27.03.14 21:11:52
На грани, или безумный трип по Ближнему Востоку 
Время отдыха: март 2014

Вам хочется иногда чего-нибудь эдакого, экстремального? Вот и мне захотелось. Съездить куда-нибудь так, чтобы, с одной стороны, был определенный комфорт (бродить по тайге с рюкзаком за плечами – это не моё), а, с другой стороны – чтобы ощущалась радость жизни и осознавалась хрупкость бытия. Я сразу понял, что идеальным местом для подобной поездки будет Ближний Восток. Израиль – раскрученный бренд, Иордания на контрасте с Израилем, и плюс изюминка, добавляющая совершенно особый привкус получившемуся коктейлю – Ливан.
Часть первая, практическая.
Понятно, что с израильским штампом в Ливан не пустят. С ливанским в Израиль – можно попытать счастья. Так как из Ливана в Израиль нет самолетов, а сухопутную границу можно пересечь только с пулей в спине (прочел где-то это выражение, оценил – но, увы, забыл чьё оно, поэтому сослаться на автора не могу, могу лишь повторить), то вылетать из Ливана нужно в Иорданию. Собственно, можно не вылетать, а выезжать – но тогда путь проляжет через Сирию, что не входило в мои планы. Итак, вырисовались контуры маршрута: Ливан – Иордания – Израиль. Ливан и Израиль безвизовые, виза в Иорданию ставится по прилету. С точки зрения финансовой выгоднее брать перелет Москва-Бейрут-Москва плюс Бейрут-Амман-Бейрут, но это невозможно, так как в промежутке влезет Израиль – а значит, путь в Бейрут будет закрыт; перелет же Москва-Амман-Москва (а уже оттуда вылазки вначале в Ливан, а потом в Израиль) неоправданно дорог. Поэтому оптимальный вариант получился таким: Москва – Бейрут (в одну сторону около 7000 рублей), Бейрут – Амман (в одну сторону около 5000 рублей), Тель-Авив – Москва (в одну сторону около 7000 рублей). Были арендованы 3 машины (в Ливане взять в центре Бейрута и сдать в аэропорту, потому что прилетаем ночью, и сразу возиться с поиском отеля на машине и т.п. неохота, в Иордании берем в аэропорту Аммана и сдаем в Акабе, в Израиле берем в Эйлате и сдаем в аэропорту Бен-Гурион). Были забронированы гостиницы. И плюс к тому я списался с бедуинами (Bedouin Roads) для организации экскурсии в Вади-Рам (вообще молодцы ребята, предоплаты никакой не взяли, а встретили и все сделали безукоризненно). Всё готово? Вроде как. Значит, в путь.
Часть вторая, событийная.
Когда в начале марта знакомые спрашивали меня, куда это я в очередной раз собрался – я гордо отвечал: «В Бейрут с пересадкой в Киеве!» Звучало шикарно, никто не верил. Пересадка, конечно, была не в Киеве, а в Стамбуле – но Бейрут всё равно действовал на всех однозначно – там (типа) стреляют, взрывают, боевики и вообще неуютно. Уверяю вас, это не так. Ливан – достаточно ухоженная (по восточным меркам) страна, с неплохим уровнем доходов и весьма высокими (по восточным, опять-таки, меркам) ценами. То, что в воздухе витают признаки недавно прошедшей войны, заметно по бронетехнике, стоящей на перекрестках, и по частым блок-постам на дорогах (машина подъезжает к будке, пассажиры показывают паспорта – а в десятке метров расчехлено два пулемета, и солдаты не отрываясь смотрят на тебя через их прицелы). Тем не менее, ливанцы весьма дружелюбны (особенно, когда увидят, что ты не гражданин Израиля), а их страна содержит много мест, стоящих того, чтобы там побывать. Впрочем, обо всем по порядку.
7 марта. Рейс из Стамбула прибывает в Бейрут в 2:50 по местному времени, среди ночи. Когда я бронировал отель в Бейруте (Napoleon 4*), я написал менеджерам и спросил, можно ли нам заехать не в 14:00 (как положено), а пораньше. Они ответили, что так как я предупредил отель заранее, а туристам они всегда рады – мы можем заехать в 10:00 абсолютно без доплат или хоть сразу после полуночи с доплатой 30 долларов с номера. На последнем варианте мы и остановились. Отель неплохой (ну, конечно, не 4* в Европе – но вполне), находится в районе Хамра (центр ночной жизни, 10 минут пешком до набережной, 15 минут до Голубиных скал и час до площади Звезды – впрочем, на машине все рядом). Завтрак, входящий в стоимость номера, тоже вполне приличный, даже свежая клубника есть. На такси из аэропорта в отель ехать минут 15, таксист запросил 40 тысяч фунтов (т.е. примерно 25 долларов – дневная цена 30 тысяч, ночью возможны варианты). Отоспавшись в отеле, мы пошли искать кафешку на завтрак (мы ведь как бы формально не заселились, поэтому завтрак в это утро не входит). Вокруг отеля масса разнообразных заведений, которые можно сравнивать по запаху кофе. М-м, какой там готовят шикарный кофе! С кардамоном, с корицей, с карамелью, простой эспрессо – несколько десятков вариаций! А вот чай не в чести – ну да, ну есть, но просто «чай», без конкретизации. Далее – маршрут по городу: старый город (здания зачастую с дырами от снарядов в стенах и отметинами от пуль – интересно-таки, почему местные не любят Израиль?), площадь Этуаль (да, действительно чем-то похоже на Париж в той части, которая была построена бароном Османом), раскопки римских и еще более древних строений, помпезные мечети, много христианских церквей (христиане в Ливане вполне в почете, конституция страны даже ставит условием, что один из трех высших должностных постов – президент, вице-президент или премьер-министр – должен быть занят именно христианином, второй – мусульманином суннитом, а третий – мусульманином-шиитом, чтобы никому не было обидно). Президентский дворец в сосновой роще, пышное здание парламента, вымощенные булыжником узкие улочки, отходящие от широких бульваров… Иногда даже можно представить, что находишься где-нибудь в Европе, впрочем, это ощущение сразу слетает, когда до тебя доносится намаз с ближайших мечетей: «Ал-ла-а-а! Ал-ла-а-у-акба!». Выходим на набережную – Корниш – и идем в южном направлении, обратно к отелю. Через несколько километров наконец-то видим одну из визитных карточек Бейрута – Голубиные скалы. Вокруг, кстати, много ресторанов – нам вот приглянулся Lamb House, где великолепно сделали баранину (в итоге посидели там примерно на 25 долларов с человека). Порции, кстати, в Ливане большие, и если кто-нибудь ест мало – вполне может заказать суп плюс основное блюдо на двоих, всё равно стол весь заставят еще и закусочками.







Видите следы от снарядов?

Голубиные скалы:

8 марта. С утра берем прокатную машину (прокат в 10 минутах ходьбы от гостиницы при условии, если знаешь, куда идти по лабиринту узких улочек; проще отдать 5 долларов за такси). Навигатор по Ливану не работает (сюрприз, карта-то была – но какие-то глюки, поэтому едем так). На этот день запланирован выезд на север – Собачья река с автографами знаменитостей на скалах (Рамзес, «Навуходоносор был здесь», Наполеон, повелевший выбить свои инициалы поверх подписи Рамзеса, генерал Алленби и еще масса интересных людей), далее гора Харисса с одним из символов Ливана – Богоматерью Ливанской, далее Библос (он же Джубейль, один из самых древних городов мира) и (если успеем) Триполи. Таксист, подвозя нас к прокату, уговаривал поехать с ним по этому маршруту («Всего 200 долларов! Не хотите 200? Хорошо, 150! Вас 4 человека – чего вам эти 150? А водить машину в Ливане самому сложно, здесь все ездят, как хотят!») В чём-то он оказался прав: они действительно ездят, как хотят. Впрочем, примерно так же, как и в Марокко, где мы были за год до описываемых событий (кому интересно – посмотрите отчет, он тут есть). В итоге мы проехали мимо Собачьей реки (написано в путеводителе «сразу после тоннеля поверните направо и там остановитесь», но мы не ожидали, что тоннель этот – всего-навсего маленький проём в скале), потом долго обсуждали, какой из окрестных холмов – это гора Харисса (туман был, и статую было не разглядеть), и в конце концов приехали сразу в Библос. Вполне живописный городок на берегу моря с впечатляющей крепостью (крестоносцы постарались) и большой зоной раскопок (самые древние слои относятся к 5 тысячелетию до н.э., потом финикийская эпоха, ну и так далее; особенно много построек осталось от римлян). Мой совет: не жалейте несколько фунтов на вход в Цитадель – кроме обалденных видов сверху вы еще сможете пройти собственно в археологический парк и вблизи посмотреть на то, что я упомянул чуть выше.




На обратном пути из Библоса туман разошелся, и поэтому мы легко увидели статую на горе, а еще через 3 попытки угадали нужный поворот вверх. Если коротко – туда стоит поехать, посмотрите фото. Кстати, живописная деталь: на подъезде к собору опять-таки блок-пост с пулеметами, а непосредственно у входа в базилику, рядом с могилкой местного настоятеля (надеюсь), стоят два охранника с калашами. Так сказать, если что – тут же и отпоют, тут же и зароют…




А вот когда поехали вниз – Саня, наш ответственный за вождение, сказал, что у нас проблема с колесом. Мы его раньше подкачивали – но оно опять спустило, а значит, с ним что-то не так. Поставив запаску из багажника, мы поехали искать шиномонтаж, чтобы исправить проблему, ибо на завтра был запланирован вояж в горы. Но на монтаже выяснилось, что колесу кирдык (причем уже давно)… В Ливане темнеет рано, в 17:30 уже совсем темно (с часовыми поясами исторически напутали), и вот в темноте, фиг знает где на шиномонтаже мы решили не покупать тут исправное колесо (б/у, 40 долларов), а ехать на запаске в прокатную контору и требовать у них новое запасное колесо. Почему-то очень долго мы не могли выехать на шоссе, которое идет вдоль моря (дороги вились непонятным образом, упрямо уводя нас наверх вместо того, чтобы провожать вниз), и Саня периодически останавливал машину рядом с редкими прохожими, вопросительно произносил «Бейрут?» и неопределенно махал рукой вперёд – и каждый раз выяснялось, что Бейрут-таки совсем в другую сторону. «Никогда не думал», - говорил он потом, - «что когда-нибудь я буду спрашивать ДОРОГУ НА БЕЙРУТ». Когда же мы наконец приехали домой в Бейрут, в прокатной конторе, поменяв нам колесо, обрадовали нас фразой, что завтра они отдадут колесо на экспертизу, чтобы выяснить, наша ли это вина.
9 марта. Едем в горы. По пути – заезд на ту самую Собачью реку, где мы 10 минут под дождем бегаем рысью вдоль скал, фотографируя автографы (как говорится – собачья погода на Собачьей реке). Далее – грот Джейта. Пожалуй, одно из самых красивых мест в Ливане. Большая пещера со сталактитами-сталагмитами, 2 уровня. По верхнему уровню ходишь сам (там такая дорожка с подсветкой под высоченными сводами), по нижнему катают на лодке (говорят, что в период с октября по апрель нижний уровень может быть закрыт из-за слишком высокого уровня воды – но вот нам повезло, всё было открыто). Фото и видео снимать категорически запрещено (всю аппаратуру, включая мобильники, обязательно сдаешь при входе в камеру хранения и читаешь выдержку из закона, по которому несанкционированная съемка карается конфискацией девайса, на который данная съемка производилась, и плюс нехилый штраф). Но – честное слово! – пещера эта стоит того, чтобы туда съездить и отдать что-то около 20 долларов за вход.
Едем выше, по дороге на Фараа – горнолыжный курорт – а затем еще выше. Периодически спрашиваем дорогу на Баальбек (на тех же блок-постах, регулярно попадающихся на дороге). Яркое солнце отражается от редких окрестных снегов. Склоны покрыты какими-то зверскими колючками, которые легко находят через подошву ботинка вход в ногу. Не думайте, что мы едем по шоссе – нет, мы едем по кривой разбитой дороге, от которой периодически отходят такие же кривые и разбитые, непонятно куда ведущие.



Наконец Баальбек! Циклопических размеров храм Юпитера, почти полностью сохранившийся, рядом с входом в который веселые ребята торгуют желто-зелеными майками и флагами с символикой Хезболлы. Баальбек – оплот традиционализма, тут почти все женщины закутаны с головой, оставлены только узкие прорези для глаз (в Бейруте они одеваются куда проще), а мужики поголовно бородаты. Вокруг – остатки других храмов (Бахуса, Венеры и еще один, забыл чей), всё куда более сохранно, чем в Библосе или Бейруте. В воздухе аромат каких-то пряностей и цветов, весна в горах – это всегда красиво.



Обратно едем не через горы, а в обход, по шоссе, на котором стоим 40 минут в очереди перед очередным блок-постом. Возвращаемся в Бейрут опять затемно, а есть идем в знаковое кафе «Хамра», в котором в 80-е годы журналисты укрывались во время боев за город и откуда вели свои репортажи. Раньше на полу там были изображены разбросанные газеты – но после ремонта их, к сожалению, закрасили; знаковость же понимается теперь по фотографиям на стенах и ценам – порядка 30 долларов за основное блюдо, для Ливана дороговато.
10 марта. Едем на юг, в Тир. Тоже древний город, но там уцелело довольно мало. Всё самое интересное в порту, плюс зона раскопок к югу от порта. От раскопок (разрозненные колонны) виден залив, за которым уже Акко, Израиль («Нет такого государства!» - сказали мне в аэропорту Бейрута. «Есть Палестина!») Интересно посмотреть на место, на котором будем стоять через пару недель и смотреть уже сюда, на Тир, в который жители тех мест никогда не смогут попасть. Там же что-то типа часовни, где похоронен молодой парень, его фото с автоматом и выложенное золотыми буквами одно арабское слово над могилой. Эти буквы я знаю, а слово понятно без перевода – «шахид».


Видите там, вдали, Израиль?

На обратном пути заезжаем в Сайду (он же Сидон), еще один финикийский город. Помимо живописного старого города и гавани, мне еще запомнились вкуснейшие шашлыки из баранины, которые делают на углях прямо при тебе, по цене 1000 фунтов (24 рубля) за палочку. А какой запах!

После Сайды углядываем еще одну статую на холме и решаем проехать туда. Высмотрев поворот примерно в нужную сторону, натыкаемся на очередной блок-пост. Солдат делает неопределенный жест рукой (то ли «проезжайте», то ли что), мы воспринимаем его как разрешение и едем дальше – и тут они все заорали «Стоп!!!», двое стали разворачивать с крыши БТРа на нас пулеметы. Значит, всё-таки не «проезжайте». Трое военных подбежали к машине: «Пермишшен!» Даём паспорта. Нет, не паспорта, нужно какое-то особое разрешение. Оказывается, это лагерь палестинских беженцев, большая огороженная стеной с колючей проволокой территория, вдоль стен – башни с часовыми, внутри две мечети, школа, какие-то развалюхи… По совместительству там же лагерь Хезболлы (по крайней мере, огромный их флаг висит), очень удобно – все вокруг одной темы вертятся. Когда выяснилось, что нам надо на гору, солдаты добродушно засмеялись. «Это не сюда! Это следующий поворот, а там спросите!»
Гора. Еще одно место, откуда открываются красивые виды. Очень четкая граница солнца и тени. Всё рядом: вон там Бейрут, а вот тут Сайда, а вон в ту сторону – Израиль. И есть какая-то незримая грань, которую, оказывается, очень легко перейти. Свернул не туда – и перешел. Могут посмеяться, могут застрелить, всё близко.



11 марта. С утра едем в аэропорт, сдаем там машину, радуемся, когда нам говорят: эксперты установили, что колесо сгнило еще задолго до нас. Лететь в Амман всего час, но пассажиров успевают накормить. Пограничный контроль. Нужно купить марку на визу (20 динаров, а динар на 10 процентов дороже, чем евро), оплата только динарами, а обменник рядом, и курс в нем фантастически невыгодный. Деваться некуда – меняем 100 евро, как раз хватает на 4 визы. Берем в аэропорту вторую машину и едем в Джераш, на север. Навигатор творит чудеса, показывая не маршрут, а направление напрямую до точки, и все попытки вернуть его в нормальный, «не самолетный» режим успехом не увенчиваются. Что ж, так даже интереснее. Джераш – самый сохранившийся римский город на Ближнем Востоке, мне даже показалось, что он сохраннее Рима. Вход – 10 динаров. Тут целые улицы: храмы, площади, жилые дома… Территория огромная, мы бродили по ней почти 5 часов и посмотрели далеко не всё. Учтите – там есть какой-то фактор, от которого устаёшь куда быстрее, чем обычно. Высота над уровнем моря вроде небольшая, солнце пекло не особо сильно – тогда что? Может, воздух очень сухой? По крайней мере, часа через 4 я выдохся полностью (обычно этого не бывает) и сел передохнуть на ступени одного из амфитеатров. Смотрю вокруг – и опять-таки, очень размытая грань: вот тут 2000 лет назад ездили колесницы и бились гладиаторы, чуть подальше торговали лепешками и специями, а еще чуть подальше торгуют и сейчас, и всё еще лепешками и специями, разве что добавились сувениры made in China.








Возвращаемся в Амман, где понимаем, что Амман, хоть и столица, абсолютно нетуристический город. Делать тут нечего, везде пыль, грязь и нищета. Наверное, есть какие-то достопримечательности – но найти их нереально, а особенно вечером, после блужданий по роскошному Джерашу. В гостинице мы жили вообще одни на всех четырех этажах. Мужик, который стоял и курил (!) за стойкой ресепшена, понимал в гостиничном бизнесе куда меньше нас. Он снял копии наших паспортов, а затем я ему стал объяснять, что такое предоплата картой через Интернет. «Виза? Виза, yes!» - протягивает мне терминал, мол, плати визой, согласен. Я объясняю, что уже платил, вот тут в ваучере это написано, платил Мастеркардом. Он звонит кому-то, болтает с ним по-арабски, периодически вставляя слова «Виза» и «Мастеркард», потом радостно двигает мне терминал снова: «Мастеркард окей!» - мол, плати мастеркардом, можно и так. Я объясняю опять, что уже платил, он расцветает в улыбке: «Ты будешь платить утром, перед чек-аутом? Окей!» Объясняю третий раз, он опять кому-то звонит, потом улыбается снова: «Платить утром можно, окей!» Блин… Я напоминаю, что бронировал 2 комнаты twin, т.е. с раздельными кроватями, он задумывается, потом машет рукой («Идите за мной!») – и мы поднимаемся на 4-й этаж. Все двери во все номера открыты, он озабоченно шагает по коридору, заглядывая в каждый номер. Тут двуспальная кровать, и тут тоже, и тут… О! Вот тут две! – показывает, вынимает ключ из двери и вручает нам, потом, еще через минуту, находит и второй номер. Сия шарада решилась просто: через час подошел настоящий работник (может, родственник этого), он уже знал про предоплату, забрал ваучер и даже спросил, во сколько мы желаем завтрак. Правда, потом он показал нам снятые копии паспортов (такое впечатление, что его родственник укладывал их в ксерокс задницей – один паспорт налезает на другой, и даже фамилии не разобрать, так всё черно) и попросил снять копии еще раз… Когда мы пошли гулять вокруг отеля, получили второе по яркости (после Джераша) впечатление за день. Представьте: булочная, запах вкуснейшего хлеба, очередь за ним. Встаём в очередь, цена не указана, люди протягивают монетки и получают несколько лепешек типа лаваша. Протянув монетку в 250 филсов (четверть динара, 14 рублей), мы получили ровно 25 больших лепешек, размером в большой лаваш каждая. Такой пропасти в ценах между туристической зоной и простыми людьми я не видел, пожалуй, нигде. А ужинали в итоге шаурмой – большая шаурма с бараниной обошлась аж в динар с четвертью…
12 марта. Ночью в отеле был настоящий дубак, а температура на улице после +26-28 в Ливане не поднялась выше +10 с дождем. Немного поплутав по Амману (как назло, куда надо повернуть – именно туда поворот запрещен), мы выехали в Мадабу. Город красивый и небольшой. В одной из церквей находится главная достопримечательность – мозаичная напольная карта Святой Земли византийских времен. Церковь, соответственно, неофициально называется «Церковь Карты». А кроме неё, очень интересна церковь Апостолов (не уверен в точном названии), из которой можно спуститься в большой подземелье, поблуждать там по подземным ходам и посмотреть инсталляции.


После Мадабы - на шоссе к Мертвому морю. По дороге заехали на гору Нево, где похоронен Моисей. Помните эту историю? Водил Моисей евреев 40 лет по пустыне, довел, но сам в землю обетованную не вошел, только посмотрел на неё с горы – и умер. Вот та самая гора, да. Арабы, кстати, Моисея очень даже почитают. Вход платный, 1 динар, с горы в ясную погоду (не наш случай) виден Иерусалим. Впрочем, Мертвое море видно в любом случае.


Сразу после горы начинается серпантинный спуск вниз, в котловину Мертвого моря, самое глубокое сухое место на планете. Отель Holiday Inn Dead Sea, разительно отличающийся от амманского сарая (впрочем, и по цене тоже). Мраморные полы, большая территория, 5 бассейнов и собственный пляж у моря. Здесь было тепло – воздух градусов 20, вода 22. На пляже стоят бадьи с жидкой грязью, с помощью которой можно за пару минут превратить себя в вождя негритянского племени Мумба-юмба. Собственно, негр рядом тоже имеется: он пальцем по пузу в грязи наносит туристам традиционные узоры и ничего не имеет против того, чтобы с рядом ним (негром природным) сфотографировался негр только что сделанный. В Мертвом море действительно можно читать газету сидя, только при этом очень трудно сохранять равновесие, можно и лежать на животе – трудно только плавать, а еще (как потом выяснилось) сложно смыть грязь. Зато можно утешиться тем, что она, эта грязь, полезна. Также мы делаем попытку доехать к месту крещения, где работал Иоанн-Креститель – но увы, в 16:00 там уже все закрыто, да и вход стоит 12 динаров с человека.
Любопытно, что в отеле бесплатный мини-бар, зато платные завтраки и ужины (ужин 26 динаров без напитков, завтрак 14; буфет, причем весьма насыщенный).
Отельный пляж:

И сам отель:

13 марта. Едем вдоль Мертвого моря, периодически выходя из машины и спускаясь к воде. Соль образовала огромные наросты самой причудливой формы – толстые и тонкие, белые и серые, прозрачные и матовые. То тут, то там попадаются туристы и местные жители, которые отламывают себе куски соли на разные надобности, это вполне разрешено. Еще красивая остановка – русло реки Вади-Муджиб, каньон, пробитый водой в скалах.




Когда море справа заканчивается, сворачиваем в Аль-Карак, к замку крестоносцев. И сразу температура опять понижается: наверху, в этом замке, не более +8 с резким ветром. Замок, кстати, снизу выглядит красивее, чем изнутри…

После замка выезжаем на «Царский путь» - под этим гордым именем сейчас скрывается неширокая дорога с колдобинами, наверное, и во времена Византии она выглядела так же. Опять начинается дождь, а вечером мы попадаем в такой густой туман, которого я раньше не видел вообще нигде. За капотом машины не видно вообще ничего, едем очень медленно, с аварийкой и прямо по разделительной полосе (а иначе не видно, куда сворачивает дорога). Больше всего удивляет то, что какие-то машины нас еще и обгоняют… Зрелище абсолютно фантасмагорическое: непроглядная белая муть, влажный воздух и темные силуэты гор, появляющиеся на миг в рассеивающейся мгле далеко по бокам. Ситуация усугубляется еще и тем, что у нас заканчивается бензин, а заправок не то, чтобы нет (попадаются) – но какие-то стремные. У нас машина ездит на 95-м, а в Иордании на заправках 90 и 95; фишка в том, что у них на этих заправках не бывает, чтобы рядом было два шланга с двумя марками бензина – нет, стоит пара колонок с одинаковым сортом, который написан когда обычными цифрами, а когда необычными. Кто был в Египте, наверное, помнит, что они используют несколько другие цифры: например, цифра 0 у них обозначает 5, а вот девятка пишется так же, как и у нас. Я к чему? Видим мы на заправке колонку, на которой среди арабской вязи крупно написано 90 – и что это? 95-й, написанный местными цифрами, или 90-й, написанный нашими? Была бы рядом вторая колонка с другим сортом – сразу бы разобрались, но её нет, а местные заправщики нас не понимают. На третьей или четвертой заправке наконец находим два разных автомата и убеждаемся, что 90 написано местными цифрами и означает 95…
Часам к 9 вечера подъезжаем, наконец, к Петре – точнее, к городку неподалеку от неё, где у нас забронирована гостиница. Гостиница – хостел Valentine Inn, очень самобытный: и полы, и стены, и потолки покрыты коврами, а в гостиной сидят на диванах или прямо на коврах на полу. Зачем сидят? Кто-то читает (книжки на стеллаже имеются, в том числе одна на русском языке), кто-то курит кальян (под него ставят металлическую подставку, чтобы не уронить угли на ковер), кто-то пьет мятный чай (бесплатно и неограниченно), кто-то кофе. Можно взять у них и алкоголь – но цены на него высоки (10 динаров за маленькую баночку местного пива), так как в Иордании распитие спиртных напитков крайне не приветствуется. Номера разные (от двухместных, какие взяли мы, до 10-местных), завтрак скромный, но персонал очень доброжелательный, и сама атмосфера нравится: тепло и уют после холода и сырости улицы.

14 марта. С утра пасмурно и всего +5. Мы едем ко входу в Петру. Сразу проясню информацию по цене (на разных ресурсах – разные цены): местным билет стоит 2 динара, приезжим на один или 2 дня с визой – 50/60, приезжим без визы (например, с экскурсией из Эйлата или из Египта) – 90 динаров. Дорого! Правда, эти визы в паспортах никто не проверяет… После входа, где толкутся гиды, нужно идти пару километров по Сику – узкому ущелью с отвесными стенами, чтобы выйти к Хазнэ, она же Сокровищница, тот самый фасад, который снимали в фильме про Индиану Джонса. Когда мы туда вышли - заморосил дождик, который через 10 минут перешел в ливень. Судя по реакции местных, продававших сувенирчики и снимающих с верблюдами, такого здесь не было: они загоготали и побежали фоткать возникшие вокруг водопады на свои мобильники. Еще через 5 минут из Сика вприпрыжку по колено в воде выскочили несколько туристов, а еще через 15 повалил град, а вся площадь перед Хазнэ скрылась под потоком воды глубиной сантиметров в 80. Стоя под навесом на возвышении, я неторопливо рассуждал. Допустим, дождь не прекратится (небо всё затянуто). Назад уже не пройти (идти два километра по Сику по колено в ледяной воде навстречу потоку – спасибо). Куда идти вперед – непонятно, ибо там поток тоже уже от стены до стены… Взирая на черно-синее небо, потоки воды и кучи града, Саня злобно бормотал себе под нос что-то про своего друга, который перед отъездом дал ему очень ценный совет: выходить в Петру рано утром, чтобы не сгореть под солнцем, которое там палит так, что мало не покажется. Натужно ревя мотором, с почти полностью скрытыми под водой колесами на площадь вырулил джип с открытым кузовом, водила предлагал за 20 динаров с человека вывести отсюда желающих. Которых оказалось сильно больше, чем мог вместить джип: завязалась потасовка, люди, отпихивая друг друга, пытались влезть в кузов. Забитый доверху, джип отвалил, после чего пошли предложения вывести на верблюде или осле. Еще через час дождь стих, а поток немного уменьшился, так что мы решили попробовать все-таки пройти дальше – где-то по камням, а где-то и по воде. Однако метров через 500 нам навстречу попался еще один джип, в кузове которого сидели двое полисменов, прокричавших нам, что сейчас опять пойдет дождь, что объявлена полная эвакуация туристов из Петры, что по Сику больше не пройти и не проехать – он полностью затоплен, и что они бесплатно вывезут нас через всю Петру к другому выходу. К счастью, этот джип, забрав нас, сразу поехал к тому другому выходу, не заехав за толпой туристов, оставшихся у Хазнэ (туда поехало еще несколько машин) – так что мы, стоя в кузове и держась рукой за крышу кабины (попробуйте на досуге), другой рукой могли фотографировать открывающиеся перед нами красоты. Если бы не колдобины и ухабы – получилось бы ровнее, увы.


Вступаем в Сик:

Дальше ущелье сужается:


Хазнэ:

Берите солнечный крем, чтобы не сгореть под ярким жарким солнцем:






Попытки форсирования потоков:



А может, лучше вплавь?


Приехали платные джипы:


Спокойствие, только спокойствие:

Эвакуация. Найдите одно отличие от обычных фоток Петры. Ответ: отсутствие туристов.






Выбравшись таким образом из Петры, мы поехали к лагерю бедуинов в заповеднике Вади-Рам. Путь шел выше в горы, и мы опять попали в непроглядный туман. С одной стороны, было всё же светлое время суток, с другой – дорога была покрыта льдом и снегом. Я так думаю, что за эти 2 дня мы получили в Иордании самую экстремальную погоду десятилетия, если не больше…






Вади-Рам. Вначале мы платим за въезд в национальный парк (5 динаров с человека), потом говорим вьющимся вокруг гидам, что у нас уже есть договоренность с Аттаяком Али – и, надо отдать им должное, они сразу же отступают, а один даже звонит этому Али, чтобы тот встретил нас у информационного центра через 8 км, где туристы должны оставлять свои машины. Дальше всё пошло как по маслу: Али встретил, перетащил вещи в кузов своего джипа и повез нас собственно в пустыню, в лагерь. Он неплохо говорил по-английски. Программа была простая: сейчас мы оставляем вещи в палатке, которая нам выделена, затем он везет нас на короткий вечер в пустыню со встречей там заката, потом возвращение в лагерь и ужин. А с утра – основная программа. Из всего, что мы увидели в Иордании, Вади-Рам с бедуинами произвела на нас самое мощное впечатление. Если вы туда захотите поехать, насмотревшись фотографий, сразу скажу, на что там рассчитывать НЕ надо. Там не будет электричества (заряжайте аккумуляторы заранее и берите с собой фонарик на случай ночных походов в туалет), там не будет горячей воды (наверх выставлен бак с водой, солнце её нагревает, и днем она теплая – это максимум), да и с холодной надо быть экономным (тоже только из баков, никаких скважин нет). Там не принимают сотовые телефоны (бедуины ходят с рациями). Зато вы получите возможность увидеть потрясающую природу и вспомнить за сутки, проведенные там, как вы когда-то ходили в походы. Среди десятка двух- и четырехместных палаток есть одна большая с печкой-буржуйкой внутри, где проходят завтраки и ужины. Готовят сами бедуины, национальную пищу, довольно вкусно и разнообразно (делают мясо, курицу, рыбу и кучу пряных салатов). Вкуснейший чай с мятой. Вечером бедуины достают какую-то местную струнную бренчалку и пару барабанов, и начинаются песнопения у костра – атмосфера очень дружелюбная и уютная. Али сразу сказал нам, что в лагере спиртного у них нет, но если мы привезли с собой – то можно пить, они не против (сказывается опыт общения с соотечественниками, любящими обставить костер ящиками с водкой и устроить скачки вокруг с гоготом и выстрелами в воздух из бедуинских берданок?)
На ночь (в палатке будет около 0) выдают каждому по 2 спальных мешка и по 2 толстых одеяла – в принципе, не холодно.

И вдруг, откуда ни возьмись:

Вечернее сафари:













В лагере:

15 марта. С утра температура чуть выше 0, но ясно, и к полудню уже +22-23, а солнце так и печет. После завтрака (неплохой) мы садимся в джип к Али и уезжаем на большой вояж. Песок, разноцветные скалы, воздух чистейший. Собственно, фотографии скажут куда больше. Помимо стандартных объектов (арочный мост, источник Лоуренса Аравийского, скала-гриб, каньон) мы заезжаем туда, где живут отец и мать Али. Так жили здесь люди 1000 лет назад, так живут и сейчас – ничего не изменилось. Раскинут шатер, нехитрая утварь, рядом бегают козлята (взрослые козы уведены куда-то на пастбище), неподалеку два верблюда, лает собака… Кстати, насчет верблюдов: вы пробовали парное верблюжье молоко? Шикарная вещь! Сладковатое, жирное, вкус потрясающий! Характерно, что когда Али встретил в пустыне своего знакомого, который вел трех верблюдов и нес это самое молоко – тот за угощение не взял с нас ни копейки. Не принято. Верблюды есть там и дикие – видели стадо (ну, стадо – сильно сказано, голов 5, в том числе один маленький верблюжонок). Во второй половине дня заехали к пограничной скале, которая разделяет Иорданию и Саудовскую Аравию. Понятно дело, границы там никакой не оформлено – ну пустыня и пустыня, бедуины рассекают везде (и машины у них большинство с саудовскими номерами) – но туристам дальше вход закрыт. Часов в 14 Али на очередной остановке стал готовить нам обед (лепешки на сковородке, хумус, рыбные консервы, салат, фрукты, сок и чай). Мусор, кстати, он же потом собрал и увез…







Французы катаются неподалеку:

И опять Вади-Рам:




Каньон:



Арка, на которую можно залезть:

И еще:





Так живут местные:

Дима увидел в кустах змею и резво бежит назад:

По идее, дальше - Саудовская Аравия:

Когда экскурсия закончилась (около 16:00) – лишь тогда мы заплатили по 50 динаров с человека (по-моему, нормально за 24-часовое проживание в лагере с трехразовым питанием и двумя экскурсиями). Дальше путь лежал в Акабу и на переход границы с Израилем.
Пограничный пункт работает до 22:00 (по пятницам и субботам – до 20:00), мы быстро сдали в Акабе машину, взяли такси до границы (8 динаров, пешком туда не пускают – особая зона) и в 17:30 уже предстали перед иорданскими пограничниками. Тут всё быстро – 10 динаров плата за выход из страны, штамп в паспорт – и пешком 100 метров через нейтральную сторону на израильский КПП. А вот там уже песня была совсем другой. Вначале полчаса нам смотрели вещи (это при очереди в 2 человека), при этом я услышал, как один из досматривающих вполголоса произнес товарищу что-то типа «Ливан…». Затем – проверка безопасности. Пролистав мой паспорт и спросив цель поездки в Израиль, женщина задала вопрос, ответ на который (я полагаю) уже знала: «С какой страны Вы начали свой маршрут?» Услышав ответ («Ливан») и смотря на ливанские штампы в моем паспорте, она нахмурилась, отложила паспорт в сторону и попросила отойти, сесть на лавочку и подождать, такая же участь постигла и моих попутчиков. Там, на лавочке, мы просидели больше часа, после чего уже другая женщина вынесла нам паспорта и сказала, что, к сожалению, сегодня они не смогут нас пропустить, ибо не успевают провести все необходимые проверки – но завтра они открываются в 6:30, и мы можем подходить. Весь разговор велся на хорошем русском языке, и на нашу реплику про забронированный в Эйлате отель она пожала плечами и произнесла с характерной еврейской интонацией: «Это не мои проблемы». Максимум, чего мы добились – это звонка от них в отель, чтобы те не отменяли бронь (там было 2 ночи), а просто ждали нас на следующие сутки.
Идем обратно. На иорданской стороне погранцы выпучивают глаза: «Вы назад? Почему?» Выходит мужик, знающий русский, выслушивает нашу историю, затем поднимает вверх палец и назидательно произносит: «Никогда! Никогда не имейте дело с евреями! Только с арабами! Понимаете? Арабы – нормальные ребята!» После этого нам аннулируют штампы о выезде (а то бы попали еще и на 20 динаров за новую визу), и мы проходим на стоянку такси. Тут почему-то выясняется, что 8 динаров – это цена билета сюда, а отсюда почему-то 15… С каждого… То есть нет, не с каждого… И не динаров, а долларов… Мужик бандитского вида в кожанке с пеной у рта доказывает, подпрыгивая при каждом слове, что его не интересует, что час назад нас привезли сюда по 8, что тут он всё организует, и что 11 динаров за машину (уже 11, быстро скатился с 15 за каждого) – это единственная официальная цена, можем вот хоть спросить у полицейского рядом. Полицейский индифферентно пожимает плечами – это его не касается – и мы садимся в машину, даем шоферу 11 динаров, из которых он тут же отстегивает 3 тому самому мужику-организатору. Всё понятно. Едем в Мовенпик, в котором сдавали машину. Почем 2 номера, на сутки? 280 динаров. Мда. Заходим в Интернет, и через 10 минут бронируем семейный пятиместный номер в отеле 4* за 40 динаров. Таксисты на выходе из Мовепика бросаются как волки: «Такси! Такси! 10 динар по городу! Русский! Такси!» Переходим улицу, и через 2 минуты ловим такси уже за 3 динара. Рядом с таксистом сидит пьяный пожилой араб (первый и последний пьяный араб, нами встреченный за поездку), который начинает жизнерадостно говорить с нами по-русски и одновременно с таксистом по-арабски. Суть в том, что он тоже едет куда-то, и потому мы должны вчетвером засунуться на заднее сидение. Трое с трудом влезли, четвертому – никак. «Это не проблема!» - радостно говорит пьяный араб, вылезает с переднего места и гостеприимно показывает на сидение, а затем с разбегу втискивается туда же, вжимая севшего пассажира в ручку переключения скоростей и в водителя. «Я скоро выхожу! У Али-Бабы! Это скоро!» Фантастика… Машина ползет по вечерней Акабе к какому-то Али-Бабе, где пьяный араб наконец выковыривается из машины, а потом через окошко дает водителю еще несколько наставлений. Водитель, как оказывается, не знает, где находится наш отель, поэтому на очередном перекрестке, завидев встречное такси, притормаживает, высовывается из окна и что-то кричит коллеге. Под яростные гудки сзади (ну, мы же остановились посередине перекрестка, напоминаю) встречное такси пролетает мимо, затем всё же останавливается и резко сдает назад, впечатываясь бампером в идущую следом другую машину. Зато теперь водилы могут перетереть друг с другом, где находится наш отель, наш таксист благодарно кивает головой и уезжает, а второй остается ругаться с водителем, шедшим сзади (впрочем, у него машина и так была мятая, как и 99% остальных, нестрашно).
Наконец-то отель. На удивление неплохой: мраморные полы, высокие потолки, небольшой фонтан на ресепшене… Низкая цена объясняется тем, что отель еще не достроен, и ежедневно с 8 утра до 8 вечера там ведутся сверлильно-белильные работы – но нам-то тут жить всего до утра, после чего начнется вторая серия перехода границы.
16 марта. Позавтракав, мы поехали на границу. Полиция на входе нас уже узнает (накануне, проверяя паспорта, они долго решали, кем же является наш попутчик Саня – на паспорте у него написано Ukraine, а они такой страны не знали, в итоге спросили у него: «Укрэйн – это Кроэйша? Хорватия?»). Дальше тоже всё знакомо – заплатить по 10 динаров за выход и вперед, к израильтянам. Вещи на этот раз обыскивают почти час, проводя по ним какой-то тряпочкой, которая реагирует на присутствие следов контакта со взрывчатыми веществами. Потом – секьюрити. «Вы уже были тут вчера, почему?» Будто сами не знаете… Объяснил. «Вам придется подождать, пока мы сделаем все проверки». Да без проблем. Садимся на знакомую уже лавочку. Примерно через час к нам выходит дама, которая по очереди по-русски беседует минут по 10 с каждым из нас. «Зачем Вы были в Ливане? Что Вы там смотрели? С кем общались? С кем знакомы в Израиле? Где работаете? Давно ли? Как Вам пришла в голову идея поехать в Ливан? Напишите номера своих сотовых и домашних телефонов и электронную почту». Проходит еще пара часов, выходит уже другая дама и манит меня пальцем в соседнюю комнату. Эта по-русски не говорит, общаемся на английском. «Я – офицер службы безопасности. Я задам несколько вопросов, и если всё будет в порядке – вы сможете въехать в Израиль». Вопросы идут почти те же самые, только куда более подробно. Спрашивает о роде моей деятельности, чем занимаюсь на работе, кто начальник и подчиненные. Просит показать фотографии, сделанные в Ливане, ваучеры на проживание в отелях Израиля и билеты на вылет (показать не распечатку, а именно через Интернет). «Тут есть Интернет?» - «Да, тут служебный Wi-Fi, я Вам сейчас подключу туда ноутбук». На экран ноута вылезает экран на иврите, она нажимает пару кнопок – и о чудо, Интернет заработал. Правда, несколько следующих дней каждый раз после подключения Wi-Fi с ноута шел огромный исходящий трафик – видимо, таким образом Моссад получал оттуда всю инфу  «Ваши друзья говорят по-английски?» - «Нет, но я могу им перевести». – «Спасибо, этого не нужно, мне достаточно разговора с Вами. Как Вы познакомились с Вашими попутчиками? Давно ли их знаете? Кто их родители и жены? Какого вероисповедания они придерживаются? Вы были вместе всё время, или они куда-то уходили? Не общались ли они с гражданами Ливана?». Вроде закончила. Ждем еще пару часов, рядом с нами кукуют 5 китайцев за малайзийские штампы в паспортах. Выходит еще один сотрудник: «Может быть, вы проголодались? Сейчас вам принесут еду и чай или кофе». Через 15 минут реально приносят чай-кофе и огромные сэндвичи – со свининой! Проверка  Потом выходит опять та дама, которая только по-английски, и просит заполнить анкеты, в которых указать имена своих родителей, бабушек-дедушек и прабабушек-прадедушек (впрочем, можно сказать, что кого-то из них не помнишь или не знаешь, не беда). Смеркалось… Нам скорее смешно, чем грустно. Обсуждаем наши диалоги с первой секьюрити. Один из нас, Андрей, рассказывает, как та удивилась, когда он продиктовал ей свой е-майл, куда кроме цифр входит еще слово «Карахан». «Караха-ан?» - уточнила секьюрити, и записала что-то в свой блокнотик. «А кстати, Андрей, почему карахан?» - «Я в шахматы играю, с детства так прозвали, потому что такой шахматист был, так и осталось». Смотрим в Википедии – да, реально, есть Карахан-шахматист, но есть еще один Карахан, деятель иранской исламской революции, основатель экстремистского движения караханидов. Блин… Андрей ржет, нам тоже смешно. В 6 вечера нам возвращают паспорта и торжественно говорят, что теперь мы можем идти дальше – на таможню (китайцы провожают нас завистливыми взглядами). Еще полчаса, после чего мы оказываемся на стоянке в Эйлате, откуда как волки сбегаются к нам таксисты. Дежа вю? За поездку в отель с нас просят 40 шекелей или 15 долларов. Курс доллара к шекелю несколько иной (1:3.5), но водитель непреклонен: или давайте шекели, или 15 долларов. Едем. Слава Богу, отель! Sunset Beach, очень зелено и уютно, просторные номера, симпатичный внутренний двор. Небольшой минус – до моря пешком минут 10, впрочем, это ерунда. Когда возвращаемся с моря – встречаем в нашем отеле уже знакомых китайцев, их только сейчас пропустили, и их автобус в Иерусалим ушел, теперь поедут туда завтра.
Отель в Эйлате:

17 марта. С утра – купаться, затем берем машину и к полудню выезжаем в сторону Иерусалима.

Флаг Иордании разделяет залив на израильскую и иорданскую части:

По дороге заезжаем в крепость Моссаду, давшую имя спецслужбе Израиля. В принципе, виды сверху красивые, но заявленных денег оно не стоит. Чтобы оценить символ Израиля – нужно быть евреем (точно так же, чтобы оценить Филадельфию, нужно быть американцем, я упоминал об этом в отчете прошлого года). Едем вдоль Мертвого моря, всматриваясь в иорданский берег – когда мы там проезжали? Кажется, что целую вечность назад. С израильской стороны море более ухожено: отели, загородки, просто так найти место и выйти на берег сложно, хоть и есть варианты. Навигатор наконец-то заработал, как положено – но тут же нас удивил, поведя к Дамасским воротам, рядом с которыми была гостиница, через такие районы, по которым страшно ходить без автомата (на машине израильские номера, и откуда-то в неё швырнули камнем – неприятно). Отель – хостел напротив Дамасских ворот. Из плюсов: в 50 метрах старый город, дешево, и на удивление неплохой завтрак, даже разнообразный. Из минусов: тесно, в номерах не убирают, очень старое здание. Впрочем, по цене примерно что-то подобное я и представлял (в том отеле, который я заранее присмотрел, мест не хватило, увы, и пришлось искать что-то рядом). Вечером, уже затемно, идем гулять по старому городу. Впечатления просто потрясающие! Иерусалим – место обитания абсолютно разных людей, и большую часть составляют даже не туристы, а местные. Чинные евреи в характерных черных шляпах и с пейсами, крикливая молодежь (мальчишки лет по 8-9 играют в футбол – но каждый в кипе, а у некоторых и пейсики уже тоже есть), закутанные с ног до головы жены местных арабов, сами арабы… Много паломников, причем как христианских, так и мусульманских. Иерусалим – настоящий Вавилон нашего времени. Впрочем, описать это сложно, нужно там быть, чтобы это почувствовать.




А вот так живут в кибуцах - израильских колхозах:



Дамасские ворота:

18 марта. С утра отправляемся на прогулку по Старому городу. Яффские ворота. Цитадель Давида (интересная экспозиция истории Иерусалима). Храм Гроба Господня. Церковь Искупителя с её колокольней, самой высокой внутри стен. Лабиринты узких улочек с бесконечными базарами. Армянский квартал. Греческий патриархат. Церковь Тайной вечери. Гора Сион. Львиные ворота и Виа Долороса, улица Скорбного пути, начинающаяся от них. Проходим было к Масличной горе – но уже 16 часов, приходите завтра. Выходим к Стене Плача. Чтобы пройти туда, куда запихивают записки, нужно обязательно одеть кипу, выдаваемую тут же. Кстати, вы знаете, почему эта стена – именно Плача? Потому что это всё, что осталось от разрушенного Второго Храма, построенного Иродом на месте Первого Храма, построенного еще во времена Соломона. А третий храм, если он будет – должен быть построен на этом самом месте, т.е. там, где сейчас стоит мечеть Аль-Акса, третья святыня мусульманского мира после мечетей в Мекке и в Медине. Как распутать этот клубок, не знаете? На одной из маечек, продаваемых в Иерусалиме, нарисованы две хохочущие конфеты M&M, они угорают, держатся за животы и чуть ли не катаются со смеху. Надпись под всем этим гласит: «Мир на Ближнем Востоке? Ха-ха-ха!!!» На Храмовую площадь, где расположены мечети Аль-Акса и Купол Скалы, пройти можно только утром, с 7:30 до 10:00 (в остальное время – только мусульманам). Когда стемнело, ноги были уже совсем ватные – иерусалимские горки отнимают много сил, готовьтесь.









Макет Иерусалима в Цитадели Давида:

И опять город:



Храм Гроба Господня:



Вид на город с колокольни церкви Искупителя:

А это внизу:













Купола церкви Марии Магдалины на Масличной горе:

19 марта. Рано утром, в 7 часов, проходим насквозь Старый город и занимаем очередь на КПП перед Храмовой горой. Очередь начинается у Мусорных ворот и подвигается, несмотря на пугающую длину, довольно быстро – минут через 40 мы уже были на мосту, который поднимается за стену. Внутрь мечетей не пускают, можно походить вокруг. На траве сидят группки мусульман, один (с Кораном на коленях) учит, остальные внимают. Периодически то одна, то другая группа начинает громко кричать «Аллах Акбар!!!» и скандировать какие-то лозунги. Воздух вокруг кажется наэлектризованным от эмоций: с одной стороны плачут евреи, скорбящие о том, что им невозможно восстановить Храм (потому что для этого надо разрушить Аль-Акс), с другой – негодуют арабы, которых ужасно раздражает, что одна из их главных святынь (кто не знает – именно тут совершил «Скачок на небеса» Мухаммед) оккупирована и, по сути, контролируется евреями.



Марию Магдалину видно и с Храмовой горы:

Вернувшись в гостиницу и позавтракав, отправляемся на прогулку по стенам города. Так можно пройти либо от Яффских ворот к Львиным (этот маршрут длиннее), либо от Яффских к Мусорным (короче, но симпатичнее). В любом случае билет берется у Яффских ворот и действует на оба маршрута (зайти на стену нужно до 16:00, потом путь закрывают).




Пройдя к Львиным воротам, идем во второй раз на Масличную гору. Там много очень значимых объектов – начинаем с базилики Агонии и остатков Гефсиманского сада, затем поднимаемся к русской церкви Марии Магдалины, чьи купола призывно блестят издали. Подойдя к воротам церкви, читаем, что она открыта для посещений 2 дня в неделю с 10 до 12, и это не наши дни. Однако у ворот под предводительством толстого попа ждет группа паломников - вначале они поют, затем поп начинает наставлять густым басом: «Вот часто спрашивают, можно ли ставить свечи за некрещеных? Можно! И свечи ставить можно, и молиться можно!» Тут ворота открываются, оттуда другой поп выводит другую группу, на ходу перекидываясь парой фраз с этим: «Так тебе рубашку-то захватить? Давай я передам с Натальей, она следующих поведет». Паломники, крестясь, ступают внутрь, а мы проскальзываем за ними. Внутри очень красиво и спокойно: высочайшие кипарисы, заросли цветов и огромных размеров коты, вальяжно шествующие по дорожкам или презрительно поглядывающие со скамеек. Постарайтесь зайти, искренний совет. Дальше, в обход церкви, долгий путь в гору, где находится великолепная обзорная площадка (чьё великолепие несколько умаляется тем, что она окружена кладбищами, которые попадают практически в любой кадр – впрочем, мементо мори), еще выше – церковь «Патер Ностер» («Отче наш») с текстом произнесенной здесь в первый раз этой молитвы на 65 языках и мечеть (да-да, не часовня или храм, а именно мечеть!), построенная на том месте, откуда вознесся на небо воскресший Христос. Спускаемся обратно, заходя по дороге в церковь успения Богородицы (почти напротив базилики Агонии), а затем еще раз пересекаем старый город, выходим к Яффским воротам и забираемся на вторую часть стены. Когда заканчивается и этот поход, уже темнеет. Опять улицы, опять лестницы, люди, люди, опять люди… Туристы, паломники, священники, муллы, раввины, просто местные жители… Этому городу уже более 3000 лет, история здесь всегда кипела, и если она будет иметь конец – такое впечатление, что начнется он тоже тут.










20 марта. С утра выезжаем в Вифлеем. Утром за день до этого местные таксисты стращали нас, что на прокатной машине нельзя проехать на территорию Палестинской автономии, но, как оказалось, это было враньё. Ехать недалеко, и вскоре мы оказываемся перед огромной стеной – реинкарнацией Берлинской, что ли… Стена, вышки, колючая проволока, граффити. После короткой проверки паспортов (убедиться, что мы – не граждане Израиля) нас пускают внутрь. Церковь Рождества найти несложно (на указателях написано «Церковь Наций»). Удивила группа паломниц-мусульманок, у которых были видны только глаза – ну что ж, тоже, значит, уважают… Еще немного гуляем по Вифлеему, посещаем церковь Святой Екатерины (нянька Христа) и эфиопский монастырь.



Опачки!

И опять Вифлеем:


Голубь в бронежилете - не менее сильно, чем Джоконда с базукой:


Вы думали, что Берлинской стены больше нет? Она переродилась!




Выехать из Вифлеема куда сложнее, чем въехать: мы стоим на очереди к КПП, наверное, больше часа. Наконец пропускают, и мы выбираемся в Иерихон. Навигатор ведет по кратчайшему пути – там красиво (по пути можно лицезреть фантастический вид на монастырь в горах), но дорога крайне плохая. Мы проезжаем, но в паре мест приходится выходить из машины. Сам Иерихон запомнился пустым КПП с угрожающим плакатом: «Внимание! Гражданам Израиля переходить за эту черту опасно для жизни!», улицей Дмитрия Медведева и музеем его же имени, где кроме монеток и черепков находится сикомора Закхея (кто не в курсе – на неё залез мытарь Закхей, чтобы сквозь толпу увидеть проходящего мимо Иисуса), которой уже 2500 лет.


Вернувшись в Иерусалим, идем открывать еще одну его грань. Дело в том, что довольно легко можно выйти на крыши города, и уже затем с крыш, соединенных переходами и мостиками, посмотреть на город с нового ракурса. Подъемов на крыши достаточно, мы воспользовались тем, что находится у места примыкания улицы Святого Марка к улице Давида (она примыкает в двух местах – так идите к тому, которое дальше от Яффских ворот).



21 марта. Утром прощаемся с Иерусалимом и выезжаем к Галилейскому озеру. Дорога идет опять-таки через Иерихон, а затем в город Тиберий. Там, поставив машину и отдыхая на берегу озера, получаем штраф за парковку без оплаты. Никого не было – мужик-парковщик, видимо, скрывался неподалеку и налепил квитанцию на лобовое стекло сразу после нашего ухода. 100 шекелей, такие дела.


После Тиберия – в Табху, где находится церковь Умножения хлебов и рыб, а затем – в Капернаум. Еще один совет: перед посещением Израиля прочтите хотя бы одно из Евангелий, чтобы понимать, что произошло на то или ином известном с библейских времен месте.



Затем проезжаем Кану Галилейскую (дикие пробки) и въезжаем в Назарет, где идем в церковь Благовещения. Любопытны изображения Богоматери, выполненные в стилях разных стран: тут тебе и Грузия, и Япония, и Парагвай…




Вечером прибываем в Хайфу, на берег Средиземного моря, и заселяемся в отель «Рентал Марис» - вполне неплохой. После пробок в Назарете и Кане мы очень устали, а на въезде в Хайфу (300 тысяч, немаленький городок) навигатор опять заглючил и отказался искать и улицу, и отель. На дворе шаббат, вечер пятницы, улицы будто вымерли, спросить дорогу не у кого. «Куда ехать?» - спросил меня Саня, а я раздраженно сказал: «Куда хочешь. Хочешь – прямо, я все равно не знаю, куда!» Мы проехали прямо, потом свернули, потом еще свернули, потом остановились – и тут навигатор заработал и показал, что до нашего отеля остается 200 метров. Чудеса случаются, нужно только уметь их видеть.
Итак, Хайфа, шаббат, практически все кафешки-рестораны закрыты, даже общественный транспорт – и тот не ходит. К счастью, находим замечательное кафе «Сангрия». Хозяин позиционирует его как тапас-бар, но не откажется сделать и полноценный ужин. Прекрасно говорит по-русски, сам замечательно готовит, и цены невысоки – чего еще желать для счастья? Будете в Хайфе – заходите, останетесь довольны.
22 марта. Утром выезжаем в Акко, это на север, ближе к тому месту в Ливане, с которого мы 2 недели назад смотрели на израильские берега. Накануне вечером в новостях сказали, что на территории Израиля уничтожены 2 ливанских боевика, проникших со стороны Тира с целью подготовки терактов, а ночью на каждый номер каждого жителя Израиля пришло смс на «ломаном иврите» с текстом «Евреи, ждите теперь наших ракет!» Тем не менее, в Акко было спокойно: набережная, гавань, улочки старого города – почти как в Ливане. Круг почти замкнулся…



Вернулись в Хайфу, позагорали немного на пляже (я даже искупался – водичка +18-19, вполне нормально), а затем поехали в Бахайские сады. В Хайфе на горе расположен храм бахаистов (которые считают, что Бог один, просто разные народы называют Его по-разному – кто Иеговой, кто Аллахом, кто Буддой ну и так далее). Сады взбираются высоко на гору, но все перекрыты: вы можете зайти в них в 4-х разных местах, но не уйдете дальше 50 метров за вход. Максимальная территория для прогулок доступна от входа сразу над Бахайским храмом, при входе охранники произносят заученную фразу: «Добро пожаловать на священную территорию Бахаев! Здесь запрещено есть, пить, жевать жвачку, курить и трогать воду в фонтанах!» Сам храм открыт для посещений с 9 до 12 утра.








23 марта. С утра платим штраф (на почте), а после едем в Бахайский храм (все же интересно – чего там внутри? Но фотографии и видео снимать категорически нельзя), затем – по дороге на Тель-Авив. Заселившись на одну ночь в отель, уделяем время пляжу, на который выходят балконы отеля, а потом идем пешком вдоль набережной в Яффо. Помните Яффские ворота? Когда царь Давид строил стену Иерусалима (3000 лет назад), Яффо уже был, и была дорога на Яффо. Сейчас это часть Тель-Авива, а с тех времен не сохранилось ничего – правда, заслуживает внимания порт и куски крепости, а также несколько улочек в старом городе. Сам же Тель-Авив произвел мало впечатления: так, высотки отелей, известные имена, присвоенные улицам, зеленые площади… Новодел.
Дорога на Яффо:

Яффо:





24 марта. Утром, загружая вещи в машину, я с сожалением смотрел, как кто-то с утра пораньше купается в море. Едем в аэропорт, регистрация начинается за 3.5 часа до вылета. Перед проходом к стойкам – секьюрити. «Где Вы начали свой маршрут?» Блин… «В Ливане, вон штамп, видите же?» - «О-о, в Ливане… Отойдите в сторону, подождите…» Опять дежа вю. Женщина в форме беседует с нами по очереди. Зачем? Мы ведь уже уезжаем, достаточно просто прошерстить наши вещи в поисках бомб или чего там они ищут. Но это будут делать потом – а пока они решают, можно ли нас пропустить в то место, где будут обыскивать нас и наши вещи. Минут через 30 пропускают, и мы встаем в конец огромной очереди на обыск. Справедливости ради – все очень четко организовано: пять человек уставились в монитор, на котором отображается содержимое сумок, еще четверо вытряхивают всё содержимое в специальные коробочки и тазики и пускают через детектор повторно, еще один мажет вещи какой-то фигней (знакомая процедура по еще Эйлату), двое – у рамки, а одна выдергивает из очереди пассажиров, у которых вылет уже совсем скоро и ведет их на обыск вперед толпы. Наконец, проходим в самолет…
Всегда жалко уезжать – но впечатлений получено уже достаточно. В Израиле евреи постарались визуализировать те незримые грани, вдоль которых мы перемещались во время поездки. Вот тут – Израиль, а вон там, за высокой стеной – Палестина. Тут евреи, а вон там, через КПП – арабы. Впрочем, арабы везде, и как ни старались евреи, грани все равно не видно. Может, оно и к лучшему?

Отредактировано автором: 22.08.16 17:26:41Сообщить модератору



От Ливанской части умер от зависти...
Ливанцы считали раньше себя филиалом Франции ). Может и сейчас так считают?
Спасибо, очень интересное путешествие!
Великолепно и написано и пропутешествовано. Спасибо.
Как здорово! Дааа...Ливан!!! Сколько там всего замечательного! Какие вы молодцы! Спасибо за отзыв
Вот это путешествие...
Даже не знаю чего сейчас больше - белой зависти или восхищения)) Дважды прочитала на одном дыхании.
Спасибо за хороший рассказ и сочные фотографии.
Взяла себе в Избранное.
Очень хороший отзыв. Спасибо.
Фото гор и каньона просто завораживающие! Да и весь трип - восторг! Может же кто-то себе позволить! (зависть - белая!!!) :-) Респект и уважуха, как говорят наши дети!)))
Цитата:

Вот это путешествие...
Даже не знаю чего сейчас больше - белой зависти или восхищения))

+1 Тоже в избранное утащила
Спасибо! Прочитал и посмотрел фотки с удовольствием.
Цитата:

Даже не знаю чего сейчас больше - белой зависти или восхищения))


У меня - восхищения
Жму Вашу руку!
Какое путешествие у Вас получилось! Эх... Спасибо за отзыв!
Цитата:

Даже не знаю чего сейчас больше - белой зависти или восхищения))


тоже завидую, молодцы,
Спасибо большое за отзыв!
Класс!
И само путешествие и его описание.
Спасибо за доставленное удовольствие.
Спасибо, было очень интересно прочитать (по Иордании и Израилю тоже путешествовали самостоятельно и тоже на машине).
Цитата:

Понятно, что с израильским штампом в Ливан не пустят.


А разве израильтяне ставят штамп в паспорте? Нам выдали в качестве виз бумажки голубого цвета, так что в паспорте никакого следа от посещения Израиля не осталось, можно в Ливан:)
Спасибо за отзыв. Вы практически "объяли необъятное".
До Израиля мне далеко, потому что я полностью с Вами согласна:
Цитата:

перед посещением Израиля прочтите хотя бы одно из Евангелий, чтобы понимать, что произошло на том или ином известном с библейских времен месте.


А вот Иордания в ближайших планах.
Петра с потоками воды - это что-то!
Может, поделитесь адресом бедуинов, которые возили Вас в Вади-рам?
Цитата:

А разве израильтяне ставят штамп в паспорте? Нам выдали в качестве виз бумажки голубого цвета, так что в паспорте никакого следа от посещения Израиля не осталось, можно в Ливан:)


Если въезжаете через Бен-Гурион - то да, дают бумажки, паспорт не страдает. А вот если через один из КПП Иордания/Израиль - то никаких бумажек у них нет, только штамп в паспорт. Не уверен насчет транзитного въезда (например, из Египта автобусом в Петру через узкую израильскую полоску), или насчет въезда в Бен-Гурион, а затем выезда в Иорданию с последующим возвращением - возможно, в этих случаях тоже можно обойтись без штампа, но это явно были не наши случаи. В нашем случае - только штамп в паспорт.
Цитата:

Может, поделитесь адресом бедуинов, которые возили Вас в Вади-рам?


info@bedouinroads.com
И сайт у них свой есть, там подробно расписаны экскурсии.
Спасибо за замечательный рассказ) Мы когда летали на экскурсию из Турции в Израиль, на паспортном контроле в Бен-Гурионе нам поставили визы в паспорт, хотя мы говорили -нет , нет -не надо, нам обещали бумажки!!! А некоторым туристам дали эти бумажки. Как то так получилось
Читала в несколько заходов. Жутко понравилось! Интересно, познавательно и весело!
Эвакуация из Петры - это что-то )))
Спс!
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ: