12.11.12 23:15:57
Байкал: там где гонит волну баргузин... 
Время отдыха: июнь 2011

Без малого две недели лета прошлого года я провела на Байкале. Сказать, что это было открытием для меня – значит не сказать ничего.

У воспоминаний есть особое свойство - со временем они становятся все более отчетливыми и ясными. Сперва, тебя переполняют эмоции, море впечатлений, лиц, деталей, чувств, из которого ты пытаешься выловить самое значимое, чтобы поделиться с друзьями и близкими. Спустя неделю-другую эмоции утихают, чувства притупляются, ощущения стираются из памяти, события перемещаются на дальнюю полку памяти. Но стоит только коснуться неосторожно этой паутинки, как каждая деталь, запах, образ вмиг оживают и становятся все более и более отчетливыми и осязаемыми. Сейчас, разглядывая альбом с фотографиями, я все больше и больше погружаюсь в те две недели июня, когда я стала немного глубже, соприкоснувшись с глубочайшим озером в мире – с озером Байкал.
Сегодня говорят и пишут о Байкале многие, все больше и больше людей отправляются в самое сердце Сибири, и каждый, кто побывал на берегах Священного моря, влюбляется в него на всю жизнь.
Во мне оно тоже теперь живет, и где-то там, за тысячи километров отсюда на самой северной оконечности острова Ольхон живет теперь частичка меня, развеваясь под порывами Баргузина.
Я странник по натуре, не умею и не могу сидеть на одном месте. Без новых впечатлений я заболеваю. Улучив две недели отпуска, я остановилась на трех вариантах его проведения: Алтай, Камчатка и Байкал. И я задумалась о Камчатке. Всерьез задумалась, но поскольку одной было страшновато, я списалась со своей давнишней подругой. Ознакомившись с турами, мы поняли, что кошелек нам не позволит, а организм этого не простит. Так мы и сошлись на Байкале. Меня привлекла красота и уникальность этого места, а Таню, конечно, шаманы и энергетика (опережая события, скажу, что все ожидания были удовлетворены). В Интернете нашли приемлемый вариант (www.baikaltur.com), и решили: летим! Собрались мы быстро, месяц пролетел незаметно. И вот уже аэропорт Внуково, посадка и мы летим навстречу солнцу. К слову, для меня это было первое знакомство с авиацией: мой первый самолет и 6-часовой перелет. Я даже успела разглядеть уральский хребет: как непривычно смотреть на горы с высоты, - здесь в кресле самолета в голове у меня был одна мысль: какая же большая и красивая у нас страна!
Перелет из Москвы до Иркутска занял почти 6 часов, иркутское время опережает Москву на 5 часов, так, что, вылетев из Москвы в 7 часов вечера, в Иркутск мы прилетели около 6 утра.

Еще когда самолет кружил над иркутским аэропортом в голову лезли всякие мысли - а где же собственно аэропорт? Церкви, река, жилые районы.... Аэропорт оказался очень маленьким и серым. Нас выгрузили на кривую бетонку, шел дождь, отчего все казалось еще более серым и унылым. В холле аэровокзала нас встречал Сергей (как потом выяснилось – «ум, честь и совесть» турфирмы, а попросту - директор, по совместительству водитель и гид). В небольшом микроавтобусе, где все было пропитано корейским духом, собралась весомая часть группы, нас повезли в город Байкальск (по дороге мы захватили еще двоих попутчиков).
Переезд был долгим, каких-то двести километров мы ехали часов шесть. Спуски и подъемы, крутые повороты и обрывы. Трасса М55, от Иркутска до Улан-Удэ, пролегла по южному побережью Байкала. Петляющая узкая полоска асфальта, справа - откосы, слева - обрывы. Это все, что можно было разглядеть сквозь плотную занавесь дождя. Таким я уыидела Байкал впервые:

В Байкальск мы приехали к обеду. Нас провезли по городку (обзорной экскурсией это было сложно назвать). Признаки «монопрофильного населенного пункта» отчетливо проглядывали в очертаниях города
Молодой город Байкальск вырос вокруг того самого БЦБК, «целлюлозно-бумажного чудища», которое кормило и кормит по сей день десятки тысяч местных жителей, сбрасывая отравленные воды в Байкал.
Унылые блочные пятиэтажки, советская архитектура соцкультбыта, один приличный супермаркет и «позные» на каждом шагу.
Мы заказали тур с проживанием на квартире, все остальные наши одногруппники расположились на турбазе у горы Соболиная. Квартирка оказалась очень неплохая, чистенькая, с ремонтом и чистым бельем. Хозяйка жила по-соседству, украинка, она была очень приветливой и гостеприимной. Только на следующий день мы оценили вид, который открывался из окна – в синей дымке горы-горы-горы...
Вечером нас пригласили на костер на берег Байкала. Уставшие, еле живые, мы знакомились, ели копченого омуля и наслаждались закатом над Великим Озером. Дождь, встретивший нас в Иркутске, шел весь день. Традиционный костер даже хотели отложить до лучших времен, но к вечеру от непогоды не осталось и следа. Ровная гладь озера, точно зеркало, отражала гаснувший день, а вдали синели отроги хребта Хамар-Дабан.



На следующее утро мы отправились на Теплые озера.
Удивительные места. Сколько здесь рек и ручьев! У многих даже названий нет, так и значится на табличке: река Безымянная, ручей Безымянный или просто ручей Ручей. Вода, сбегая с заснеженных холмов (даже в конце июня на самых верхушках виднелись большие снежные пятна), бурля и перекатываясь через огромные камни, устремлялась в Байкал.
Дорога заняла немногим больше получаса. Свернув с асфальта на грунтовку мы въехали в реликтовый лес - гигантские тополя, как стражи вытянулись вдоль дороги. Вперемешку с соснами стали появляться красавцы-кедры.
Водитель дядя Саша - мастер своего дела, аккуратно и быстро довез нас до места. Нашим гидом на все оставшееся время стал Женя - молодой улыбчивый парнишка, знающий каждый камень, каждую тропку в лесу, дитя природы, одним словом. Тёплые озёра расположились у подножия хребта Хамар-Дабан, все они ледникового происхождения. Мы прошли вдоль реки Снежной и вышли к озеру Сказка. В удивительно чистой воде отразился равносторонний треугольник горы Шапка Мономаха.
Издалека она казалась чудной, было принято решение взобраться на эту гору.

А пока, мы шли по берегу к Изумрудному озеру, обнимались с кедрами и фотографировались на фоне гор.
Озеро Изумрудное, в отличие от Сказки имеет болотистый берег, поэтому отдыхающих здесь не было, как не встретились они и на Мертвом озере. Женя рассказал, что "мертвым" озеро называют потому, что в нем не водится рыба, т.к. оно слишком мелкое и полностью промерзает зимой.
Мы прошли мимо каменных обвалов, под ногами то и дело белел мрамор. Мрамор - это отдельная история на Байкале. Здесь его столько, что им посыпают дороги вместо песка и щебня. Закончив «обход» наша группа разделилась на "отдыхающих" и "отчаянных". Сейчас я думаю, пожалуй, стоило остаться внизу... Я пошла со второй группой. Мы полезли покорять Шапку Мономаха. Поднимаясь по узким и скользким тропкам, через поваленные деревья, все выше и выше, так, что верхушки берез уже были подо мной, я знала, теперь я скалолаз! Скажу сразу: до вершины я так и не добралась, не хватило сил и кислорода. Гора имеет форму пирамиды и высота её всего лишь 685 метров, но подъём на неё нелёгкий, т.к. карабкаться пришлось цепляясь за всякие уступы и корни деревьев. Зато где-то внутри осталось чувство гордости за себя: я все-таки была там. А потом был спуск. Здесь я узнала, что спуск намного труднее подъема. Но зато внизу нас уже ждал свежевыловленный омуль горячего копчения!

Вкус байкальского омуля останется со мной на всю жизнь. Правду говорил Женя, его можно есть каждый день (как, в общем-то и делают большинство жителей Прибайкалья). Вечерело, наши собратья по автобусу умудрились обгореть на солнце, купаясь и загорая на берегу. Мы тоже успели искупаться. Вода была не сказать, что холодная, но и теплой её было трудно назвать. А еще мы с девчонками совершили "круиз" на весельной лодке по озеру Сказка. Назад мы возвращались уже дружной компанией, распевая песни.

На следующий день был понедельник. Как обычно, день тяжелый, а особенно с непривычки лазать по горам. Открыв окно, мы почувствовали неприятный запах, горы были точно в дымке. Вонь стояла жуткая. Когда мы вышли на улицу запах усилился. Ветер дул с берега, а вернее с БЦБК, дым от целлюлозно-бумажного производства был отвратителен... странно, но местные жители относились к этому зловонию стоически равнодушно. "Все зависит от розы ветров "- говорили они. Пока ждали наш автобус, успели вдоволь надышаться, так, что теперь при упоминании БЦБК я чувствую стойкий запах протухшего борща.
Но счастье было рядом, автобус повез нас прочь от этого дыма, захватившего Байкальск. Нас высадили в лесочке. Отсюда мы двинулись вдоль горной реки Солзан вверх по тропе. Переход был сравнительно небольшой - 7 километров, но занял у нас около двух часов. В нашей группе шел четырехлетний малыш, очень серьезный почти не капризничал, настоящий сибиряк.
Мы пришли к скале Чертов Палец – это не что иное, как останец, некогда бывший горой. Кто бы мог предположить, что ТУДА я тоже полезу:

Было тяжело, а потом даже страшно. Отвесная каменная стена, ни тебе страховки, ни тебе лестницы, а внизу – тайга. Пару раз я уже прощалась с жизнью и думала: вот так погибнуть было бы очень грустно. Так или иначе, в самом хвосте нашей группы я все-таки заползла (не без помощи Жени) на скалу. То ли от чрезмерной концентрации адреналина, то ли от открывшихся взору панорам хребта Хамар-Дабан и долины реки, я была по-настоящему счастлива там, наверху.



Спускаться не хотелось... здесь было еще больше адреналина, все в ссадинах и царапинах мы все-таки сползли к реке. На берегу нас ждал вкусный обед. Второй провожатый - Эдик мастерски жарил шашлыки и варил горный чай из трав. Я тоже сползла со скалы, и первым делом кинулась к воде. Это был бальзам на обсохшие и искусанные губы. Живительная влага горной реки вернула силы. Окунув ноги в бурлящие ледяные потоки я сидела, разглядывала гигантские камни-валуны и слушала мерный шум перекатывающихся волн.



Потом был обратный путь, который мне показался короче. А ночью мне снились горы.......


Продолжая записывать воспоминания о странствии, хочется оставить на память мысли, запахи, ощущения - все то, что проникло глубоко-глубоко, что по ночам приходит во снах, что в минуты беспросветной тоски заставляет двигаться вперед.
Итак, четвертый день начался рано. Выезд был назначен на 7 утра. До сих пор мы выезжали из апартаментов в одиннадцатом часу, а то и позже - ввиду "большой росы". Наш маленький автобус вновь повез нас по ныряющему серпантину в Иркутск. Милая девушка Ника провела нам «обзорку» по городу.

Мне показалось, что Иркутск намного меньше нашего Ярославля, а еще он более уютный и домашний. В центре очень много деревянных домов, которые "помнят Колчака", причем дома во вполне сносном состоянии. Сердцем Иркутска является белокаменный Знаменский монастырь, у стен которого не так давно был установлен памятник талантливому русскому офицеру, политику, исследователю Александру Васильевичу Колчаку, погибшему здесь неподалеку - на берегу Ангары.




Порадовали и названия иркутских улиц, особенно запомнилась одна - улица Декабрьских событий. Вообще здесь все имеет ореол "декабрьских" событий. Ведь в XIX веке Иркутск был "столицей" ссыльных, в том числе и декабристов. Может от этого люди здесь совсем другие, впрочем, как, пожалуй, и все сибиряки. Высокие, светловолосые, улыбчивые - они более открытые и добродушные люди, чем жители европейской части (или, как называют нас там "европейцы"). А еще здесь подавляющее большинство машин имеют правый руль, такое ощущение, что все живут, ну если не в Японии, то неподалеку.
Первую остановку мы сделали на дамбе Иркутской ГЭС, отсюда открылась панорама на город и на строптивую Ангару.
А чуть далее на приколе стоит столетний паровой ледокол, который носит имя этой уникальной реки.

После нас ждал путь в поселок Листвянку. Но прежде мы заехали в самый большой музей под открытым небом «Тальцы». Здесь все пропитано давними временами, век 16-17, когда первопроходцы осваивали Сибирь. Деревянные постройки расположены так, что складывается впечатление, будто гуляешь по старинному сибирскому селу.



Здесь же можно было познакомиться с бытом коренных жителей – бурят. Мы узнали, что такое "улус", а также выяснили, для чего буряты ставили саргэ (но об этом чуть позже).





Ближе к вечеру мы приехали в поселок Листвянка. Нашей целью был Лимнологический музей, изюминкой музея, безусловно, является бассейн (не могу назвать его аквариумом), где резвятся забавные нерпы. Они очень любят фотографироваться, но на одном месте их не удержишь, поэтому снимки получаются у всех смазанные.

На обратном пути мы остановились на берегу на противоположной стороне виднелись верфи поселка Порт Байкал, а посередине, едва выдаваясь над поверхностью воды виднелся знаменитый Шаман-камень, именно здесь Ангара начинает свой путь - это самый большой исток реки в мире – шириной более километра. Очень много легенд связано с этим местом, самая известная, пожалуй, про старца Байкала и его строптивую дочку Ангару, которая, ослушавшись воли отца, сбежала от жениха Иркута к вольному богатырю Енисею, а разгневанный отец бросил ей вслед скалу, но не смог удержать.

А потом мы вновь прошлись по вечернему Иркутску, постояли у памятника Александру III, и покормили жирных иркутских чаек на берегу реки Иркут.
Погода испортилась. Мы возвращались во тьме под нескончаемую дробь дождя. Как дядя Саша умудрился нас привезти целыми и невредимыми, для нас осталось загадкой. В Байкальске мы ему не сговариваясь устроили бурные овации. А еще мы с Таней оценили всю прелесть проживания на квартире, промокшие до нитки, мы мечтали об одном - о теплой ванне и она у нас была, в отличие от собратьев, осевших на турбазе.

На пятый день в программе значилась Слюдянка и мыс Шаманский. Это обнадеживало, т.к. переезд от Байкальска до Слюдянки небольшой. Отдохнувшие после тяжелого дня, мы приехали в город и отправились в частный музей минералов. Музей интересный, большая экспозиция минералов расположилась на первом этаже маленького деревянного домика, на втором организован магазин (кстати сказать, есть что выбрать).

Чудаковатая женщина-экскурсовод увлеченно рассказывала о камнях и кристаллах, с особым упоением - о тех, что рождает прибайкальская земля: нефрит, чароит, мрамор, аметист и многие-многие-многие еще.

После музея мы отправились на «обзорку». Конечно, главной достопримечательностью Слюдянки является железнодорожный вокзал, единственный в мире, выполненный из цельных кусков белого мрамора.



Город оказался весьма гостеприимным и тихим. Кажется, там где-то даже фонтан попался. Именно от Слюдянки начинается ветка Кругобайкальской железной дороги (КБЖД), которая обрывается в порту Байкал.

Мы выехали из Слюдянки, поднявшись по серпантину по направлению к поселку Култук. Высадили нас в непонятном месте на обочине, внизу, виднелся город, а еще дальше, в синей дымке, тот самый мыс Шаманский.

Нам предстоял непростой переход - с холма на холм, по узким тропкам, вдоль берега, до самой южной оконечности Байкала.
Скалы, гроты, пещеры, обрывы и панорамные виды Байкала, а вслед нам смотрел задумчивый Хамар-Дабан.
Говорить об ощущениях, которые вызывало это место, все равно, что описывать запах вечности и свободы. Глубина, простор и умиротворение, Влажный култук (еще один ветер на Байкале – теплый, несущий дожди, он дует со стороны одноименного поселка) с тонким ароматом желтых лилейников...



Вечер был длинным и ... свободным. Мы вернулись в Байкальск довольно рано и решили с Таней изучить берег. Честно сказать, у нас была (как потом единодушно мы признали, безумная) идея - искупаться в Байкале. Дома-то на Волге уже вовсю шел купальный сезон (на календаре было 22 июня). Нас хватило лишь на то, чтоб опустить стоптанные пятки в Байкальский прибой, а ведь мы не из робкого десятка (позже, на Ольхоне мы это подтвердили). Но наш поход стоил того: долгий закат над Байкалом, точно с картин Рериха, мы сидели завороженные на пирсе и наблюдали, как солнце, медленно сползало за хребет… был самый длинный день в году.




Шестой день подарил нам много новых ощущений и впечатлений, которые до сих пор живо представляются мне.
Сережа нас заранее предупредил, чтоб мы одевались теплее и готовились к большому путешествию. С утра пораньше мы отправились на причал г. Байкальска. Нас встретил легкий ветерок, ласково качавший чаек на волнах. Мы дружно сели на видавший виды катер и отправились в "морской" круиз на другой берег Байкала к живописному участку КБЖД. Стоит отметить, что путь был не столько длинным, сколько долгим, но нас, конечно, это не пугало! Все стояли на палубе и дружно фотографировали ускользающий в дымке берег. Байкальск казался таким крохотным у подножия горы Соболиной... А еще мы наконец-то сумели разглядеть БЦБК, вдоль берега из труб комбината тянулся зловонный дым, заполняя все пространство между озером и хребтом.

Берег исчез в облаках, и началось чудо, как сказала Таня, Солярис... Описать этот круговорот трудно, ощущения были смешанные: где ты находишься? между небом и землей? или между небом и небом? точно в зеркальной небесной сфере. Катер шел медленно, облака плыли внизу и вверху. Там, под нами было метров четыреста воды...



Легкий ветерок, встретивший нас утром на причале, стал сильнее и заметно прохладней. Только самые морозостойкие остались на палубе, все остальные забрались в рубку. Мы с Таней, завернувшись в одеяла, сидели на верхней палубе и пели песню про Священный Байкал. Мы всматривались в бело-голубую даль и вдруг вдалеке увидели плывущий и заглядывающий на нас объект, оказалось, это была нерпа, вот так просто проплывала рядом.
Когда холод окончательно завладел нашими телами, мы присоединились к согревшемуся в кают-компании коллективу. Чтоб скоротать время Женя пытался склонить кого-нибудь к игре в нарды. Я знала о ней лишь понаслышке, но ввязалась-таки и победила мастера-Женю (хочется верить, что он мне не поддавался, и все было честно). Когда мы вновь вышли на палубу, вокруг был густой-густой туман, такой густой, что можно было схватить его в охапку. Капитан был спокоен, как удав, и лишь иногда бросал взгляд на экран эхолота, высматривая косяки рыб. Очень энергичный и позитивный нам попался кэп. Когда мы миновали зону тумана (а может это было просто облако, решившее вздремнуть на озере) мы увидели изумрудные склоны, по кромке которых сто лет назад была проложена самая дорогая железнодорожная ветка – «Золотая пряжка на стальном поясе России».




По узенькому, качающемуся и жутко длинному трапу мы сползли на берег и вышли на железнодорожную станцию Половинная, в это время как раз подошел поезд (редкое явление на КБЖД, надо сказать): тривиальную электричку тянул за собой старенький мотовоз.

Переждав погрузку-выгрузку пассажиров, мы пошли по железнодорожному полотну в сторону туннеля. Как он называется, я не помню, помню лишь, что он тоже был очень длинным, около километра. В кромешной тьме, наступая на шпалы мы шли на свет. Вот где нужно снимать фильмы! И все это сделано руками обычных людей... камушек к камушку.



Мы сошли с полотна на берег. Мысли о купании сами собой испарились (хотя признаться честно утром они еще были). Сняв пыльные кеды мы попытались зайти в воду - бррр.. хотя пляж был очень хорош. Здесь мы устроили «стихийное лежбище» - прямо на песке мы лежали и разглядывали каменистое дно.


Наш катер стоял на приколе, и с берега казалось, что он парит в воздухе, здесь я поверила в удивительную прозрачность байкальской воды. Неожиданно начался дождь, но мы не хотели покидать эти места. Наверное, в пик туристического сезона здесь яблоку негде упасть, а пока берег был пустынным и тихим. В тот день нас провожала лишь одинокая сосна, неизвестным образом ухватившаяся тонкими корням-пальцами за песок...



Семь - символичное число, в большинстве религий оно несет на себе магическую коннотацию. На седьмой день мы отправились в Саяны - край буддизма, шаманов и целебных источников.


Автобус выехал из Байкальска рано утром, в Слюдянке, привычный маршрут резко изменился и свернул в горы. Мы ехали все дальше и дальше от Байкала, по горным серпантинам, мимо откосов Хамар-Дабана. Спустя несколько часов, вдалеке стали очерчиваться острые гольцы Саян, а вокруг раскинулась живописная Тункинская долина. Зеленые равнины полей упирались в каменные стены гор. Рыжие коровы то тут, то там флегматично шагали по трассе, ничуть не смущаясь идущих навстречу машин.


Вблизи дорог скромно ютились небольшие бурятские деревни, лиственница - самый популярный здесь стройматериал, поэтому все дома темно-коричневого цвета. Еще удивило полное отсутствие огородов. У нас бы обязательно здесь выросли теплицы, а здесь – только полянки для выпаса скота. Над Саянами тем временем грудились бело-синие облака. Мы остановились на границе с Бурятией, здесь у приветственного указателя, на возвышении был выстроен дацан. Мы поднялись по крутым ступенькам и прошли турникет (самый обычный турникет, почти как в метро, единственная особенность - проходить нужно обязательно по часовой стрелке, "как солнце движется"). Первое, что бросилось в глаза - белокаменная невысокая ступа. Её тоже нужно было обойти по солнцу трижды, чтоб все задуманное исполнилось (уже и не помню, загадала я тогда что-нибудь, или нет, но ступу обошла). Так состоялось наше первое знакомство с буддизмом. С дацана открывался вид на предгорья Саян.



Следующая остановка была в курортном городе Аршан (бурятский аналог Минеральных вод), здесь мы также посетили дацан, Здесь же мы увидели поле камней. Такие сооружения встречались нам довольно часто, говорят этими каменными пирамидами раньше обозначали особые энергетические зоны, теперь же их с удовольствием складывают туристы.
После мы отправились вверх по реке Кынгарга. Погода не предвещала ничего хорошего. Облака, висевшие раньше на горных вершинах, превратились в серо-черные грозовые тучи, поднялся ветер. Но отступать было поздно, и мы продолжили путь.

Гроза свирепствовала, мы вымокли до нитки, но упрямо царапались вверх, туда, где из узкого ущелья вырывается шумный водопад. Ноги скользили по камням и корням, порой казалось, что вот-вот и очередной порыв ветра опрокинет нас в пропасть. Не опрокинул. В награду нам был пустынный водопад (никто, кроме нас, не решился остаться в ущелье)


Возвращались мы довольные и мокрые. В Аршане нас ждал сытный обед, где мы наконец-то попробовали знаменитые бурятские позы (большие круглые пельмени с горячим вкусным бульоном внутри), ну а бурятский бальзам согрел озябшие тела и души.
На этом наши приключения не закончились.
Перед отъездом мы погуляли по знаменитому аршанскому рынку. Несмотря на то, что Аршан - это город-курорт, рынок здесь вполне обыкновенный. Ожидания были несколько иными, но все-таки он был неплох. Много сушеных трав на развес (здесь я пощупала и понюхала знаменитую "саган дали"), много китайских чаев (Таня не удержалась и накупила разных коробочек, после внимательного осмотра выяснилось, что почти все были просроченные), еще было много монгольских товаров из шерсти.
Из Аршана мы поехали в Жемчуг, купаться в термальных источниках. Путь оказался неблизкий.... По пути мы решили заехать на потухшие вулканы. Мы свернули на проселочную дорогу, проехали покосившуюся деревушку и выехали на равнину: с одной стороны отгороженную островерхой каменной стеной Саян. С противоположной стороны виднелись гибкие очертания Хамар-Дабана, а слева и справа возвышались небольшие холмы. У одного такого "холма" наш автобус пробил колесо. У нас было много времени на изучение кальдеры этого уснувшего миллионы лет назад великана. Мы запаслись туфом, сфотографировались, но автобус не мог двинуться с места. Пока наши немногочисленные мужчины занялись колесом, мы отправились к дальнему "холму" через высокую зеленую траву по высокогорному торфяному болоту (!).

Болота в горах! это просто чудо.. оказалось, что вулкан этот довольно далеко. Идти было все трудней, брюки загнуты по колено, кроссовки с мокрыми носками в руках.. и море удовольствия где-то внутри. Я не дошла до вулкана, наши попутчицы отстали уже давно, вода была уже по колено, под ногами все жмыхало и квакало. Нас успокоили, что змей с этой стороны Саян нет. Я стояла завороженная панорамой гор, табун лошадей медленно продефилировал мимо меня к деревне, солнце клонилось к закату, а Таня и еще две отчаянные души ползли к верхушке вулкана.
Белые клубы облаков вились над горами, а здесь не было ни следа от прошедшей грозы, воздух был пропитан влагой, лицо обнимал свежий ветер.



А потом мы дружно разлеглись на траве, не мешая шиномонтажным работам. Спустя полтора часа автобус стоял на "запаске". Путь продолжился. Мы выехали на асфальт, у таблички с надписью "Жемчуг 10 (?) км" автобус резко затормозил. По счастливой случайности рядом с этой табличкой была еще одна - "шиномонтаж"... К вечеру мы все-таки добрались до Жемчуга, а по пути еще узнали, что здесь самой ходовой "валютой" является бутылка. Ради трех литров буряты готовы даже в пятницу вечером выйти на работу.
В Жемчуге мы окунулись в сероводородный источник, теплая вода с запахом тухлых яиц оказала на наши уставшие организмы удивительно приятное воздействие. Расслабленные и посвежевшие, но все еще немного мокрые мы вернулись в Байкальск, как же хорошо, что у нас была ванна…


Мы покидали Байкальск рано утром. Собрав чемоданы, мы в последний раз полюбовались видом из окна уже ставшей родной квартиры, сфотографировали с балкона гору Соболиную и отправились в путь. Ребята из турфирмы (за неделю мы стали хорошими приятелями) довезли нас до Иркутска, где нас ждал корейский микроавтобус, за рулем которого копошился странного вида дядечка-бурят (стойкий запах перегара выветрился из салона лишь километров через 150). В Иркутске нас передали из рук в руки, теперь за нас отвечала уже другая фирма, мы отправились на остров Ольхон.
Путь был длинный, учитывая, что водитель не отличался дружелюбием и ему льстила слава Михаэля Шумахера. Мы цеплялись за сиденья, когда наш микроавтобус выскакивал на встречку и втискивался между фурами. Теперь я понимаю, что все это было тренировкой перед ольхонскими заездами. В общей сложности путь до порта занял 6 часов. Лесной пейзаж сменился лысыми сопками, кое-где на верхушках холмов мелькали черные пепелища выгоревшего леса, заповедного леса... В порту было очень ветрено, легковые машины вперемешку с автобусами выстроились в длиннющие очереди на паром. Здесь на берегу Малого Моря мы окунулись в интернациональную молодежную среду - толпы иностранных туристов (по большей части немцев и американцев) ждали погрузки. Пока мы плыли по узкому проливу, отделяющему остров Ольхон от большой земли, нам рассказывали истории (вымышленные и реальные) о Сарме - самом страшном ветре на Байкале, мы вглядывались в скалы и облака, что кружили над ними (говорят, что Сарма налетает неожиданно, но старожилы могут её предугадать по «странного вида» облакам). Море было спокойное, было ясно и вовсю светило солнце, ледяной ветер обдавал лицо сыростью.
А вода была такой синей, точно, это было и впрямь настоящее море



К слову сказать, асфальтовые дороги закончились на подъезде к порту, а на самом Ольхоне и гравийные дороги кончились, машины пылили по сопкам. Здесь понимаешь фразу: дорог нет - одни направления. В первые минуты остров не произвел на меня впечатления, серо-желтые голые сопки, пыль, одинокие могилы... бурят, оказывается не хоронят (за редким исключением), поэтому здесь нет понятия кладбище, могилы роют где придется. Зато есть столбы саргэ, но об этом позже. Я думала, ну и что тут особенного, что все так стремятся сюда попасть? Мы приехали в Хужир - рыбацкий поселок, за последние несколько лет превратившийся в большую туристическую базу. Повсюду строительство (ладно, что только деревянное) и рекламные вывески (хорошо, что «кока-кола» сюда еще не добралась) - люди времени зря не теряют. Из удобств – электричество, да и оно заканчивается за поселком. Нас поселили на базе "Солнечная", на самой высокой точке поселка. Скромные деревянные домушки, состоящие из 1 комнаты, но удобства ведь не главное? Туалет с горки направо, а душ с горки налево, правда, вода по большей части температуры окружающей среды, но да не беда - в таких условиях не без удовольствия жили престарелые немцы и юные наследники дядюшки Сэма. Что уж о нас говорить! Быстро разместившись в своем домике, мы отправились осматривать окрестности. Спустились с холма к берегу.


Потом мы долго сидели на берегу, на той стороне Малого моря в синей дымке тумана вытянулся Приморский хребет, там, на склонах, можно было разглядеть "лик Байкала". Довольные гигантские чайки флегматично рылись в песке неподалеку, пляж был почти пуст. Мы побродили по округе и вернулись назад в лагерь... и даже не заметили, что прошли мимо того самого мыса Бурхан со знаменитой горой Шаманкой.

На следующий день я проснулась рано. Мечта сбылась, свой день рождения я встретила в сердце Байкала. Взбодрившись под уличным умывальником, мы довольно плотно позавтракали. Столовая мне напомнила детские летние лагеря - длинные массивные столы, пластиковые подносы, чай-кофе на отдельном столике с веселыми кружками, при всем при этом американцы себя чувствовали здесь вполне комфортно (видимо у нас не все так плохо? а может просто для них это что-то сродни экзотике). В столовой можно было ознакомиться с предлагаемыми на базе экскурсиями (наши были уже оплачены). Экскурсии были рассчитаны на весь день, помимо обзорных были и "морские прогулки" и рыбалка. В общем, тем, кто жил на базе было чем заняться. Общий сбор был у "парадного" входа на базу. Наш маршрут лежал в этот день на самую северную точку острова Ольхон - мыс Хобой.
С нами в приземистую "буханку" сели молодые люди, среди которых отчетливо выделялись веселый болгарин и задумчивый немец. За рулем сидел задорный бурят Вова, по прозвищу Брюс Ли, который, хитро прищурившись, пообещал нам незабываемую поездку. И был прав, я её до сих пор помню. Мы съехали с холма и запылили по дороге, через сосновый лес. Ремней безопасности, конечно, не было, да и зачем, разве смогли бы мы почувствовать своей пятой точкой все корни, выпирающие из земли, разве в кровь попало бы столько адреналина! Девочка-экскурсовод весело смеялась, подпрыгивая на сиденье, а у нас что-то не получалось так радоваться. Одно можно сказать с уверенностью: здесь вполне можно тренировать космонавтов. Проверив вестибулярный аппарат и нервы на прочность, мы вышли на первый привал. С берега хорошо просматривались очертания двух небольших островов Лев и Крокодил.


Следующую остановку мы сделали неподалеку у небезызвестных сэргэ.
Сэргэ – это столбы для коновязи - своего рода места духовного общения бурят, оберег, "древо жизни","ось мира" (что-то подобное было и у славян-язычников). Здесь принято оставлять деньги (и не только здесь, а у всех святынь острова – желтые монеты от женщин, белые - от мужчины), сигареты, конфеты для духа этой земли. К слову сказать, деньги кидать в Байкал не принято, это признак дурного тона, засорения озера. Только камушки.
Далее наш путь лежал к скале "Три брата". Красный лишайник, тишина и потрясающие виды – вот, что мы нашли здесь.
Затем мы побывали в вымершей рыбацкой деревне, когда-то в середине ХХ века здесь располагался лагерь для политзаключенных, выселки и сюда добрались.
Дальше дорога шла по сопкам.

Через полчаса мы были у мыса Хобой. Очень много легенд связано с этим мысом. Говорят, что скала, напоминающая внешне острый клык, со стороны моря, имеет ярко выраженное сходство с профилем женской головы с бюстом, как на древнегреческих галерах. А еще Мыс Хобой находится вблизи самого широкого места Байкала (79,5 км). Поднявшись на самую верхушку мыса по узкой тропке, мы впитывали бесконечную синеву. Погода была отличная, так, что мы даже сумели разглядеть полуостров Святой Нос вдали (а может это было просто облако?).





А потом было что-то странное, обогнув мыс, мы вышли к скале с "окном" (или с дверью?), вокруг которого ползали адреналинозависимые туристы. Мы уселись на склоне и замолчали...все, просто сидели и слушали тишину. Безмолвие длилось минут 15, хотя мне показалось, что прошел целый час. Была ли это медитация? Пожалуй да. Словно само место ввело нас в состояние транса. Такого единения я давно не ощущала. Погруженная в себя, я ощущала тесную связь с природой, окружающим миром, с Байкалом. Это было, действительно, энергетически сильное место, даже скептики не смогли бы устоять от растворенного в воздухе магнетизма. Я праздновала день рождение один на один с собой и один на один с огромным миром. На сэргэ, что установлен на мысе Хобой я завязала ленточку, и сейчас, когда наваливается тоска, когда кажется, что сил не осталось, я вспоминаю эту ленточку, вижу, как она колышется на ветру там, на самой северной оконечности Ольхона...
Мы шли вдоль берега, на место, где Вова-Брюс Ли готовил для нас уху из омуля и чай из ольхонских трав. За международным столом, накрытым под соснами, мы были убеждены, что вкуснее байкальского омуля ничего не может быть. Отдохнув, мы вновь продолжили путь. Нас отвезли к мысу Любовь Мы лазали по скалам и загадывали желания, кидая камни в Байкал. Желания сугубо репродуктивного характера (по рекомендациям старожил), когда мы пошли назад к машине, обернулись и поняли, в чем было дело.

Последним пунктом нашей поездки был поселок Узуры - единственный населенный пункт на восточном берегу Ольхона. Здесь еще работает видавшая виды метеостанция и промышляют малым бизнесом немногочисленные буряты - катают верхом понаехавших туристов.


Уставшие и одухотворенные мы вернулись на базу (экскурсия длилась больше 10 часов).
Перекусив, мы с Таней организовали себе еще одну экскурсию. За поселком, недалеко от нашей базы мы открыли для себя мыс Бурхан. Классический вид Байкала, символ Ольхона – это все было здесь.


Мы сидели на скалах и любовались магической скалой Шаманкой, все вокруг было розовым, может от закатных лучей, а может оттого, что это место, и впрямь было волшебное. Так прошел день. Разве можно представить лучший день рождения!


На третий день жизни в полупоходных условиях база стала почти родной, а её обитатели как члены большой и дружной международной семьи. Иллюзия коммуны не исчезла, мы отправились на озеро Шара-Нуур. В тесном уазике мы сидели рядом с супружеской парой, они оказались очень симпатичными и общительными людьми, муж - пекинец, а жена - полячка (как у них это получилось - остается только догадываться), другие попутчики были также весьма активны и веселы - все они так же жили на нашей базе. Нашим экскурсоводом-водителем и поваром в одном лице стал коренной житель острова - истинный сибиряк дядя Саша. Мне повезло - я заняла место в кабине. Отсюда было хорошо видно, как синяя дымка рассеивалась над сопками, то тут, то там, дорогу нам перебегали суслики.
Машина карабкалась на сопки, хрипя и подпрыгивая. Местные хорошо знают, что кроме таких "буханок" по острову можно проехать лишь на лошади. Узкие и кривые тропки-дорожки в лесу, пыльные сопки и песчаные косы - все это может преодолеть только он - наш родной УАЗ.
Прежде, чем отправиться на "Желтое озеро" (так переводится с бурятского Шара-Нуур), мы высадились в лесу. Дядя Саша остался у машины готовить обед, а мы пошли к берегу Большого Байкала. Падь Идиба - так называется это место. Мы шли вдоль небольшого, поросшего кустами ручья. Я собирала в мешочек байкальские травы, и конечно, "курильский чай", который был повсюду. Такое ощущение, что каждый камень, каждая веточка здесь целебная, точно идешь по волшебному лесу.
Тем временем все искали камень желаний, нашли и мы.

До озера было километра 3-4, тропинка спускалась к берегу, откуда открывался вид на Байкал. Здесь он на самом деле был похож на море – бескрайний, могучий, великий Байкал. Огромные глыбы разрушенной временем и ветрами скалы спускались на берег, сползая в воду, повсюду были так называемые обо - пирамиды из камня, а камней здесь было великое множество.


Я захватила с собой удивительно плоские, как ладошки, гранитные камни (бедный мой чемодан к концу путешествия было невозможно поднять, он был набит мрамором, гранитом, туфом). Обратный путь занял чуть больше времени, да и идти пришлось в гору, а у дяди Саши уже была готова вкусная уха и копченый омуль. Десятый день подряд мы ели омуля и он по-прежнему был вкусным и желанным.
По пути мы встретили стадо коров, которое куда-то шло без пастуха. Говорят, коровы здесь вольные - погуляют и сами придут домой, волков-то все равно на острове нет.

Плотно пообедав, мы поехали на "чудодейственное" озеро. Мы ничего не заподозрили, хотя название озера говорило само за себя - Шара-Нур - желтое озеро. Мы даже планировали купание в лечебных грязях... желание все пропало, когда мы подошли к "озеру", хотя оно больше походило на большую сероводородную лужу, от которой за версту разит тухлыми яйцами. Однако по поверхности с наслаждением плавали многочисленные утки, видимо, боролись с ревматизмом. Мы с Таней тоже взяли себя в руки и подошли к воде. Откинув палкой желтую корку, мы зачерпнули лечебной грязи. Меня хватило лишь на одну ладошку, а Таня намазала (ради здоровья) лицо и колени.



От запаха слегка подташнивало, купаться никто не хотел и мы, побродив вокруг, отправились на базу, а по пути заехали к «хозяину озера» (он, по заверениям дяди Саши, тоже обладал магическим действием, преимущественно репродуктивного характера, мы уже не удивлялись).

На базу мы вернулись около семи вечера. Паковать чемоданы не хотелось, к тому же у нас осталась не выполненной еще одна задача - искупаться в Байкале. Говорят, вода в Байкале целебная, жаль только, что прогревается только к августу. На пустынном пляже мы встретили нашего друга-китайца (видимо, у него была такая же задача, как и у нас). Потрогав воду ногой мы дружно покрылись огромными пупырками, чайки ехидно поглядывали на нас, высокомерно покачиваясь на волнах. Собрав волю в кулак, с мыслью - "я была на Байкале и не искупалась" мы по очереди забежали в воду. Все было как во сне, я не моржую, поэтому сравнивать не могу, но было жутко холодно, внутри все съежилось и застыло. Температура воды была не больше 10 градусов, сердце ёкало, сжималось и взывало к разуму. Сделав два гребка я молниеносно выбросилась на берег, весьма довольная собой и с мыслью; "Я была на Байкале и купалась в Байкале!". Обсохнув на ветру (по рецепту дяди Саши), мы прощались с Великим озером. На завтра был назначен отъезд.


Как мы уезжали, я уже плохо помню: долгий путь в Иркутск, блуждания по серому и дождливому городу, длинная бессонная ночь, ожидание самолета и шестичасовой перелет в Москву, ожидание поезда, прогулки на ВВЦ и путь домой (общей сложности мы не спали двое суток). Прошел почти год с тех пор, как трудно собрать воедино все, что было пережито там, в краю гор и ручьев, на берегу вечного Байкала. Уже роятся планы на следующий отпуск, что это будет? пока не знаю, но уверена в одном, что богаче и прекраснее нашей страны нет на свете. Возможно, в скором времени я решусь на новый опус о былом, о чужестранном, но Байкал все равно будет лучшим местом на земле. Я чувствую его волны внутри, чувствую, как набегают они на каменистый берег моей души. Этот прибой заставляет меня идти дальше, жить дальше.

Отредактировано автором: 14.11.12 12:37:47Сообщить модератору



Спасибо, очень фундаментальный труд.
Цитата:

Температура воды была не больше 10 градусов

- да Вы просто героиня!)
Цитата:

Температура воды была не больше 10 градусов


- да Вы просто героиня!)


Да, есть такое)))

Цитата:

Спасибо, очень фундаментальный труд.


Это из-за переизбытка впечатлений, но писала больше для себя, чтоб сохранить на память. Может кто-то и осилит - дочитает, тот тоже по-своему герой ;)
Очень! А почему Байкальск был выбран базой?
Спасибо)) мы выбирали не базу, а тур, нашли тур с максимальным охватом и за более-менее приемлимые суммы, так получилось, что база у нашей турфирмы именно в Байкальске, о чем мы не особенно сожалеем)))
Понятно. Вот только
Цитата:

тривиальную электричку тянул за собой старенький мотовоз


По КБЖД теперь ходит комфортабельный туристический поезд

http://s019.radikal.ru/i621/1206/b0/5eb98a3e3853.jpg
если вы не заметили, то я разместила фотку в подтверждение, вот она же только издалека:

а вот и тепловоз ТЧЭ-7.

Современные электрички, конечно, ходят, но без электричества, обратиите внимание, опор нет)))
Да я и не спорю:) То, что у Вас, называется "матаня", что раз в день делает рейс Байкал-Слюдянка и обратно.А у меня туристическая развлекаловка Иркутск-Слюдянка-Байкал. В цену единого билета входит и паром ст.Байкал-Листвянка.
а туристический поезд на паравой тяге идет?
Добавить комментарий
Вы не авторизованы.

Для написания комментариев введите свой логин и пароль в правом верхнем углу страницы или зарегистрируйтесь

Отправить в ЛФ: