели она была маняще нежно-голубой; поросшее водорослями дно придавало ей оттенки краплака с синевой.



Возвращаемся в Фетхие.


Проходим между островами Домуз и Терсане. Вода от жары казалась стоячей между островами, которые образовывали между собою подобие водной трассы. Яхты в онемении стояли в тени берегов, между островами две или три яхты ползли как тля по полотняной скатерти. Но когда плыл наш корабль, веял приятный ветерок. И мама сказала, что ей понравилась «первая (Адрасан), и эта, последняя, поездка по морю».




Наша яхта огибает с другой стороны уже знакомые нам небольшие острова.




И подходит на заключительную стоянку обитаемого кроликами острова. Однако, от назойливых туристов, кролики разбежались по кустам, поэтому сфотографировать их не удалось.



Отель Letoonia.



Остров Шёвалье.


Фетхие.


Сегодня мы прощаемся с Фетхие, а также со Средиземным побережьем. Но наше путешествие не заканчивается...


Окончание: Часть 11. Памуккале-Лаодикия. http://www.otzyv.ru/read.php?id=181341

Отредактировано автором: 11.10.14 00:40:44Сообщить модератору



Ещё раз спасибо за любимую Турцию. Нашёл и знакомые места ;)
Я наверное что-то не догоняю... Если Вы - Светлана, то почему повествование идёт от имени мужчины ?
Это совместная работа с моим братом. Основной текст писал он, поэтому повествование от имени мужчины.:)
Господи, а я уж испугалась было ,как бы Светлана не превратилась в какого-нибуль Святослава )))
За очередной рассказ - спасибо, очень информативно и красочно. Знакомые места...
ИРИНА [без регистрации] [09.10.14 23:57:04]   IP: 178.167.120.*
ВСЕ ЗНАКОМО, И ВСЕ ЛЮБИМО!!!
Как всегда безумно интересно! Буду смаковать исторические сведения.
А море, какое красивое море!!
Спасибо отдельное за Афкуле, я так жалела, что туда не добралась.
Я тоже жалею. Хотя все подробно узнавала и мучила Игоря на ветке Олюдениза. Мы просто доехали на долмуше из Хесароню до Каякея. А на Афкуле не пошли. Я считаю нам повезло, потому что в тот день солнце редко выходило из-за туч, и этот город предстал перед нами, как перед вами в 2010-м, таким суровым, молчаливым.
Как всегда хронически уношу в Избранное. Спасибо вам и брату, прекрасный язык, берет за душу, классные сравнения.
Вот все равно вернусь туда ))
Ошиблась - мучила я Юрия )) Исходил он вдоль и поперек эти тропы.
Спасибо за комментарии.
Цитата:

Исходил он вдоль и поперек эти тропы.

Здорово! У меня есть мечта по Ликийской тропе пройти.
Цитата:

С этой успокоительной мыслью мы пошли назад.
(Просьба к читателю. Если кто доходил до конца, поделитесь, пожалуйста, фотографией водопада).


Вряд ли кто поможет, там с обычным фотоаппаратом дойти невозможно, только с водонепроницаемым.
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ:




1Путешествие по Средиземному побережью. Сезон второй, часть 9. Калкан-Ксанф-Летоон-Патара.
2Путешествие по Средиземному побережью. Часть 10. Анталья-Кемер-Чиралы.
3Путешествие по Средиземному побережью. Сезон второй, часть 11. Памуккале-Лаодикия.
4Путешествие по Средиземному побережью. Часть 9. Аспендос, Перге, водопады Антальи.
5Путешествие по Средиземному побережью. Часть 8. Сиде.
6Путешествие по Средиземному побережью. Часть 7. Аланья.
7Путешествие по Средиземному побережью. Часть 6. Анамур.
Отдых в Турции
Отели в Турции
Отели Акьярлара
Отели Аланьи
Адрасан
Погода в Турции
Отдых с детьми
Рейтинг отелей:
869.Evsen 4
870.Cosmopolitan Park Hotel 4
871.Laleli Gonen Hotel 4
872.Didim Beach Resort Aqua & Elegance 4
873.Balık 4
874.Elysee Hotel 4
875.Luna Blanca Resort & Spa 4
лучшие отели Турции
Фото отелей:
190.Maxx Royal Kemer Resort, Турция [150]
191.Gural Premier Tekirova, Турция [150]
192.Liberty Hotels Lykia, Турция [150]
193.Paloma Grida Resort & Spa, Турция [150]
194.Kilikya Resort Camyuva, Турция [150]
195.Titanic Deluxe Belek, Турция [150]
196.Nirvana Lagoon Luxury, Турция [150]
Популярные отели:
596.Perdikia отзывы
597.Club Sun City отзывы
598.Seher Sun Palace Resort & Spa отзывы
599.Lemon Beach отзывы
600.Emre Beach отзывы
601.My Home Resort отзывы
602.Titan Select отзывы
Отзывы по отелям:
617.Турция, La Vie [13]
618.Турция, Malhun [13]
619.Турция, Kleopatra Hermes [13]
620.Турция, PrimaSol Hane Family Resort [13]
621.Турция, Tusan Beach Resort [13]
622.Турция, Gorgulu Kleopatra Beach [13]
623.Турция, The Beachfront Hotel [13]